Все новости

Виктор Онопко: принцип у меня такой: пообещал — сделай

Это был его выбор — предпочесть бешеный ритм Москвы тихой жизни в испанском Овьедо, согласившись на пост заместителя директора Департамента всех сборных России.
Футбол

Это был его выбор — предпочесть бешеный ритм Москвы тихой жизни в испанском
Овьедо, согласившись на пост заместителя директора Департамента всех сборных
России. Так весь январь и «отлетал» — с утра занятия в Высшей школе тренеров, а
по вечерам работа в Российском футбольном союзе. Но Онопко не жалуется: «Я
именно этого и хотел. Ходить на службу, получать зарплату, быть востребованным…»

«За два дня до матча жена уходила спать в другую комнату»

— Да, со свободным временем сейчас просто беда, — соглашается многолетний
капитан сборной России. — За месяц только раз на хоккей удалось выбраться. В
Мытищах на матче «Химик» — «Северсталь» побывал. Друзья пригласили. Очень
понравилось. Арена там просто потрясающая!
 
— Но, глядя на подмосковные красоты, все равно ведь Испания вспоминается,
так?

— Да, Овьедо. Там семья…

— А где жить лучше — в Испании или в России?
— В Испании, безусловно, жизнь легче. Хотя… Несмотря на все наши сложности,
народ здесь душевнее.

— Это вы, наверное, под впечатлением от занятий в ВШТ находитесь. Там ведь
сплошь друзья рядом. Аленичев, Шалимов, Писарев, Кечинов, Ледяхов… Кстати,
Романцев тут в интервью вспоминал, как в спартаковские ваши времена проиграл
Ледяхову в «дыр-дыр», после чего встал в «определенную позу», а Игорь ему по
пятой точке мячом лупил. «Однажды, сволочь, так попал!» — слова Романцева…
— Было дело! (Смеется.) И знаете, что самое интересное? Это ведь я тогда, в
Тарасовке, вместе с Ледяховым против Олега Ивановича играл. Мы с Игорем в паре
были, и Романцев с кем-то — сейчас уже не вспомню с кем. Помню только, что,
когда мы свою «экзекуцию» в действие приводили, весь персонал спартаковской базы
на поле высыпал. Интересно же посмотреть, как Романцева «наказывать» будут!

— Романцева из общего ряда ваших тренеров выделяете?
— Конечно. Этот специалист дал мне больше остальных. С ним я все свои титулы
выиграл. Хотя в принципе я со всеми тренерами общий язык легко находил. Просто
делал свою работу, выполнял их указания и ни в чем не сомневался.

— Помните свои эмоции, когда Романцев вас в «Спартак» пригласил?
— Точно помню, что из «Шахтера» я уходить не хотел — меня и в Донецке все
устраивало. Но жена настояла на переезде в Москву. При этом я с самого начала
был уверен, что в «Спартаке» заиграю. Не знаю откуда, но вот была во мне такая
уверенность!

— Мало кто знает, но вы ведь нападающим начинали…
— Да, но я еще задолго до «Спартака» успел в защитники переквалифицироваться.
Хотя форвард я был и острый, и забивной. (Улыбается.) Но вот решил меня Владимир
Максимович Сальков как-то раз в олимпийской сборной в обороне попробовать. И —
угадал!

— Был шанс вернуться в «Спартак» на закате карьеры?
— Честно говоря, я думал, меня в «Спартак» еще в 2003-м позовут. Я ведь тогда
фактически без работы сидел. Но ко мне с предложением только «Алания»
обратилась. Не то чтобы обидно было… Неприятно. В 2004-м же, когда я все
отборочные матчи за сборную отыграл и мы в финал чемпионата Европы вышли — от
предложений уже отбоя не было. В том числе и «Спартак» приглашал, и Самара. Но
тогда как раз Романцев «Сатурн» возглавил, и я ему слово дал, что в Раменское
перейду. Этому тренеру, сами понимаете, я отказать не мог. А спартаковское
руководство на меня уже после этого разговора вышло. И я в кабинете у Червиченко
подтвердил, что не могу Романцева подвести. Принцип у меня такой: пообещал —
сделай…

— Еще один ваш партнер по «Спартаку» — Андрей Пятницкий — как-то признался,
что после каждого московского матча домой, в Ташкент летал, не всегда успевая к
сроку вернуться. За что получал от Романцева нагоняй. Вы-то, будучи футболистом,
часто спортивный режим нарушали?
— Мое мнение — в футболе можно все. И отдохнуть, и погулять, и вина выпить,
и пива. Единственное, что нужно — знать меру. Когда, где и сколько. Я с этим
вопросом, как мне кажется, неплохо справлялся. Режим никогда не нарушал. Знал,
что за два дня до игры никакого алкоголя, кушать то-то и то-то, жена спит в
одной комнате, я в другой…

— Сейчас с Романцевым общаетесь?
— Нет. Давно не виделись, не разговаривали. Но я же все последние годы в Испании
жил, сейчас в Москве буду больше времени проводить, надеюсь, удастся пообщаться.
Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось.

«Несмотря ни на что, Ярцеву руку подам»

— Что за время карьеры принесло вам наибольшее разочарование, а что —
наибольшее удовлетворение?

— Разочарований нет. Футбол дал мне все. Это, пожалуй, и есть мое главное
удовлетворение от карьеры. Вообще, футбол — это такое занятие, здесь практически
нет минусов. Да, здоровье гробится, но это как и в любом другом виде спорта. Я
имею в виду спорт высших достижений. Частые разлуки с семьей? Не думаю, что это
большая проблема. Наоборот, жена больше любить будет. (Улыбается.) Как, впрочем,
и ты ее. А если будешь все время дома сидеть, скорее устанете друг от друга.

— Переиначу вопрос: самый неприятный момент в карьере?
— В первую очередь, наверное, поражение от бельгийского «Антверпена» в
полуфинале Кубка кубков-93. Помните, там еще португальский судья начудил? Удалил
меня с поля за нарушение, совершенное… Андреем Ивановым! Вот-вот… Жаль, конечно.
Финал-то на легендарном «Уэмбли» проходил. И итальянская «Парма» — второй
финалист — тому «Спартаку» вполне по зубам была. Еще наше домашнее поражение от
украинцев в 99-м занозой в памяти сидит. Точнее — ничья. Удар Шевченко, ошибка
Филимонова и — 1:1. И — прощай, Евро-2000. Ну и, конечно, тот эпизод, когда меня
Ярцев на чемпионат Европы в Португалию не взял. Я тогда все отборочные матчи
отыграл, но перед самым финальным турниром вдруг оказался сборной не нужен. Без
каких-то бы то ни было объяснений. А ведь для меня, 35-летнего, это был
фактически последний шанс сыграть на таком серьезном турнире…

— С Ярцевым отношения поддерживаете?
— Нет, с тех пор ни разу не пересекались.
 
— А если встретитесь, руку подадите?
— Конечно. И поздороваемся, и поговорим…

«На месте Аленичева я бы так не сделал»

— Знаю, у вас были варианты продолжения карьеры и после ухода из «Сатурна».

— Да, был вариант с той же «Аланией», звали во вторую испанскую лигу… Но мы на
семейном совете решили, что пора мне заканчивать. Хотелось больше времени
проводить с женой, с детьми… Это желание все и перевесило.

— Было время, испанские газеты писали о ваших планах в Овьедо футбольную
школу открыть…

— Увы, пока эта идея заморожена. Мэрия города не хочет нам помогать. Нам — это
мне, Карпину, Никифорову. Вернусь ли я к этому проекту? Если честно, я сейчас на
Россию полностью переключился. РФС, школа тренеров…

— Высшая цель, наверное, сборную России возглавить?
— Мне для начала выучиться нужно. А потом… В любом случае, думаю, каждый, кто
учится на тренера, держит в голове такой вариант — работу в национальной
команде. Престижнее этого ведь ничего нет. Сборная — это лицо страны! Как
президент, Кремль, гимн…

— А нет желания в «Спартак» вернуться?
— «Спартак» для меня всегда будет родной командой. Тот период, когда я играл за
красно-белых, был наиболее комфортным в моей карьере. Партнеры, болельщики…
Помню, «Спартак» как-то играл в Чехии, так наши фанаты в жуткий мороз разделись
по пояс, поддерживая команду! Ну а насчет возвращения… Знакомых людей в
руководстве клуба у меня сейчас практически не осталось. Стас Черчесов —
спортивный директор, да еще вот Димка Попов селекционером стал. Хотя, если будет
соответствующее предложение, то я, конечно же, не против.

— Леонид Федун, председатель совета директоров «Спартака», выразил желание
организовать прощальный матч для спартаковцев вашего поколения. Как к этой идее
относитесь?
— Было бы неплохо. Собрать всех тех ребят, с кем мы играли вместе, и
провести, например, поединок против нынешнего «Спартака». Тем более из нашей
команды ни у кого прощального матча не было — ни у Карпина, ни у Ледяхова, ни у
Никифорова… Идея, словом, интересная. Главное, чтобы нашлись люди, способные ее
в жизнь претворить.

— Что вообще о сегодняшнем «Спартаке» думаете?
— Последний чемпионат страны показал — в игре команды произошли изменения к
лучшему. Скорее всего это связано с приходом на пост главного тренера Владимира
Федотова. Но опять-таки, изменения эти пока крайне незначительны. Того
спартаковского стиля, к которому все мы привыкли, по-прежнему нет. Более того,
я, например, думаю, что он уже и не вернется. «Спартак» — не та команда, что
раньше. И футбол уже не тот. Да и вообще нужен ли он нынешнему «Спартаку», стиль
этот?

— Как отнеслись к прошлогоднему поступку Аленичева?
— Сразу скажу: я бы так не поступил. Подобные вещи всегда лучше оставлять в
команде, а не выносить их в прессу. Но критиковать Диму я не хочу и не буду. Я
не знаю, что там на самом деле у них произошло со Старковым.

— 2007 год — год Красной Свиньи. «Спартаку» гороскоп поможет?
— Я в гороскопы верю. Хотя, как говорится, вера верой, но ты и сам не плошай…

О РАБОТЕ В РФС
«Контракт с РФС я подписал до конца 2008 года. Каковы мои функции?
Контролировать, следить за работой всех сборных. Координировать их деятельность.
Первая сборная, молодежная, пять юношеских команд… Подбор тренерских кадров,
селекция игроков, работа научно-методического отдела, общение с тренерами — от
детско-юношеских команд до клубов премьер-лиги… Очень важный момент здесь —
приведение всех наших сборных к общему знаменателю. Игроки, выступающие,
например, за молодежную сборную, должны знать, по какой системе играет первая
команда страны. Буду ли Хиддинка контролировать? Нет. Во-первых, тяжело это. А
во-вторых, не нужно»

Комментарии (0)
Партнерский контент