Максим Ромащенко: вначале было слово
Текст: «Чемпионат»

Максим Ромащенко: вначале было слово

Родился в Украине, обратил на себя внимание специалистов в Белоруссии, завоевал футбольное имя в России, испытал трудности и радости жизни легионера в Турции.
30 января 2007, вторник. 19:28. Футбол
Родился в Украине, обратил на себя внимание специалистов в Белоруссии, завоевал футбольное имя в России, испытал трудности и радости жизни легионера в Турции. Весь этот путь прошел один человек — полузащитник сборной Белоруссии Максим Ромащенко. И, несмотря на то что Максим знает пять языков, свой алфавит он предпочел составить на русском. По просьбе еженедельника "Футбол" разговор начался с буквы "Х", но потом все-таки вернулся к началу алфавита.

Алкоголь. Раньше, в советское время, проблем с этим у футболистов было хоть отбавляй. Лишнее себе позволяли и стар, и млад. Сейчас все более-менее профессионально к этому относятся. У молодых игроков спиртное отошло на второй план. Употреблять алкоголь теперь немодно. А что касается Турции (см. "Т" — Турция), то там вообще по Корану пить запрещено, и почти все этот запрет соблюдают. Как в "Динамо" с этим дела обстоят? Ну, конечно, иногда случается. Но я распространяться на эту тему не могу — нет такой прерогативы. Могу только сказать, что приходить на тренировку нетрезвым — неуважение и к тренерам, и к ребятам. Хотя некоторых тоже понять можно: мало ли что у них в семье случилось? Надо просто подойти к тренеру и сказать: мол, случилось у меня то-то и то-то, и я не выдержал. Чтобы все было по-человечески.

Белоруссия. О Белоруссии у меня самые теплые воспоминания. И о букве "Б" тоже. Эта буква дала мне очень многое и для буквы "Р" — Россия, и для буквы "Ж" — женитьба, и для буквы "К" — карьера, поэтому с ней меня очень многое связывает. Хотя родиной Белоруссию назвать все-таки не могу (см. "И" — "Идеология"). Родился ведь я в Украине, там прошло мое детство, там я начал играть в футбол. Почему сделал выбор в пользу сборной Белоруссии? Не знаю… Вообще я ни о чем не жалею, но если бы была возможность вернуть время назад, то я бы многое изменил.

Выживание. Ситуация, конечно, в "Динамо" сложилась ненормальная. Команда с таким составом — и борется за выживание. То, что там происходит, клуб, конечно, не красит. Кто-то никак не может поделить команду — нет стабильности. В "Динамо" приглашаются футболисты, которые никак не соответствуют уровню команды. Тяжело на все это смотреть — раньше ты должен был поле грызть, чтобы попасть в основу, а теперь если ты чуть-чуть умеешь играть в футбол, то уже выходишь на поле. А со мной, вроде как со старожилом команды, ситуация примерно следующая: недавно состоялся разговор с Кобелевым, и он говорит: "Максим, спасибо тебе за все, но на следующий сезон я тебя не планирую. Трудоустраивайся. Ну, а если не получится, приходи, мы тебя, может, на годик приютим". Я, естественно, все это воспринял как оскорбление. Неужели это все, что я за эти годы заслужил? Складывается впечатление, что к тем, кто к "Динамо" относится лучше, в клубе относятся хуже, а к тем, кто к клубу относится хуже, к тем относятся лучше. Обидно, конечно, ведь я хотел бы остаться в "Динамо" (см. "Ц" — "Цвета").

"Газиантепспор". Когда поступило предложение поехать в Турцию, не сразу даже удалось произнести название этого клуба. О "Галатасарае", "Фенербахче", "Бешикташе" я что-то знал, а о "Газиантепспоре" — ничего. Ну, мне сказали, что это хорошая команда, которая всегда занимает четвертое-пятое места. Хотелось попробовать себя на европейском уровне, пусть и не в самой известной команде. И Валерий Георгиевич (Газзаев. — Ред.) тоже тогда сказал, что не каждый день такой шанс выпадает — и с карьерной точки зрения, и с финансовой. Это было в 2000 году, мне 24 тогда исполнилось. Турки заплатили "Динамо" то ли 800 тысяч, то ли миллион, не знаю даже. Условия на тот момент, конечно, в "Газиантепспоре" были отличные. Если в Москве у меня квартира была

60 кв. м, то в Турции предоставили в два раза большую площадь. И с финансами там раза в два дела лучше обстояли (см. "З" — "Зарплата"). Ну, а в игре, конечно, тяжело поначалу было. Я же привык к коллективному футболу, а там все на себя играют, никому мяч не отдают. Помню, мне даже замечание делали: "Почему так быстро от мяча избавляешься, может, боишься чего-то, не уверен в себе?". Пришлось говорить, что у нас в России все так играют.

Дети. Детей у меня двое (см. "Ч" — "Чувства"). Старшая — девочка и младший — сын Марат. Парень с мячом с самого рождения, спокойно на диване не сидит, все время его по квартире гоняет. Уже видно, что футболистом станет, хотя ему еще только четыре с половиной. Чуть подрастет, надо будет в школу футбольную отдать, а пока главное — направить его на правильный путь. Конечно, хотелось бы, чтобы из него получился хороший игрок. Кстати, он тоже левша (см. "Л" — "Левша"), как и папа. Пытаюсь научить его играть обеими ногами, но пока, похоже, рановато. Маленький еще.

Есипов. Неприятная, конечно, история получилась (31 марта 2006 года, матч "Динамо" — "Сатурн"). Помню, я Валеру обыграл, а он меня локтем ударил. Судья (Сергей Фурса. — Ред.) тут же подбежал, и я ему все объяснил: "Товарищ судья, обратите внимание: я его обыграл, а он меня локтем ударил". Но судья слушать не стал, а стал мне рот затыкать: "Это не твое дело, — говорит. — Что ты мне рассказываешь? Давай играй в футбол!". В общем, слово за слово... Потом и Валера подключился. Пошли уже чисто на русском языке разговаривать. Ну и все. Судья дал нам по красной карточке, и мы пошли. На эмоциях все, конечно, получилось. Все-таки он мой старший товарищ, поэтому, пользуясь случаем, хочу перед ним еще раз извиниться (см. "К" — "Конфликты").

Жадность. Чем человек становится богаче, тем он жаднее (см. "О" — "Обеспеченность"). Очень часто так происходит: что-то у человека меняется в голове, как только у него появляются большие деньги. Приятно считать себя исключением. Хотя, может, я просто еще столько не заработал (смеется).

Зарплата. Если раньше для меня зарплата всегда была на втором месте после команды — я играл на поле только за авторитет клуба, за его честь, правдой-неправдой защищал его интересы, — то сегодня, после того как со мной подобным образом поступили, пересмотрел свои взгляды. Теперь понимаю, что прежде всего должен заботиться о себе и своей семье (см. "Д" — "Дети").

Идеология. Нельзя сказать, что идеология Лукашенко мне по душе. Многим в Белоруссии нравится, но многим и не нравится (см. "Б" — "Белоруссия"). Там тихо, спокойно, рабочий класс в основном живет, люди работают, слегка зарабатывают. Но нормально зарабатывать честным путем там, конечно, очень сложно, если вообще возможно. Многие завязывают со своим средним бизнесом. Развитие футбола там тоже, конечно, на низком уровне. Нам говорят: "Вот вы выиграйте, а мы посмотрим". Сейчас такой подход уже не проходит, таким способом ничего не добьешься. В России это уже поняли. Ну, а в целом, когда в Белоруссию приезжаешь из Москвы, возникает ощущение, что оказываешься в прошлом. Обстановка везде спокойная, никакого пафоса, даже в Минске. Зато водители там отличные, увидят хотя бы одного человека на тротуаре — остановятся, пропустят. Культура.

Конфликты. Я не люблю людей, которые злоупотребляют своим положением. Которые в прессе говорят о своем патриотизме, а потом решают какие-то свои задачи. Бог им судья, конечно, но я не могу считать этих двуличных людей профессионалами. Это я о Пунтусе (главный тренер сборной Белоруссии. — Ред.). Если вкратце о нем рассказать, то этот человек все время подыскивал момент, чтобы меня из сборной убрать и поставить кого-то на мое место. Говорил всякое про меня в прессе. А я говорил свое. Очень приятно, что многие болельщики все поняли и меня поддержали. Для нас, футболистов, общественное мнение очень многое значит. И такая ситуация была не только со мной. Пунтус то же самое делал и с Гуренко, и с Кульчием, и с Кутузовым. На позициях этих игроков у него были свои люди. Но, как все понимают, замены оказывались неравноценными. Так что при этом тренере я даже не хочу думать о возвращении в сборную, хотя, конечно, команде помочь хотелось бы. В Турции, кстати, похожая ситуация однажды случилась. Пришел в клуб новый тренер и стал своего игрока продвигать в основу — как назло левого полузащитника. А я в то время по рейтингам и разным показателям одним из лучших в команде был. И вот в одном матче он выпустил меня на замену, а через пять минут убрал с поля… Я такую несправедливость терпеть не стал, снял футболку, кинул в него. Потом меня сильно ругали за это. На футболке же турецкий флаг вышит, а это для турков святое. В общем, оштрафовали меня на крупную сумму, пришлось извиняться перед командой и болельщиками. Но перед тренером не стал. А вообще я неконфликтный человек (см. "Е" — "Есипов").

Левша. Знаю, что это было дурным тоном в Советском Союзе — быть левшой, и всех пытались сделать правшами. Наверное, и меня переучивали, но я ничего не помню, надо у родителей спросить. А вообще со мной интересная ситуация получается — я левой ногой в футбол играю, а пишу правой рукой. Если случается в хоккей поиграть, то бью с левой стороны, а в гольфе — с правой. В настольный и большой теннис правой рукой играю. Уникальный человек, можно сказать (улыбается). А на поле быть левшой мне очень удобно (см. "С" — "Семин"). Защитников удается зачастую обманывать своими финтами, ведь им сложнее на них реагировать, так как им привычнее играть против правшей.

Мирослав — это мой родной брат, и этим все сказано (см. "О" — "Обеспеченность"). Он всегда направлял меня в правильное русло, никогда не давал слабины. На то он, в общем-то, и старший брат. Обидно, конечно, что сейчас мы уже не так часто видимся, как в юности, — теперь у каждого из нас своя жизнь. Ну, а Мирослав — молодец. Представьте, в 28 лет человек попадает в романцевский "Спартак" — в такую команду, в сборной играет, и тут с ним случается эта травма. Было очень тяжело, но он с достоинством перенес все беды. И теперь полон сил на новом поприще. Вот чемпионат со спартаковским дублем выиграл. Знаете, он такой человек, что готов всего себя отдать, чтобы помочь своим ребятишкам. Кроме того, он максималист и всегда хочет добиваться только высших целей. Что, собственно, в первый же год работы с дублем «Спартака» и сделал.

Настроение. Не могу скрывать свое плохое настроение. Если на праздник какой-нибудь идем, пытаюсь его скрыть, но никак не получается. Все замечают, что со мной что-то не так. Правда, у меня и с хорошим настроением то же самое. Я вообще свои чувства никогда не скрываю (см. "Ч" — "Чувства").

Обеспеченность. Ощущение, что ты обеспеченный человек, особенно опасно для молодых ребят. Это "звездная болезнь". С ней бороться далеко не каждый может. И меня она однажды накрыла, когда еще в Украине играл, лет 17 — 18 мне было. Но брат (см. — "М" — "Мирослав") меня быстро на землю опустил. Как с этим бороться? Никогда не останавливаться на достигнутом и не считать себя героем. Как только ты это сделал, то все — тебе капут. Если настало завтра, то вчера — это уже прошлое. Как сказал мне один друг: прошлое надо помнить, но жить настоящим.

Португальцы. Не могу сказать о них ничего плохого. Если кому-то казалось, что парни не выкладываются в матчах за "Динамо", то это не так. Почему тогда за выживание (см. "В" — "Выживание") боролись? Только из-за того, что с клубом творится. А все, что писали в прессе о том, что португальцы не общаются с русскими, а русские не общаются с португальцами, — это все ерунда. Эти статьи в том числе подпортили ситуацию внутри команды. А так — вот пару дней назад встретил случайно в магазине Данни и Сисеру. Хорошие ребята. Поговорили немного — они уже русский слегка подучили. Рады были меня видеть, а я — их.

Романцев. С Олегом Ивановичем у меня очень хорошо сложились отношения. Этот человек — настоящий профессионал. У нас принято считать, что Романцев ни с кем не разговаривает, постоянно молчит. Должен сказать, что это неправда. Я мог в любой момент к нему подойти и поговорить о том, что на душе, поделиться чем-то, посоветоваться. Он открытый человек, хороший психолог и всегда может дать дельный совет (см. "У" — "Удача"). Он строгий и в то же время мягкий. С ним очень хорошо работалось.

Семин. Юрий Павлович, когда возглавил "Динамо", все-таки не смог найти подход к команде, объединить всех одной целью, что ли. Он столкнулся с теми же проблемами, что и другие тренеры до него. А что касается меня, то никаких конфликтов, как могло кому-то показаться, у меня с ним не было. Просто я всю жизнь играл на левой бровке — левым нападающим, левым защитником, полузащитником, привык к тому, что вся игра разворачивается по правую сторону от меня, а Юрий Павлович меня направо стал ставить. "Хороший футболист должен уметь играть на любой позиции…" — так он объяснил мне свое решение (см. "Л" — "Левша").

Турция. Страна оставила отличное впечатление. И у меня, и у моей семьи. Проведенное в Турции время стало для нас чем-то вроде долгосрочного уик-энда (см. "Г" — "Газиантепспор"). Никаких забот. Доброжелательные, открытые, гостеприимные люди. Они могут к тебе просто так домой прийти, подарок принести, еду какую-нибудь, поинтересоваться, как дела. Причем все это незнакомые люди. С детьми, если они вдруг куда-то убежали, турки поиграют, как со своими, угостят шоколадкой или арахисом и обратно приведут. Парки чистые, как на картинке, ровно подстриженные газоны, и никто по ним не ходит. Культура, одним словом.

Удача. Сопутствует ли она мне по жизни? Пожалуй, нет. Удача мне не сопутствует. Если все идет хорошо, то стоит приоткрыть дверь, и сразу приходит неудача. Почему-то так получается, что всем, кого знаю, ошибки сходят с рук, хоть сто раз ошибаются, и ничего не происходит. А мне, например, стоит дать пас чужому, и все — катастрофа. Обязательно пропустим гол. Я никогда не понимал, почему со мной всегда так происходит. Я с одним человеком беседовал на этот счет — с Романцевым (см. "Р" — "Романцев") Олегом Ивановичем, спрашивал, в чем дело, советовался. Он говорит, что все просто привыкли, что они постоянно ошибаются, и не обращают на это внимания, а ты не делаешь ошибок, вот и бросается в глаза каждый твой недочет.

Фатих Текке. Отличный парень, у нас с ним очень теплые отношения сложились. Мы в "Трабзонспоре" с ним вместе поиграли. Не знаю, почему о нем здесь говорили: мол, драчуном был и скандалистом, а как в "Зенит" перешел, сразу успокоился… Никогда ничего подобного за ним не замечал. Вполне спокойный человек (см. "Т" — "Турция"). Ну так, иногда с судьей может на повышенных тонах поговорить, но только на правах капитана.

Хобби. Хорошо, что на эту букву у вас слово "хобби" (смеется). Что я делаю, когда не надо играть в футбол? Люблю побыть в кругу семьи, уделить внимание своим родным, детям (см. "Д" — "Дети"). Ну, а если у меня есть хотя бы денька два, то езжу на рыбалку. Игры никакие особо не люблю. Так, если только на курорте в теннис поиграть слегка. А в остальном — только футбол.

Цвета. "Динамо" для меня не чужой клуб (см. "В" — "Выживание"). Я вполне могу назвать себя динамовцем. И мне очень захотелось вернуться в эту команду, что я и сделал. Жаль только, что не удастся завершить в ней карьеру.

Чувства. Не люблю обман, не люблю неискренность. Может, конечно, в этом мире надо быть более осторожным, но я не считаю, что открытость — это тупость, и предпочитаю оставаться открытым человеком. Жену мою зовут Виктория (победа всегда со мной!), и вместе мы уже 11 лет. Вот с чем мне повезло (см. "У" — "Удача"), так это с ней. Этот человек очень искренен, никогда не пользуется моим положением, статусом. Мы с ней начинали практически с нуля: она училась в университете, а я только начинал свою карьеру, зарабатывал триста долларов… Мы просто полюбили друг друга и с тех пор вместе. Так что у нас все по любви. Жаль, что сейчас это редкость. Сейчас такие девушки, что стоит моргнуть, как — ух… — обчистят до нуля, и придется все заново начинать.

Штрафные. Левшей (см. "Л" — "Левша") как таковых мало, но кого ни возьми — все звезды. Взять тех же Ривалдо, Хаджи, Ревиво, Роберто Карлоса… Я всегда брал с них пример. А отрабатывать штрафные удары начал еще с детства. Мне в этом помогал мой отец, который заставлял бить босой ногой по килограммовым мячам. Ставил стенку, вырезал в ней дырку, и я должен был в нее попасть мячом. Раньше, конечно, мне все это не нравилось, я бы лучше с пацанами пошел погулять... Но теперь понимаю, что такие занятия пошли на пользу. Скоро с сыном буду так заниматься, хочу передать ему все знания и умения, что у меня есть (см. "Д" — "Дети").

Щедрость Может быть, нескромно будет так говорить, но я считаю себя щедрым человеком. И все мои родные, друзья, знакомые меня таковым считают. Причем от благосостояния это никак не зависит (см. "О" — "Обеспеченность"). Я и в детстве таким был — никогда ничего для друзей не жалел. Как и они для меня.

Эмоции. По характеру я не такой спокойный, как Кафу, но и не такой, как Володя Бесчастных, который говорит, говорит, говорит… — душа компании... Все-таки я, наверное, чуть ближе к Володе. Тоже веселый, не люблю грустить, уходить в себя (см. "Ч" — "Чувства").

Юность. Если сравнивать меня с товарищами, то я не был окружен женским вниманием. Хотя вроде не урод (смеется), и не глупый, и посмеяться люблю. Но как-то не сложилось, не знаю почему. Но, может, оно и к лучшему. Не отвлекали по крайней мере. Ведь из-за этого многие ребята с футболом завязывают. То пьянки, то гулянки, то дискотеки, ночные разборки. Меня все это как-то стороной обошло, и слава богу (см. "А" — "Алкоголь").

Язык. Какими языками владею? Украинским, белорусским, турецким, русским, английским. Сколько получается? Пять? Ну пусть с матерным шесть будет (смеется) (см. "Х" — "Хобби").
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →