100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Россия может остаться без еврокубков

Россия может остаться без еврокубков - к этому может привести очередная - и в потенциале самая громкая - революция в европейском футболе, которую затевает депутат Европарламента из Голландии. И не исключен вариант, что грянет эта революция уже в марте.
31 января 2007, среда. 10:47 Футбол

Россия может остаться без еврокубков — к этому может привести очередная — и в потенциале самая громкая — революция в европейском футболе, которую затевает депутат Европарламента из Голландии. И не исключен вариант, что грянет эта революция уже в марте.

Неделю назад в Европейском парламенте состоялось предварительное голосование по законопроекту, который в случае его принятия должен самым серьезным образом повлиять на европейский футбол. На роль нового Жана-Марка Босмана претендует европарламентарий Тойн Мандерс, либерал-демократ из Голландии, вынесший на рассмотрение коллег целый ряд предложений. К футболу, отметим, Мандерс прямого отношения никогда не имел, а в Европарламенте заседает в Комитете по внутреннему рынку и защите прав потребителей.

Главная идея Мандерса — привести законы, по которым живет европейский футбол, в полное соответствие с законодательством ЕС. А плюс к этому ввести эффективный контроль за расходами клубов.

На деле проведение в жизнь этих инициатив приведет к следующему. У богатых клубов больше не будет сдерживающего фактора в лице могущественных УЕФА и ФИФА, а значит, ничто не помешает им выйти из национальных чемпионатов и образовать собственную Европейскую суперлигу. Или, как в одном из интервью назвал ее Мандерс, «ЕС-Лигу». Голландец еще пару лет назад выразил уверенность в том, что в ближайшее десятилетие такая футбольная суперструктура обязательно появится, и даже назвал место, где по его замыслу должны проводиться игры плей-офф ее будущего чемпионата: Брюссель, город, где расположены главные институты европейской интеграции. Клубам из стран, не входящих в ЕС, а значит, и России, как признает голландец, места в Европейской суперлиге в отличие от Лиги чемпионов не найдется.

Фантазии? Отнюдь: если учесть стремление брюссельских политиков привести все сферы жизни Старого Света к единому знаменателю, сторонников у Мандерса может найтись немало. И нельзя исключать, что в марте, когда в Европарламенте планируется голосование по его проекту, они могут оказаться в большинстве.

И что тогда? Тогда «дело Босмана», во многом изменившее в конце 95-го лицо европейского футбола, покажется детской шалостью. В соответствии с законодательными нормами ЕС перемещение и коммерческая деятельность корпораций, к которым будут приравнены и футбольные клубы, внутри сообщества ничем не ограничены. А это, в свою очередь, грозит погубить национальные чемпионаты. Кому будут интересны разборки «Болтона» с «Уиганом» или, скажем, «Бетиса» с «Реал Сосьедад», кроме немногочисленной (по меркам общеевропейского медиарынка) группы болельщиков из городов приписки? Да и последним в этом случае ничего не мешает создать собственную Суперлигу-2. Правда, не вполне понятно зачем. В общем, похоже, что у избранного в конце прошлой недели на пост президента УЕФА Мишеля Платини времени на раскачку не будет. Ведь его взгляд на развитие футбола в Европе кардинальным образом отличается от мнения Мандерса.

После предварительного голосования по предложениям Мандерса (напомню, что голосование это прошло в Европарламенте неделю назад) корреспондент «СЭ» связался с голландцем по телефону.

— Известны ли уже результаты? — спросил я Мандерса.

— Да, итоги предварительного голосования подведены. Но сказать, что полностью ими удовлетворен, я, к сожалению, не могу. Футбол неизменно вызывает эмоции, даже если речь идет об обсуждении законопроекта. У каждого из моих коллег свой взгляд на будущее европейского футбола, но я надеюсь, что в конце концов мы придем к чему-то более или менее конструктивному.

Прежде всего, я удовлетворен тем, что встретил одобрение проект организации жесткого контроля за финансами. Цель — привести в соответствие доходы и расходы клубов. Недопустимо, когда 600 миллионов из 800-миллионного долга «Реала» выплачиваются из кармана налогоплательщиков.

Частично одобрены и предложения о пересмотре действующих правил УЕФА и ФИФА с целью создания эффективной системы страхования футболистов, выступающих за национальные сборные. В качестве примера несовершенства ныне действующих законов можно привести «дело „Шарлеруа“ (бельгийский клуб, который уже несколько месяцев безуспешно требует компенсации от Марокканской футбольной федерации за временную утрату трудоспособности своего футболиста, получившего травму в матче за сборную Марокко. — Прим. Р.У.).

— Что будет с этими инициативами дальше?

— В ближайшее время они будут рассмотрены в различных комитетах Европейского парламента, после чего в марте состоится окончательное голосование. Как видите, это вовсе не моментальный процесс. Но мы уже сделали один очень важный шаг: все заинтересованные стороны обратили внимание на наши предложения.

Здесь Мандерс не погрешил против истины. В УЕФА, к примеру, к происходящему отнеслись со всей серьезностью и даже организовали в Брюсселе временный штаб. Таким образом, исполнительный директор Европейского футбольного союза Ларс-Кристер Ульссон стал непосредственным участником всех переговоров. Правда, результаты выборов на пост президента УЕФА делают неясными дальнейшие перспективы в этой организации самого Ульссона.

— Вопрос, который волнует всех неравнодушных к футболу: не приведет ли принятие ваших предложений к созданию Европейской суперлиги и, как следствие, к гибели национальных чемпионатов?

— Прежде всего хочу напомнить: в законодательстве ЕС давно закреплено право свободного перемещения труда и услуг между странами — членами Европейского сообщества, — подчеркнул Мандерс. — Что же касается Европейской суперлиги, то пока вопрос о ее создании на повестке дня не стоит. Многие из моих коллег, которые сами болеют за разные команды, против такого варианта развития событий, поскольку усматривают в этом опасность для национальных чемпионатов. В то же время Европейский суд уже давно постановил, что футбольные клубы — самостоятельные экономические единицы, а следовательно, наделены теми же правами и обязанностями, что и многонациональные корпорации.

— Вам известна позиция УЕФА по этому вопросу?

— Мне кажется, в целом Ларс-Кристер Ульссон мою идею создания суперлиги поддерживает, хотя и не устает говорить, что она уже реализована в виде Лиги чемпионов. Так-то оно так, но ведь право выступления в этом турнире нужно завоевывать в национальном чемпионате. Возможно, от последнего условия стоит избавиться.

— Какие последствия могут иметь ваши реформы для команд из стран, не входящих в ЕС? Например, для России?

— О них речь пока не идет. Но я не сомневаюсь: если мы сумеем заставить УЕФА и ФИФА привести их законы в соответствие с законами ЕС, это рано или поздно распространится на все страны мира.

— Сейчас Россия представлена в Лиге чемпионов. Получается, в случае принятия ваших инициатив российские клубы окажутся за бортом?

— Да, в случае создания Европейской суперлиги российским клубам места в ней действительно не найдется. Впрочем, пока клубы, входящие в так называемую группу G-14 (то есть сильнейшие и богатейшие клубы Европы. — Прим. Р.У.), не слишком-то поддерживают идею суперлиги, поскольку все еще ощущают себя частью футбольного сообщества своих стран. Тем не менее, как показывает практика, при принятии тех или иных решений определяющим фактором очень часто становятся деньги. Вы же знаете, сколько зарабатывает УЕФА на продаже прав на показ по телевидению матчей Лиги чемпионов. А теперь представьте себе, что будет, если 18 клубов, входящих в G-14, образуют собственную суперлигу. Поверьте, для УЕФА это станет колоссальной головной болью. Именно поэтому малые в футбольном отношении страны продолжают поддерживать УЕФА: это гарантия того, что клубы из таких государств, как Венгрия и Люксембург, и впредь будут получать свою часть общеевропейского пирога.

— Не боитесь, что создание суперлиги может поставить подобные клубы на грань гибели?

— Считаю, что УЕФА должен найти решение этой проблемы. Но только в рамках европейского законодательства. Сейчас Европейский футбольный союз его то и дело нарушает. Случай с „Шарлеруа“ — не единственный тому пример. УЕФА и ФИФА стремятся оставить за собой право принимать решения по подобным делам, поскольку если клуб обратится с жалобой в Европейский суд, они неизбежно потерпят поражение. Взять недавний коррупционный скандал в итальянском футболе. ФИФА настаивала, чтобы дело рассматривалось в Спортивном арбитражном суде в Лозанне, который полностью ей подконтролен. „Ювентус“ пытался добиться рассмотрения дела в общегражданском суде, но ФИФА пригрозила в ответ исключить итальянские команды из всех международных соревнований. Это недопустимо.

Стоит отметить, что далеко не все коллеги Мандерса по Европарламенту с ним согласны. Идеи голландца корреспондент „СЭ“ попросил прокомментировать его главного оппонента — члена Европейского парламента англичанина Криса Хитон-Харриса. Кстати, он в отличие от Мандерса в свое время имел к футболу непосредственное отношение: судил матчи любительских и полупрофессиональных команд.

— Можно ли сказать, что ключевой пункт пакета предложений Мандерса — создание Европейской суперлиги?

— Пожалуй, так оно и есть. Хотя, с моей точки зрения, налицо не что иное, как жажда наживы. „Бавария“ — далеко не самый бедный клуб Европы, но почему-то тоже считает возможным жаловаться на то, что мадридский „Реал“ получает слишком большие доходы от продажи телевизионных прав. Эти клубы забывают, что они участвуют в турнирах, где на поле более скромные соперники им подчас ни в чем не уступают. Забывают о болельщиках, о своих традициях. Если они превратятся в чисто коммерческие предприятия, это будет означать конец футбола в том виде, в каком мы все его любим.

В то же время не могу не признать справедливость некоторых претензий этих клубов. Если вспомнить о том же „деле “Шарлеруа», то национальная федерация, думаю, обязана нести ответственность за потерю игроком трудоспособности. Другое дело, что я абсолютно убежден: для решения этой проблемы вовсе не требуется специального законодательства. Почти все национальные футбольные ассоциации в Европе уже успели разработать эффективные механизмы страховки футболистов.

— Стало быть, вы возражаете главным образом против того, чтобы заставить европейский футбол жить по тем же законам, что и остальной бизнес?

— Давайте для примера сравним футбольные клубы в Англии и континентальной Европе. В английском футболе почти все клубы имеют под своим крылом юношеские академии, за которые несут полную материальную и корпоративную ответственность. В остальной Европе — совсем по-другому. В большинстве тамошних клубов все подчинено интересам одной-единственной команды. Впрочем, даже в Англии из 92 клубов, входящих в английскую лигу, от силы 18 — 20 способны зарабатывать деньги для своих нужд. Я всегда считал, что футбол — слишком специфическое явление, чтобы загонять его в общие рамки.

Как выяснилось, не все просто и со вторым основным направлением предлагаемых Мандерсом реформ. На первый взгляд, обеспечение контроля за расходами клубов и прозрачности бюджетов ничего, кроме блага, любимой игре не принесет. Но, по мнению Хитона-Харриса, это еще больше увеличит пропасть между богатыми и бедными.

— Богатые клубы в состоянии сами о себе позаботиться, тогда как менее обеспеченным необходима подпитка со стороны, — напоминает англичанин. — Если ЕС установит контроль за расходами, то бизнесмены уже не смогут вкладывать в клубы собственные средства, что для многих может закончиться крахом. Не в восторге я и от позиции ряда больших клубов вроде «Баварии», которые ратуют за то, чтобы за точку отсчета при контроле за расходами брались доходы клуба, а не количество денег, которым он может распоряжаться. Неудивительно: ведь в этом случае благополучию богатых клубов ничто не угрожает, тогда как бедные станут еще беднее.

Не говоря уже о том, что это грозит всей пирамиде футбола. В таком случае командам из низших лиг, юношеским и любительским коллективам надеяться вообще не на что.

— Но помимо «Баварии», сравнительно не бедного клуба, в Европе есть и «новое поколение» супербогатых клубов вроде «Челси».

— Тем не менее «Бавария» чаще ссылается на мадридский «Реал», который кроме собственных доходов нередко пользуется и поддержкой властей. Если разобраться в ситуации, то становится ясно: многое в благополучии клубов зависит от того, как они продают свои телевизионные права. С одной стороны, есть английская премьер-лига, чьи клубы права на показ матчей продают совместно. С другой — Испания, где клубы ищут заинтересованного покупателя самостоятельно, что позволяет отдельным представителям Примеры вроде того же «Реала» получать от телевидения по 100 миллионов евро в неделю.

Премьер-лига выговорила себе фантастическую сделку, по которой даже аутсайдеру по итогам сезона достается свыше 30 миллионов фунтов. Поэтому той же «Баварии» и ее руководителю Карлу-Хайнцу Румменигге я могу сказать только одно: если люди, которые продают права на показ ваших матчей по телевидению, не могут добиться устраивающих вас условий, может, дело в них, а не в мадридском «Реале»?

У самого Мандерса поддержка парламентариями его предложения о введении контроля за расходами вызвала, понятно, неподдельный восторг. На протяжении всего разговора голландец неоднократно возвращался к этой теме.

— Ульссон тоже поддерживает идею контроля за расходами клубов, — заверил меня Мандерс. — Поймите: сам по себе такой контроль призван не выявить, сколько денег человек готов потратить на футбол, а каким путем эти деньги заработаны. Взять хотя бы ситуацию с переходом в «Вест Хэм» Маскерано и Тевеса (две аргентинские звезды формально обошлись лондонскому клубу в более чем скромную сумму — 1 миллион фунтов, после чего прогнозируемая сделка по приобретению лондонского клуба иранским бизнесменом Киа Джурабчаном, которому, судя по всему, и принадлежали трансферы игроков, сорвалась. — Прим. Р.У.). Никто не знает наверняка, кто владеет правами на этих игроков и кто платит им зарплату. Чтобы таких ситуаций не возникало в будущем, нам нужна полная прозрачность расходов клубов.

Собственно, в этом и состоит главная идея контроля за расходами. Иные скажут: «Есть деньги, ну и отлично! Давайте их тратить!» Но, как мне кажется, прежде нужно удостовериться, что эти деньги — «чистые».

— Вы считаете, что существующий подход, при котором контроль такого рода возложен на национальные ассоциации, не эффективен?

— Именно так. И поверьте, я вовсе не в восторге от того, что Европейской комиссии приходится вмешиваться в футбольные дела. Но если клубы и национальные ассоциации сами не могут навести порядок, этот шаг неизбежен.

— Вы обсуждали ваши предложения с футбольными клубами?

— В прошлом году мы беседовали с Карлом-Хайнцем Румменигге, и он сказал мне: «Нам нужна помощь от вас, политиков, потому что в футболе есть проблемы, которые футбольные власти решить не в состоянии». В феврале я приглашен на встречу с председателем совета директоров «Арсенала» (он же — нынешний председатель G-14. — Прим. Р.У.) Дэвидом Дином. Встретиться договорились в Эйндховене, где лондонский клуб будет проводить матч Лиги чемпионов.

Хочу подчеркнуть: я вовсе не стремлюсь уничтожить структуру футбола, в чем меня обвиняют оппоненты. Я просто хочу сделать его более открытым, более честным, чтобы клубам не приходилось жаловаться в Европейский суд.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
17 октября 2017, вторник
16 октября 2017, понедельник
Партнерский контент