Владислав Радимов: я получил последнее предупреждение
Текст: «Чемпионат»

Владислав Радимов: я получил последнее предупреждение

Как ни посмотри, а пока главное событие зенитовского межсезонья – драка между Владиславом Радимовым и Фернандо Риксеном во время контрольного матча с "Малагой". Этот конфликт затмил собой все остальное, что произошло в жизни питерского клуба нынешней зимой.
6 февраля 2007, вторник. 09:50. Футбол

Как ни посмотри, а пока главное событие зенитовского межсезонья – драка между
Владиславом Радимовым и Фернандо Риксеном во время контрольного матча с
«Малагой». Этот конфликт затмил собой все остальное, что произошло в жизни
питерского клуба нынешней зимой. Сами участники инцидента долгое время хранили
молчание. Однако накануне вылета команды на второй сбор в Испанию Владислав
Радимов нашел в себе силы для откровенного разговора с корреспондентами
«Советского спорта».

УСЛОВИЕ РАДИМОВА

Любопытной получилась предыстория этого интервью. В пятницу один из нас набрал
номер Радимова, чтобы договориться о встрече. Зенитовец согласился ответить на
любые вопросы, но поставил условие: прежде мы должны позвонить защитнику
питерцев Мартину Шкртелу, из-за которого, собственно, вся каша и заварилась, и
задать ему четыре вопроса, которые нам продиктовал сам Владислав.

Вот эти вопросы: «Какие у вас отношения с Радимовым?», «Часто ли он делает вам
замечания на поле?», «Сильно ли вы обижаетесь на эти замечания?», «После игры
Радимов подходит и извиняется за резкий тон?».

Дозвониться до словака удалось с огромным трудом: его питерский номер не
отвечал. Спасибо Яну Дюрице из «Сатурна», который любезно поделился словацким
номером Шкртела. На вопросы старшего товарища Мартин ответил практически
скороговоркой:

— У меня с Владом нормальные отношения, и между нами никогда не было никаких
проблем. Да, Радимов часто делает мне замечания на поле, но он просто хочет,
чтобы команда играла хорошо и побеждала. Это нормальная вещь, когда капитан
указывает своим партнерам на ошибки. Тем более что в большинстве случаев я
согласен с замечаниями Влада. После матча он всегда подходит ко мне и жмет руку:
все эмоции должны оставаться на поле.

Потом уже по нашей просьбе словак реконструировал в памяти события той
злополучной 81-й минуты контрольного матча с «Малагой»:

— Я отдал неточный пас, который привел к угловому у наших ворот. Влад сделал мне
замечание. В общем, обычная ситуация. Потом я увидел, что Риксен подбежал к
Радимову, и они стали драться. Я сразу же бросился разнимать их и случайно
получил в глаз от Фернандо, который целился в Радимова. После этого ушел за
бровку, врачи оказали мне помощь, и я продолжил играть. На память остался только
небольшой синяк под глазом. Обиделся ли я на Риксена? Нет, ведь он же не
специально меня ударил. Вообще хочу, чтобы ребята остались в команде, потому что
оба еще могут принести «Зениту» много пользы.

Перезваниваем Радимову и зачитываем ответы Шкртела. Владислав назначает встречу.

КАРЬЕРУ НАДО ЗАКАНЧИВАТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ

Встречаемся в «Кафе звезд» в самом сердце Васильевского острова. «Живу тут
неподалеку», – объясняет свой выбор Радимов. Сам игрок немного опаздывает,
появляясь на входе около пятнадцати минут девятого. Да не один, а вместе с женой
Татьяной Булановой! Впрочем, супруга не хочет мешать мужу общаться с
корреспондентами «СС» и садится за соседний столик.

А Радимов присоединяется к нам. Аккурат под своеобразной доской почета кафе, на
ней – зенитовцы Андрей Аршавин, Вячеслав Малафеев, Александр Горшков. Фото
экс-капитана на самом видном месте, но удивительно – без имени и фамилии! Неужто
болельщики из числа обслуживающего персонала заведения уже применили свои
санкции?..

Признаться, никогда не доводилось видеть полузащитника таким растерянным. Видно,
что на душе у Владислава кошки скребут. Футболист кладет на стол мобильный
телефон, заказывает зеленый чай и начинает отвечать на наши вопросы. Говорит
медленно, тщательно подбирая слова.

— Когда мы разговаривали по телефону, голос у вас был упавший. Показалось,
что сегодня он звучит уже бодрее. Настроение потихонечку поднимается?

— Да. Встреча с семьей помогла немного отвлечься. Все эти дни, что нахожусь в
Питере, не захожу в Интернет, не читаю газет, не смотрю телевизор и не слушаю
радио. Хотя все равно не скажу, что я сейчас «в ударе».

— Был в эти дни какой-то критический момент, когда вы были готовы публично
объявить о завершении профессиональной карьеры?

— Знаете, этот момент еще не прошел. Я по-прежнему думаю: вешать бутсы на гвоздь
сейчас или все-таки еще поиграть. Если мне придется покинуть «Зенит», значит,
уйду из футбола вообще. В семье ожидается пополнение, поэтому сейчас не время
менять место жительства. Хотя даже не в бытовом вопросе главная причина. Я –
петербуржец, и карьеру должен заканчивать здесь. Это мой город, моя команда, и я
не хочу никуда отсюда уезжать.

МЫ ОБА ВИНОВАТЫ

— Поговорим о драке с Риксеном. Что же на самом деле произошло?
— Вы знаете, я не хочу это обсуждать. Видеозапись расползлась по Интернету,
ее показывали по телевидению, так что все, кто имеет глаза, могут сами
разобраться, что там случилось и с чего все началось.

— К сожалению, видно не с самого начала. Но очевидцы рассказывали, что вы
вначале высказали претензии Шкртелу за допущенную им ошибку, а потом толкнули
его. А Риксен побежал заступаться.
— Да ну, не толкал я Мартина. Высказать высказал, как капитан я даже должен
это делать, но я его не толкал. Можете у него спросить.

— Спрашивали, он подтвердил. Как считаете, кто больше виноват в случившемся:
вы или Риксен?

— Неправильно ставить вопрос таким образом, потому что мы оба хороши. Здесь вина
и моя, и Риксена.

— А в чем именно заключается ваша вина? Ведь, судя по видеозаписи, и драки-то
фактически не было! Удары наносил только Риксен, а у вас руки были опущены.
— Мне не надо было вступать в перепалку на поле. Нужно было решить все
вопросы в раздевалке.

— Кстати, а почему вы не стали бить Риксена в ответ?
— Почему? Я ведь прекрасно понимал, что все это происходит на поле, при
скоплении зрителей, телевидение снимает и последствия могут быть самые
печальные.

— Зачем же после того, как вас обоих выгнали с поля, вы побежали за Фернандо
в раздевалку?

— А почему вы решили, что я побежал за Риксеном? Просто на трибунах стоял
ужасный свист, мол, что эти два клоуна тут устроили, и мне хотелось поскорее
скрыться в раздевалке…

— После матча с «Малагой» Адвокат объявил о том, что вы с Риксеном выставлены
на трансфер. Не возникло тогда желания собрать вещи и уехать из отеля?
— А куда бы я тогда подался?

— Например, к Кержакову в Севилью.
— (Грустно улыбается.) Я тогда об этом не подумал. Да и что вести себя, как
маленький мальчик? Тем более когда жена беременна, и лишний раз нервировать ее
не стоит. К тому же в тот вечер после матча я чувствовал себя довольно спокойно.
Сходил на ужин, а потом на собрание, где как раз и объявили, что мы с Риксеном
выставлены на трансфер.

— Что же вас спасло?
— За нас попросили ребята. К Адвокату пришла целая делегация – Чонтофальски,
Хаген, Крижанац, Аршавин, Малафеев и Горшков, и тренер изменил свое решение. А
на следующее утро за завтраком собрались Адвокат, Пот, Риксен, переводчик и я, и
нам объявили о штрафах.

НЕ МОГУ РУЧАТЬСЯ, ЧТО БОЛЬШЕ НЕ ПОДЕРУСЬ С РИКСЕНОМ

— В болельщицкой среде сейчас активно муссируется слух, что вы стали жертвой
провокации. Дескать, Адвокат не видит Радимова в схемах команды на следующий
сезон, однако просто так капитана из команды не выгонишь – шума чересчур много.
Вот, мол, и попросил голландец своего соотечественника спровоцировать вас на
драку. Верите, Влад?
— Да ну, что вы (удивленно). Нет, конечно! Это просто у кого-то слишком
богатое воображение.

— Верна ли информация, что за день до матча с «Малагой» на тренировке вы
сцепились с Александром Горшковым? Он сделал жесткий, но чистый подкат, вы его
толкнули, а Горшков в ответ вас ударил…
— Не отрицаю, что там был конфликт. Но такие вещи довольно часто случаются
на тренировках. Поэтому, если бы не было последующей стычки с Риксеном, об этой
истории никто бы и не узнал.

— После вашей первой драки с Риксеном в Ростове-на-Дону вы довольно быстро
помирились и уже на обратной дороге ели вместе с голландцем раков. Сейчас
ситуация намного сложнее?
— Конечно, мы будем здороваться, выходить вместе на поле. Я думаю, у нас с
Риксеном останутся рабочие отношения. Но, наверное, лучшими друзьями уже не
будем.

— Кстати, когда перед Новым годом вы приходили в питерскую редакцию «СС», то
сказали примерно следующее: «Не могу вам обещать, что конфликт, который у нас с
Риксеном случился в Ростове, не повторится в будущем». Прямо как чувствовали…
— Видимо, в тот момент во мне проснулся дар Нострадамуса (горько
иронизируя). Я и сейчас не могу ручаться, что подобное больше не повторится.
Хотя прекрасно понимаю, что уже и так получил последнее предупреждение.

ХОЧУ ПОГОВОРИТЬ С ФУРСЕНКО

— Как ваша драка с Риксеном может повлиять на выступление команды в сезоне?
— Посадите меня в машину времени – и я отвечу на ваш вопрос. Эффект может
быть очень непредсказуемым. Хотя тот факт, что ребята пошли просить к Адвокату
за нас, говорит о неплохом микроклимате в команде. А что касается моего
возможного ухода, то «Газпром» – довольно серьезная компания, которая вполне
может потратить 7–10 миллионов евро на покупку хорошего центрального
полузащитника.

— Руководство клуба выходило на вас?
— Я сам два раза звонил Константину Сарсания (спортивному директору клуба. –
Прим. ред.). Еще бы очень хотелось поговорить с президентом клуба Сергеем
Фурсенко. Просто по-человечески, ведь у нас хорошие не только профессиональные,
но и человеческие отношения. Я из тех людей, которым необходима поддержка в
трудную минуту. Но мне самому как футболисту неудобно звонить президенту. Если
бы он меня набрал, было бы отлично…

— А вообще слов поддержки много за эти дни услышали?
— Да. Я очень благодарен всем, кто позвонил и морально поддержал меня. От многих
такого не ожидал. Позвонил Миша Арабов (известный питерский болельщик. – Прим.
ред.), с которым мы когда-то были не в лучших отношениях. Евгений Наумович
Шейнин звонил (директор СДЮШОР «Зенит». – Прим. ред.), Вадик Зотов из ДПС, Миша
Шац, гендиректор московского «Динамо» Дмитрий Иванов. Да много кто еще!
Поддержали и все футбольные товарищи. Те же, кто осуждал меня, не звонили. Зато
теперь я понимаю, кто ко мне по-настоящему хорошо относится.

— А супруга как поддерживала?
— Да мне сейчас самому надо поддерживать Таню, потому что ей осталось всего
полтора месяца вынашивать ребенка! И это намного важнее, чем все мои футбольные
проблемы.

БЕЗ КАПИТАНСКОЙ ПОВЯЗКИ БУДУ ИГРАТЬ МОЛЧА

— Тяжело теперь обходиться на поле без льгот, которые давала капитанская
повязка?
— Перед каждой игрой я буду себе повторять, что нельзя разговаривать с
судьями и подсказывать партнерам. Буду играть молча. За то время, что я был
капитаном в «Зените», ситуации возникали разные: и потасовки, и карточки, и
скандальные интервью, и конфликты с болельщиками. Но поверьте, что это все было
искренне.

— В связи с последними событиями что-то поменялось в ваших отношениях с
Адвокатом?

— Абсолютно ничего. Мы нормально общаемся как профессионалы. Но, если я буду ему
не нужен, он может в этом спокойно признаться. На первом или на втором матче
Адвоката в «Зените» я подошел к тренеру и сказал: «Если вам нужен другой
капитан, то никаких проблем и возражений с моей стороны не будет».

Но я оставался капитаном. Более того, перед январской встречей с «Шальке»
Адвокат сказал мне: «Ты сегодня будешь играть один тайм. Мне абсолютно не важно,
как ты сейчас будешь выглядеть. Главное, чтобы ты был в порядке в начале марта».
То есть он знает, что я долго набираю форму, и спокойно принимает это как
данность.

— Что бы вы хотели сказать питерским болельщикам, которые после событий в
Малаге находятся в состоянии, близком к шоку?

— Что «Зенит» – это не Риксен, не Радимов, не Адвокат, не Фурсенко и не
«Газпром». «Зенит» – это весь Питер. И кто бы ни вышел в футболке со стрелкой на
груди, он должен биться за честь этого города. Я прекрасно помню, как в 2003-м,
когда мы выиграли серебро, люди танцевали на Дворцовой площади. Очень хочу,
чтобы это повторилось. С нынешним тренером и с игроками, которые есть в команде
сегодня, у «Зенита» есть будущее.

…Есть ли у самого Радимова будущее в «Зените», пока не ясно. Футболист выходит
из кафе в девять часов вечера, до сих пор не зная, летит ли он с командой в
Испанию. Все зависит от предстоящего разговора с Сарсания и агентом.

Казалось бы, ситуация не располагает к шуткам, однако на прощание Радимов
бросает корреспондентам «СС»:

— Ребята, заплатите за мой чай, а то мы уже опаздываем, – и обаятельно
улыбается. В итоге заплатила его жена.

Спустя час набираем номер полузащитника.

— Я еду на сбор, – слышится в трубке заметно повеселевший голос. Однако тут же,
не меняя интонацию, Радимов добавляет: – Но мысли о завершении карьеры меня
по-прежнему не покидают. Если не удастся поговорить с Фурсенко, встречусь с
Адвокатом и Сарсания, и мы примем совместное решение относительно моего
будущего.

К сожалению, нам не удалось дозвониться еще до одного фигуранта этой неприятной
истории – Фернандо Риксена. Если Фернандо есть что сказать болельщикам,
«Советский спорт» готов дать слово голландскому полузащитнику.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →