Широков: со мной не идут на контракт
Текст: «Чемпионат»

Широков: со мной не идут на контракт

Роман Широков пригласил Football Magazine в ресторанчик возле "Петровского".
21 мая 2011, суббота. 00:30. Футбол
Роман Широков пригласил Football Magazine в ресторанчик возле "Петровского". Даже в выходной люди из этой команды рядом: за соседним столиком сидели Владислав Радимов, Александр Кержаков и Анатолий Давыдов. Смотрели не отрываясь хоккейный плей-офф. Широков тоже нет-нет, да и отвлекался в сторону экрана. Интересно, смотрят хоккеисты так же игры "Зенита"? Жаль, нет в нашем футболе плей-офф…

***

— В июле вам 30. Но такое ощущение, что прибавляете и прибавляете.
— Хотелось бы в это верить. И задача такая стоит. Когда мы с вами в первый раз встречались несколько лет назад, я уже тогда сказал: надо во всем преодолевать себя. Вот к этому и стремлюсь.

— Как же вы будете играть в 35?
— Как Олег Петров в 40 за "Атлант". Когда смотришь на Семака или Зырянова, не страшно стареть в футбольном смысле. Они сейчас играют намного лучше, чем прежде… Может, "намного" я напрасно произнёс, но точно лучше. Опыт пришёл, скорость не растеряли.

— Удивляетесь их долголетию?
— Совсем нет. Это вы удивляетесь – потому что не видите, как они работают. Просто пример для подражания.

— При слове "трудоголик" кто первым приходит на ум?
— Из игроков – Семак и Зырянов. Из тренеров – Спаллетти со своим штабом. Даже если у нас одна тренировка, на базу они приезжают к 8 утра, а уезжают в 5 вечера. Поразительно!

— В ваших прежних командах этого не случалось?
— Нет. Кто-то из тренеров мог пораньше прибыть на базу. Но чтобы весь штаб, да ещё постоянно в таком режиме работал – такого нигде не видел.

— Как прокомментируете решение КДК засчитать "Зениту" техническое поражение за нарушение регламента в матче с ЦСКА?
— Все мысли, которые у меня были на эту тему, я уже сказал сразу после игры. Больше добавить нечего.

— Тогда ещё только один вопрос. Сам-то Спаллетти перед командой извинился?
— На следующий день состоялось собрание, на котором все, кто виноват в этой истории, принесли футболистам извинения. В том числе главный тренер.

— Вас удивило "дело Никезича"?
— Я сам, к счастью, не сталкивался, но слышал, что в наших клубах такое бывает. Игроков вынуждали подписывать отказ от претензий. Когда сидит много народа, угрожают и бьют, волей-неволей задумаешься: вдруг они и на большее способны?

— Били людей?
— Насколько я слышал, да. Причём с русскими ребятами так не поступали – именно с легионерами.

— Ваш контракт с "Зенитом" до сих пор не продлён. Удалось мысленно отстраниться от этой проблемы? Перевести её целиком на агента Арсена Минасова?
— Ну да, он как раз этим занимается. Я перестал забивать себе голову.

— И когда наступит ясность?
— Понятия не имею. Наверное, в любой момент. Вот сейчас сидим, разговариваем с вами, а ясность, возможно, наступает. Может, найдёт на руководителей клуба озарение, скажут: "Сегодня подписываем!" Или – завтра.

— Вы чувствуете, что клуб думает над этим вопросом?
— Честно говоря, нет. А может, и думает, но никак не выказывает.

— То есть 1 января вы становитесь свободным агентом?
— Да. А с 1 июля могу вести переговоры с любой командой. У "Зенита" уже были прецеденты – Погребняк, Тимощук. Видимо, ничему не учит история своих же ошибок.

— Нам кажется, такую команду, как "Зенит", вы покинете без большой радости.
— У меня и нет такой задачи – уйти. Я сколько раз говорил: меня в Петербурге всё устраивает, всё нравится. Вопрос в том, что со мной, похоже, особо не рвутся продлевать контракт.

— Вы полагаете?
— Раз до сих пор не было никаких предметных разговоров, наверное, это о чём-то говорит.

— Странная ситуация. Тем более если человек здорово играет и, очевидно, нужен Спаллетти.
— Может, Спаллетти я и нужен, а руководству – нет. Вдруг у них другие планы? Пишут же газеты, что Спаллетти уходит — может, здесь просто ждут нового тренера? Чтобы узнать, какие игроки понадобятся ему?

— Вы в такое верите?
— Ничего нельзя исключать.

— Ни о каких собственных словах по поводу своей контрактной эпопеи вы не жалели?
— Абсолютно нет.

— Со стороны казалось, что всё-таки пожалели. Поэтому ситуация "заигралась".
— Так я же ничего плохого не говорил. Просто представили так: Широкову всё равно, останется он в "Зените" или нет. Но я таких слов не произносил. Сказал иначе: приму любое решение руководства. Если посчитают нужным продлить со мной контракт – отлично. Нет? Пойдём в другой клуб.

— Московское "Динамо" действительно зимой хотело вас купить?
— Говорят, да. Вроде бы присылали письмо в "Зенит".

— С вами лично не беседовали?
— Так мне нельзя вести переговоры. На меня даже не пытались выходить.

— Спаллетти в конце сезона жёстко высказался на вашу тему.
— История вышла непонятная. Кто-то чуточку неправильно перевёл его слова. Да и я, может, жестковато ответил. Это было полгода назад – думаю, все об этом уже забыли. У меня со Спаллетти никаких проблем.

***

— Ну и слава богу. Вы второй сезон работаете вместе. Чем Спаллетти отличается от всех тренеров, которые были в вашей жизни?
— Более фундаментальный, что ли. Очень скрупулезно ко всему относится. Два часа может рассуждать, когда нам уезжать из гостиницы, например. Но он не сильно отличается от всех остальных, если говорить о тренерах-максималистах. Естественно, мы вместе в ресторан не ходим и близко не общаемся. Насколько знаю, он практически ни с кем так не общается.

— Голос на вас повышает?
— Повышал, и не раз. На сборах в том году бывало. Но просто так не кричит. Допустим, после удаления в игре с "Томью" мне ничего не сказал: и он, и я понимали, что подвел команду. Мне ещё, так сказать, повезло, что травму получил и следующие две игры все равно пропускал.

— Но штраф заплатили?
— Разумеется.

— В "Зените" фиксированные суммы?
— У нас есть внутрикомандный штраф и тот, который выписывает руководство.

— В чём разница?
— Одни штрафы остаются в команде. Потом или идём куда-то вместе, или отправляем эти деньги на благотворительность. А второй уходит в клуб.

— Какой оказался больнее?
— Внутрикомандный. Достаточно серьёзная сумма.

— Как потратили?
— Не знаю. Надо у Славы Малафеева спросить, он отвечает за эту кассу. После такого штрафа больше никому не захочется удаляться.

— Это самый большой штраф в вашей жизни?
— Однозначно. И самый нелепый, просто из ничего. Я даже в лицо Ким Нам Илю не попал, только по рукам. Судья момента не заметил, ему боковой подсказал.

— Когда обнаружили окровавленного Спаллетти после матча с "Ростовом", о чем подумали?
— Это когда он о козырёк скамейки ударился? Я его не видел, мне после рассказали.

— И голым по пояс его не видели?
— Нет. Я не играл в том матче, стоял у бровки. Был такой мороз, что убежал под трибуны самым первым. Когда узнал, что Спаллетти разделся, не удивился. Что-то он наверняка придумал бы. Всегда отмечает болельщиков: "Они приходят, раздеваются, мы должны отблагодарить".

— А если б вас попросили раздеться?
— Не стал бы. Было очень холодно. Фанаты могут себе позволить поболеть пару дней – а мне нельзя.

— После победы в Кубке Спаллетти подарил игрокам какие-то кулоны.
— Да. И после чемпионства тоже кулончики дарил. Написано: "Победители чемпионата и обладатели Кубка России 2010 года".

— Не носите?
— Жена носит. Я смотрю, у многих игроков жёны носят. Красивый кулон, с бриллиантиком. Выгравирован номер каждого игрока. Впервые сталкиваюсь с тем, что тренер что-то дарит. Для ребят это был огромный сюрприз.

— Вы Спаллетти, кажется, отблагодарили?
— Да, сбросились, и Слава на первом сборе заказал небольшие золотые слитки. Всему тренерскому составу и персоналу подарили. Посовещались в команде и решили вот так отличиться. Мне кажется, это хорошая традиция. Надеюсь, будет продолжение. Главное — не повторяться.

— Владислав Радимов силён в подарках: Дмитрию Хохлову вручал то зенитовский халат, то машинку для пересчёта денег.
— Теперь в курсе, к кому обращаться за советом.

— А у вас он отобрал зенитовскую шапочку и отдал Михаилу Шацу.
— Не отобрал, а попросил. Шац говорит: хочу такую шапку купить и никак не попаду в зенитовский магазин. Это было после домашней игры с "Андерлехтом", магазин уже закрылся. Вручили мою.

— С Шацем дружите?
— Хорошо общаемся. Но общение своеобразное, одни шутки-прибаутки. О серьёзном не говорим.

— Есть другие знаменитые болельщики "Зенита": Боярский, Мигицко…
— Мы даже не знакомы.

— Известные люди после контрактной истории подходили к вам с разговорами: "Рома, не уходи, пожалуйста"?
— Кроме болельщиков, ко мне никто не подходил. Зато вот они, фанаты, что-то говорят постоянно. В Twitter пишут: "Когда продлишь контракт?" Отвечаю: ребята, не всё от меня зависит. Я для того и завёл свою страничку в Twitter, чтобы теснее общаться с болельщиками.

— Наверняка пишут много ерунды.
— Нет, как ни странно. Откровенной чуши, как на гостевых, почти нет. Дебилы до Twitter ещё не добрались.

— Вы вступили в горячий диалог с телеведущим Владимиром Соловьёвым. Зачем?
— Мне не понравились его выражения типа "хватит страну позорить"… И мы ему ответили.

— "Мы" — это кто?
— Сначала отвечал я, затем присоединились Костя Зырянов и Сергей Игнашевич.

— Но что-то есть здравомыслящее в речах Соловьёва?
— Абсолютно ничего. Может, игра и была неплохой, но с Арменией в итоге вышло 0:0. Результата нет. Поэтому все недовольны. Мы – тоже. Ехали ведь в Ереван за победой. Прекрасно понимали: выигрываем сейчас у Армении два матча и отрываемся от конкурентов. Спокойно готовимся к домашним играм. Побеждаем там – и нас уже никто не догоняет. Так что нам и без Соловьёва все ясно. Но вот говорить, что мы "позорим", всё-таки неправильно…

— Кстати, вам было бы любопытно пообщаться с ним живьём, а не через Twitter?
— Да. Достойный человек, мне всегда нравились его передачи. Просто не надо думать, что ты во всех вещах дока. В каких-то – несомненно. Но не в футболе.

— Соловьёву вы посоветовали смотреть футбол по каналу "Ностальгия". А сами этот канал смотрите?
— Нет. К слову, как и старые матчи.

— Почему?
— Скучно. Современный футбол гораздо быстрее и интереснее.

***

— Сергей Фурсенко на днях обронил: "Сборная играет хорошо. Она играет интересно". Многие рассмеялись.
— Скажу так: во всех официальных матчах мы и впрямь играли хорошо. Кроме второго тайма с Македонией. Вот товарищеские игры были откровенно плохими.

— Как считаете, почему пошла такая волна критики? Почему не видят хорошей игры?
— Думаю, это заказ. Кому-то надо убрать Сергея Александровича, а вместе с ним и Адвоката. По-моему, это очевидно.

— Радимов в прошлом из толпы критиков выделял бывшего игрока "Зенита" Веденеева. Тот ему казался самым оголтелым. Кого выделяете вы?
— Никого, все они одинаковые. Хотя одна фраза после Ирана врезалась в память. Игорь Яновский поразил: "Когда вижу, как играет сборная, хочется переключить канал". Такое ощущение, что когда он играл, все бежали смотреть на него. Ладно, когда в октябре решим задачу, будут совсем другие разговоры вокруг сборной. Правда, не исключено, некоторые заведут старую пластинку: дескать, вы, конечно, молодцы, но что с такой игрой вам делать на чемпионате Европы?

— Для себя разобрались, почему после Евро-2008 Гус Хиддинк в сборную вас больше не вызывал?
— Во многом это моя вина. Не скажу, что снизил к себе требования или удача ушла. Но что-то перестало получаться. Сам Хиддинк позже обмолвился, что я начал допускать ошибки, которые бросались в глаза, потому что приводили к голам. После этого в состав "Зенита" всё реже попадал, а в такой ситуации на приглашение в сборную рассчитывать наивно.

— Но всем кажется, что за этим стоит какая-то тайна.
— Возможно все. Может, дело ещё в интервью после стартового матча с Испанией, когда я сказал, что у нас не было разбора игры Вильи. Возможно, Хиддинку мои слова неверно перевели. Или кто-то из людей, которым он доверяет, что-то нашептал про меня… Хотя, если б я играл постоянно в "Зените", наверное, меня бы продолжали вызывать в сборную. По крайней мере, со стороны самого Хиддинка никакой антипатии не чувствовал. Как-то случайно встретились на сборах – Гус ко мне отнёсся с большой теплотой.

— У вас есть желание поиграть за границей?
— Это не самоцель. К тому же мне скоро 30. Сильно сомневаюсь, что уеду в Европу.

— Аршавин ради этого агента поменял. Вам такая идея в голову не приходила?
— Нет. С Минасовым работаю с 2005 года. У нас хорошие отношения. Да и связи за границей у него есть. Он рассказывал, что варианты там были – правда, не слишком конкретные.

— Почему вы сказали, что в Германию точно не поедете?
— Не по душе мне немецкий футбол. Вот Англия, Испания – другое дело.

— Когда смотрите на "Арсенал", не возникает мысль: "Здесь бы я спокойно играл"?
— Не возникает. Конечно, в такой клуб попасть хотелось бы. Арсен Венгер настолько здорово поставил игру, что "Арсенал" демонстрирует суперфутбол. А ведь там нет суперзвёзд. Просто мастеровитые ребята.

— Какой собственный гол вспоминаете с особенным удовольствием?
— Красивым получился мой первый гол за сборную – в матче с Болгарией. И ещё с "Сибирью" в прошлом году. Но там больше заслуга Данни, который обыграл двоих и отдал пас пяткой. Мне оставалось лишь мимо вратаря катнуть мяч. Что и сделал.

— Когда у футболиста что-то не клеится, ему часто предлагают пойти в церковь, свечку поставить. Верите в такие вещи?
— Был случай с Сашей Тихоновецким. Он в ЦСКА долго не забивал. Потом мама нашего общего друга посоветовала в церковь сходить. Он сходил, поставил свечку – и уже в следующем матче забил. Иногда и у меня такое бывает. Но всё-таки не думаю, что это так уж напрямую связано.

— С Тихоновецким когда-то вы дружили.
— Мы и сейчас общаемся. Правда, в последнее время он куда-то потерялся. То ли номер сменил. То ли с "Лучом" где-то на выезде был. Никак не могу до Саши дозвониться. О том, что в матче с "Мордовией" он ногу сломал, узнал из газет. Дай бог, чтоб поскорее восстановился и вернулся на поле.

— Что вы сказали Тихоновецкому, когда его дисквалифицировали на восемь месяцев за употребление марихуаны?
— Задал один вопрос: "Как такое могло произойти?" Он сказал, что сам виноват. У меня в голове не укладывается, для чего ему это было нужно.

***

— Правда, что вы извинились после первого нашего интервью перед Курбаном Бердыевым?
— Да. Когда мы 1:4 проиграли, я подошёл к раздевалке "Рубина". Меня не хотели пускать.

— Почему?
— Охранник, наверное, решил, что драться собираюсь. Или ещё что-то добавить к тому интервью. Я увидел Кафанова, говорю ему: позовите Бердыева. Тот вышел, спокойно пообщались.

— Заготовили речь?
— Нет, все экспромтом. Сказал: "В некоторых моментах я был не прав". Он ответил: "Ничего страшного, зла не держу". После этого говорили много раз.

— Тяжело извиняться?
— Если был не прав – легко. В каких-то моментах я же действительно был не прав.

— Интересно, в каких же?
— Не надо было про его веру ничего говорить. Про бюджет "Рубина", наверное, тоже. Команда-то даёт результат. Всё остальное было по делу. Только не понимаю, почему некоторые из этого интервью сделали единственный вывод: мол, Широков алкоголик. Я алкоголиком не был. Да, мы выпивали, но в меру. Такого, чтобы стоял по утрам с дрожащей и протянутой рукой, никогда не было и не будет.

— К спиртному с тех пор вообще не притрагиваетесь?
— Пиво иногда могу себе позволить. Но не в таком количестве, чтобы напиваться, пока не упадёшь.

— И не девятую "Балтику", как во времена мятежной юности?
— Нет, конечно. Что-нибудь полегче.

— А как же шампанское в раздевалке по случаю громких побед?
— В "Зените" нет такой традиции. Когда выиграли Кубок УЕФА, в раздевалке было пиво. Но это благодаря спонсору турнира, кажется, "Хайнекену". А шампанское за всё время в нашей раздевалке появлялось раза два. Когда Суперкубок в Монако выиграли, да год назад после победы в Кубке кто-то принёс. И всё.

— Странно.
— Меня это тоже удивляет.

— Последний человек, у которого вы попросили прощения?
— Жена. Нагрубил ей. Со мной такое бывает, взрываюсь мгновенно. Может, она и права, но я уже выпалил что-то.

— Вас быстро отпускает?
— Практически сразу. Моментально понимаю, когда я не прав. Перед футбольными людьми, кроме Бердыева, я не извинялся.

— Зато к вам футбольный человек приходил извиняться. Виктор Гусев.
— Приходил. Я не отрицаю.

— На чемпионате Европы?
— Да, когда мы вышли в полуфинал. Хоть он до этого был на одной из тренировок – и вполне мог подойти. Не-е, я на него зла не держу. Обычная ситуация.

— Но руку почему-то не пожали.
— Не пожал. Свою позицию объяснил: если он действительно хотел извиниться и сразу понял, что был не прав, мог это сделать очень быстро. А Гусев дождался, когда у сборной всё будет хорошо, и лишь после этого явился.

— Больше вы не пересекались?
— Нет.

— Если бы он сейчас сюда вошёл, протянул вам руку, снова не пожали бы?
— Пожал бы. Я ж говорю, никаких проблем нет, негатива не осталось. Может, и прежде стоило пожать, но тогда мне казалось по-другому.

— У вас были непростые отношения и с Вячеславом Малафеевым после всех высказываний в Раменском…
— Вот видите, тот же случай – ляпнул сгоряча. Со Славой потом обсудили, у нас сейчас отличные отношения. А ту историю вспоминаем с юмором. На базе есть портрет – вратарь вытаскивает мяч из "девятки". Как-то проходим мимо, спрашиваю Малафеева: "Это тебе не Нахушев бьет?"

— Что ответил?
— Присмотрелся. Нет, говорит, Нахушев в другой угол бил.

— От кого узнали про гибель Марины Малафеевой?
— Жена позвонила. Я вышел в коридор, встретил Спаллетти. Он подтвердил. Мы все в гостинице были. Первая реакция команды была: что мы можем сделать?

— Что?
— Да ничего. Надо было готовиться к "Твенте". Единственное, чем могли поддержать, – пройти этих голландцев. Не получилось, к сожалению.

— "Твенте" — команда достойная.
— Может, и так, но по ходу двух матчей мы были сильнее. Хотя глупо говорить, что смотрелись лучше в первой игре. При счёте 0:3. Однако и такое бывает.

— Видели более нелепый матч в жизни, чем тот?
— В 2008-м у нас много таких матчей случалось. Играли, помню, с "Москвой", они раз перешли на нашу половину поля – и в середине первого тайма забили гол. Им хватило одного углового. А мы никак не могли.

— Проиграли?
— Нет, во втором-то забили. Но голландцы нам вообще три накидали – такого что-то не припомню.

***

— В Петербурге освоились?
— Конечно. Когда в 1999-м впервые сюда приехал, город мне не понравился. С дублем ЦСКА провели здесь три дня. Погода была не та: мы гуляли в районе Чёрной речки, жили в гостинице "Выборгская". Там очень тёмные улицы, все серое-серое… Мрачное впечатление. Позже убедился, насколько Питер красивый город. Особенно летом.

— Живёте там же, где и начинали?
— Нет, переехали на Крестовский остров. Поближе к новому стадиону.

— Снимаете?
— Нет, моя квартира. Если снимать хорошее жильё, выходит дороговато. Сами посчитайте, сколько бы я отдал кому-то денег за это время. Решил – логичнее купить. Продам, если что.

— А как вам зимний Питер, когда темнеет в четыре часа, неделями солнца нет?
— Привык. Мне уже кажется, что это нормально. Впрочем, за три с половиной года, что я здесь, лишь в 2009-м не было солнца довольно долго.

— Место с самой сильной энергетикой в этом городе?
— "Петровский" в дни матчей.

— А самое неприятное? Которое даже проезжать неприятно?<br/>
— Теперь не знаю, как буду ездить там, где Марина разбилась…

— Это место — Приморский проспект, 44, — уже проезжали?
— Нет, и не тянет. Я и в интернете кадры аварии не смотрел. Лишь по телевизору один раз случайно наткнулся на небольшой сюжет, где всё показали.

— Вам бы хотелось прожить в Петербурге всю жизнь? Или родной подмосковный Дедовск всё равно милее?
— Мы с женой – из Дедовска, и, конечно, часто ездим туда. Но жить там вряд ли есть смысл. И для нас, и для детей лучше поселиться в большом городе. А Москва это будет или Петербург – пока не знаю.

— Вы сказали "для детей". Ждёте пополнения?
— Ещё нет. Вот в следующем году – планировали.

— Какой город мира, где вам удалось побывать, назвали бы самым красивым?
— Рим. Очень там понравилось.

— Когда впервые вы почувствовали себя богатым человеком?
— Богатым и сейчас не чувствую. Скорее, обеспеченным. Когда заиграл с "Химками" в Премьер-Лиге, мне казалось, что много зарабатываю.

— Сегодня эта сумма кажется смешной?
— Почему? Нормальные деньги. Но любому понятно, что в "Зените" платят на порядок больше.

— Пару лет назад некоторые игроки "Зенита", в частности Погребняк, Тимощук, Малафеев, вложили миллионы рублей в финансовую пирамиду под названием "Невский проспект" и прогорели. Вы в этой авантюре тоже поучаствовали?
— Обошлось. У меня тогда не было лишних денег. Хотя тётя, которая заварила эту кашу, и мне предлагала поучаствовать.

— Её, кажется, зовут Виктория Голубева.
— Да. Свою первую квартиру в Петербурге в районе метро "Пионерская" я снимал как раз через неё. По бумагам всё было чисто. Но потом выяснилось, что квартира эта уже находилась в залоге. К счастью, съехал я ещё до того, как меня оттуда выгнали бы судебные приставы.

— Вы никогда не "попадали" на деньги?
— Попадал, не без этого. Например, дал другу из Дедовска в долг приличную сумму. В итоге – ни денег, ни друга. Последние два года перед этой историей мы плотно общались. Казалось, уж ему-то можно доверять.

— Бизнесом заниматься пробовали?
— Нет. На серьёзный бизнес нет времени. А быстрые деньги, как в 90-е, нынче не заработаешь. Вложить и сразу много получить – уже нереально. Так что лучше не рисковать.

— Самая значительная ваша покупка за последнее время?
— Квартира в Петербурге.

— А самая бессмысленная?
— Range Rover. Покупка не то чтобы бессмысленная – просто так сложились обстоятельства. Летом с семьёй отдыхали за городом. В том районе прошел ураган, на два моих автомобиля – Mercedes и Range Rover — рухнуло дерево. Там полно домиков, но упало почему-то только возле моего.

— Обидно.
— Супруга даже видела этот момент. А больше всех сын расстроился, плакал. Он любит машины. В общем, увёз их эвакуатор. Mercedes вообще не подлежал восстановлению, а Range Rover долго ремонтировали. Как без автомобиля? Вот и купил новый. Месяц отъездил, пока старый Range Rover не доделали. Теперь один из них буду продавать.

— Машины были застрахованы?
— Разумеется. В деньгах ничего не потерял. Mercedes как раз хотел продавать. Сколько планировал за него получить, примерно столько мне страховая и выплатила.

***

— Татуировка, смотрим, у вас появилась.
— Сделал, когда сын родился.

— Какому-то особенному мастеру доверились? Игроки "Крыльев", например, выписывали знаменитого мастера из Москвы…
— Нет, зашел в обычный тату-салон, более-менее приличный с виду, конечно, и наколол.

— В рисунке импровизировали?
— Нет, сразу знал, что хочу. Или имя, или дату рождения. Мне показали, как это будет выглядеть, – решил, что лучше дату рождения.

— Расписывать себя целиком, как Риксен, не станете?
— Это вряд ли. Хотя есть у него отличные рисунки.

— Какие же?
— Он портрет жены наколол.

— Надо очень любить, чтобы наколоть…
— Вот он и любит, наверное.

— Шац был потрясён, обнаружив на свадьбе Зырянова Cirque du Soleil. А вы?
— Я, к сожалению, не был на свадьбе у Кости. В тот день заболел сын, температура – 39. Он так не хотел меня отпускать, что остался с ним дома, а на свадьбу жена пошла одна.

— Чем вы удивляли гостей на собственной свадьбе?
— А у меня свадьбы ещё не было. Так и живём в гражданском браке.

— Почему?
— Расписаться-то можем в любую минуту. Просто к этому хочется подойти не как к пустой формальности. Надо всё сделать красиво, устроить праздник. Самый подходящий момент для этого – лето. Но с нашим графиком там сложно выкроить время.

— С кем из игроков "Зенита" вам особенно легко было бы ужиться в коммуналке?
— С Зыряновым, Семаком. Мы и семьями дружим. Да со многими в команде у меня прекрасные отношения – с Быстрым, Бухаром, Кержом…

— Самый весёлый человек в нынешнем "Зените"?
— Тут Быстрый вне конкуренции. Всегда на позитиве.

— Он, кстати, на ставках помешан. А вы?
— Совершенно равнодушен. Я не настолько азартный. Чтобы смотреть какой-то матч, мне совсем необязательно заключать пари или делать ставку.

— Тимощук в день отъезда в Марсель забыл паспорт. Вспомнил об этом, когда автобус "Зенита" уже отъезжал с базы, и вылет чартера задержали на час. С вами что-то подобное случалось?
— Был занятный эпизод, когда играли в Кубке УЕФА со "Штутгартом". Прилетели в Мюнхен. На паспортном контроле немец раз паспорт перелистал, второй – и ничего понять не может. Я у него паспорт забрал, ткнул пальцем – мол, вот же виза. Он отвечает: "Ты на числа посмотри".

— Что не так?
— Оказалось, виза просрочена недели на две! А было воскресенье, быстро вопрос решить не удалось. Часа четыре просидел я в полицейском участке и ждал, когда продлят визу. В итоге сделали это прямо в участке. Потом вместе с администратором бросились на машине догонять команду.

— Просроченная виза на совести клуба?
— Конечно. После этого в "Зените" сразу начали паспорта проверять. Да я и сам теперь всегда смотрю, когда заканчивается шенгенская виза. Тогда же позабыл об этом. А в Пулково, откуда улетали, паспорт толком никто не изучал.

— Самый необычный стадион, на котором вам довелось играть?
— Пожалуй, стадион АЗ в Алкмаре. Прежде чем попасть на поле, нужно из раздевалки подняться по лестнице на второй этаж. Очень колоритно.

— Фильм "Выкрутасы", где в эпизоде снимался Кержаков, смотрели?
— Нет. Жду, когда Керж диск принесёт, а он всё никак.

— Если вас позовут в "Прожекторперисхилтон", как того же Кержакова, согласитесь?
— Наверное. Хотя чёрт его знает, что они там придумают. Не хотелось бы потом глупо выглядеть.

— Последний фильм, от которого не могли оторваться?
— "Двенадцать". Он, правда, давно вышел. А больше не было фильма, который бы так зацепил. Сейчас кино смотрю редко. Да и вообще телевизор. Новости из интернета узнаю. А дома обычно мультфильмы идут: "Стюарт Литл", "Тачки" или ещё что-нибудь в этом духе. Сын их обожает. Этот маленький ди-джей постоянно диски меняет.

— В "Зените" или сборной есть человек, который не пользуется компьютером?
— По-моему, в нашем футболе таких уже не осталось. Разве что Евгений Серафимович Ловчев мне говорил, что не знает, с какой стороны к компьютеру подходить.

— Ловчев же зимой брал у вас интервью.
— Вот тогда и рассказал. Для Ловчева и диктофон включить оказалось проблемой – это сделали за него. Вот ему компьютер не нужен. И мобильный у него простенький. Лишь бы звонил, остальное – не важно.

— В марте в Америке вышел iPаd 2. В России продавать его начали недавно. У кого-то из игроков "Зенита" он уже есть?
— У Кержа. Ему Герман Ткаченко подарил. А меня пока первая модель iPаd вполне устраивает.

— Сергей Семак давно снимается в рекламе. А вам предлагали?
— Нет. Только "Найк" перед началом этого сезона попросил сняться для буклета "Зенита" и растяжек на стадионе.

— Если, как Андрею Аршавину, предложат чипсы рекламировать, согласитесь?
— Почему нет? Вот лекарства или биологически активные добавки рекламировать я бы точно не стал. Опасно.

— В чём опасность?
— Сам же не будешь их пробовать, на себе эксперименты ставить, правильно? А люди станут покупать, вдруг кому-то пойдёт во вред здоровью? Поэтому лучше всего рекламировать то, чем сам пользуешься.

Читайте майский выпуск журнала Football Magazine

Скачать для PC
Скачать для MAC
Наша группа в Facebook


Football Magazine. Майский номер

Football Magazine. Майский номер

Источник: Football Magazine
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →