Юрий Семин: главное - я вновь в родном клубе
Текст: «Чемпионат»

Юрий Семин: главное - я вновь в родном клубе

Развернутое интервью Юрия Семина, в котором президент "Локомотива" затрагивает не только текущие вопросы комплектования команды, но также рассуждает о долгосрочных перспективах клуба.
6 февраля 2007, вторник. 10:16. Футбол
В бытность тренером Юрий Семин в роли гостя редакции «СЭ» выступал регулярно и
охотно. На этот раз на приглашение он откликнулся не сразу: «Дайте время
осмотреться, — попросил новый президент „Локомотива“ сразу после назначения. —
Вот войду в курс дела, тогда и поговорим». С того момента прошел месяц с
небольшим — и вот Юрий Павлович «созрел» для разговора. Причем вначале предложил
встретиться в субботу, но, узнав, что это единственный в газете выходной,
согласился перенести визит на воскресенье, заметив, что на следующий день его
ждет очередная командировка.

Словом, сразу стало ясно: время в его новой должности спрессовано до предела.
Но, несмотря на это, в общении наш гость был, как всегда, легок, остроумен,
точен. И от того, каким мы привыкли видеть Семина-тренера, Семин-президент
отличался лишь чуть большей сдержанностью и аккуратностью в ответах, перед
которыми изредка заглядывал в раскрытый блокнот.

ЗА ГЬЯНА «ЛОКО» БЫЛ ГОТОВ ПЕРЕПЛАТИТЬ

— На прошлой неделе в Италии завершены переговоры с руководством «Реджины», в
результате которых «Локомотив» приобрел голкипера Ивана Пелиццоли. Чем привлек
вас этот игрок?

— За ним и раньше следила наша селекционная бригада. А после травмы Полякова
просматривали этого вратаря с особым вниманием. Сам я хорошо знал Пелиццоли с
тех пор, когда он выступал за «Рому». Думаю, этот вратарь подойдет нам не только
по уровню мастерства, но и по характеру. У него хорошая репутация, отличные
физические данные. И главное, он хочет играть в России. Переговоры с президентом
«Реджины» прошли достаточно быстро. А вот с агентом вратаря, известным Бранкини,
было сложнее. Пришлось предметно обсуждать каждый пункт личного контракта,
которые итальянец согласовывал с юристами ФИФА, а мы — со своими. Процесс вполне
нормальный.

— Во что обошелся «Локомотиву» трансфер Пелиццоли?
— В три миллиона евро.

— Чем объясните его желание играть в России?
— Пелиццоли еще по «Роме» знаком с Гуренко, а прежде чем дать нам согласие,
получил информацию о «Локомотиве» у спартаковцев Моцарта и Йиранека, раньше
выступавших за «Реджину». Много хорошего ему рассказал о России и о нашем клубе
Лима, играющий сейчас в «Брешиа». Всем им я благодарен: добрые слова сыграли не
последнюю роль в решении итальянца. Изначально планировалось, что после его
ухода место в воротах «Реджины» займет приобретенный у нас Якупович. Но в
последний момент ситуация изменилась — был куплен вратарь одной из команд серии
В.

— В связи с возникшей вратарской проблемой не было мысли воспользоваться
услугами свободного сейчас Овчинникова?
— Нет.

— Верно ли, что наряду с другими голкиперами рассматривалась кандидатура
Соррентино из греческого АЕКа?

— В том числе. Но, посоветовавшись, мы все-таки решили остановить выбор на
Пелиццоли.

— Если бы Поляков не получил травму, вы все равно вели бы поиски еще одного
голкипера?

— Обязательно.

— Не велика ли роскошь — держать в команде четырех вратарей?
— Согласен, их больше, чем требуется. Но мы рассчитывали, что все-таки
сработает вариант с переходом Якуповича в «Реджину». Сейчас у нас с ним есть
договоренность: если решит поиграть где-нибудь в Европе, то будет отпущен на
самых выгодных для него условиях. Парень он молодой и не должен сидеть на лавке.
Надеюсь, с возвращением в строй Полякова возникнет конкуренция за место в
воротах, что пойдет только на пользу.

— А не был ли в сфере вашего внимания Амелиа из «Ливорно», за которого так
активно и безуспешно борется «Спартак»?

— Нет. Мы изначально сосредоточили внимание на Пелиццоли, поскольку он сразу
высказал желание играть в России.

— Прокомментируйте появление в команде Корчагина.
— Во-первых, он россиянин, а мы со временем собираемся делать в клубе ставку
именно на отечественных игроков. Во-вторых, стабильно выступал в основных
составах всех команд, где прежде играл. Кроме того, его трансфер нам ничего не
стоил. Мне трудно сказать, в какой роли видит его Бышовец. Но думаю, Корчагин в
состоянии составить конкуренцию остальным форвардам.

— Проясните ситуацию с Асамоа Гьяном: он уже заявил, что его можно считать
игроком «Локомотива», но продолжает выступать за «Удинезе».

— Действительно, договоренность о приобретении Гьяна была достигнута. Но затем в
клубе поменялся тренер, который, скорее всего, не хотел расставаться с
талантливым нападающим. И вопрос повис в воздухе. Мы были уверены, что сделка
состоится, поскольку готовы были заплатить за него шесть с половиной миллионов
евро. Возможно, это даже больше, чем он реально стоит. Во всяком случае, таких
денег «Удинезе» не предлагал никто. Но мы не опускаем рук и контролируем
события.

В «МИЛАН» НА ПРОСМОТР НЕ ЕЗДЯТ

— С бразильцем Лукасом похожая ситуация?
— Не стал бы говорить об одном Лукасе — лучше обо всем бразильском рынке. Я
побывал в этой стране с группой селекционеров «Локо». Хорошая вышла поездка.
(Улыбается.) Вообще в тех краях всегда хорошо получается у Евгения Гинера с
Валерием Газзаевым. Потому что они конкретны: находят, приезжают и увозят
нужного игрока. Мы действуем чуть-чуть иначе, подбираем уже «засвеченных»,
хорошо известных исполнителей. Как тот же Лукас, чье имя по бразильским меркам с
уверенностью можно назвать громким. Естественно, конкуренция за таких мастеров
высока, поэтому всегда побеждать в ней не получается. Поэтому с Лукасом ситуация
на сегодняшний день примерно такая же, как с Гьяном.

— А почему у вас не выходит, как у Гинера с Газзаевым, не анализировали?
— В первую очередь потому, что у них там имеются проверенные, знающие люди.
Во-вторых, у них есть сложившаяся репутация деловых людей, которые держат слово.
В Бразилии видят: те, кто уехал в ЦСКА, почти всегда в основном составе, на виду
в Европе и довольны условиями. В сборную Бразилии из ЦСКА уже стали брать — это
тоже немаловажно. В-третьих, у армейцев хорошо работает селекционная служба.
Президент и тренер действуют в связке: первый покупает тех, кто нужен второму.
Такие вещи в футболе ценятся.

— В России существует и еще один подход к селекции: шума вокруг предстоящей
сделки много, а на выходе — ноль. У таких клубов, получается, с организацией
трансферного процесса совсем беда?
— Не хотел бы комментировать то, что происходит не в «Локомотиве». Лучше
расскажу, как будет у нас. Совет директоров, взяв за основу идею своего
председателя Сергея Липатова, уже принял решение: в клубе будет создан мощный
селекционный отдел с отдельным офисом, необходимой техникой и аппаратурой. По
сути — информационный центр, который станет следить за всем мировым футболом,
тщательно его классифицировать и просеивать. Информация от тех, кто ездит на
просмотры, чьи-то советы, рекомендации, любые другие данные будут стекаться в
одно место. На все это мы выделим необходимые средства. И именно эта
селекционная группа должна в перспективе предлагать игроков тренеру, президенту.
А уже совету директоров решать, выделять деньги на покупку или нет. Так мы резко
уменьшим число ошибок. И не будем дергаться каждый раз, когда привозят и просят
посмотреть одного, второго, третьего… Вот вы скажите, разве в «Интер» или
«Милан» могут привезти непонятно кого и попросить посмотреть? Исключено! А вдруг
он на тренировке по неумению травмирует какую-нибудь многомиллионную звезду? В
молодежный состав, пожалуй, какого-нибудь неизвестного парня взять со стороны
могут. В первый — никогда. Потому что просматривать, вести футболиста надо
заранее. И потому что хороший игрок на просмотр сам никогда не поедет. Это
только третий сорт агенты возят по клубам в надежде на авось: не получилось в
одной команде — попробуем во второй, третьей и так далее.

— За финном Каллио давно следили?
— Лично я видел его только в одной игре, и он мне понравился. Минус у Каллио
единственный, строго говоря: ему 28 лет. Посмотрим, как он себя зарекомендует в
ближайшее время. Скажем, в игре за сборную против шотландцев. А дальше послушаем
рекомендации селекционной группы.

— Кто в нее входит?
— Из тех, кто давно работает, — Хаким Фузайлов, например. Когда все назначения в
клубе произойдут, огласим и другие фамилии.

О'КОННОРУ ПОРА УЧИТЬ РУССКИЙ

— Кстати, о назначениях. С помощниками у вас пока не густо.
— Это связано с тем, что сейчас одна западная консалтинговая компания,
специализирующаяся на спортивном маркетинге, проводит в «Локо» что-то вроде
аудита. Когда будут готовы ее выводы и рекомендации относительно того, куда
должен двигаться клуб, совет директоров обсудит и назначение конкретных людей на
конкретные должности. А пока потерпим.

— Как долго?
— Посмотрим. Работа идет.

— Какова ситуация с О'Коннором, которому вы улучшили бытовые условия?
— Считаю, мы действовали разумно. Поговорили с его агентом, посмотрели контракт.
Увидели, что были допущены ошибки, которые мы исправим. Но зарплата ему повышена
ни в коем случае не будет. Она достаточно велика и соответствует уровню игрока,
у которого, несомненно, хороший потенциал. А бытовые нюансы подкорректируем.
Опекуна-переводчика, например, приставим к О'Коннору, хотя пора бы ему уже и
самому за русский язык взяться. С новым жильем вопрос решим — у шотландца должен
родиться второй ребенок. Другие же требования агента удовлетворены не будут,
поскольку они завышены.

— Стоит ли вообще удерживать О'Коннора, который сам не горит желанием играть
за «Локо»?

— Если бы кто-то нам предложил за него конкретные деньги, мы бы подумали. Но
ведь нет такого. Ни одной бумаги у себя на столе с конкретными цифрами по
О'Коннору не видел. Слышал только о жалобах его жены. А мне предлагают: «Отпусти
О'Коннора просто так». С какой стати? Клуб заплатил за него деньги — значит,
пусть играет. Да он и сам разумный человек, не захочет вычеркивать год из
карьеры. Поймет, может быть, что действительно завысил требования, что
«Локомотив» по организации и по потенциалу значительно выше тех клубов, за
которые он выступал раньше, и что Москва в общем-то далеко не худший город мира.

— А у Пелиццоли супруга не капризна, часом?
— Этот момент мы не проверяли, потому что сразу поняли, что хозяин в семье он, а
не жена. Кроме того, его агент и мы постарались максимально правдиво рассказать
ему о том, что его ждет в России. О проблемах с полями в апреле — марте, о том,
что надо будет сражаться, терпеть, о поездке на Дальний Восток, обо всех других
плюсах и минусах. Он воспринял все это нормально.

— О нашем судействе тоже рассказали?
— Итальянцев, по-моему, этим не удивишь. Того же Де Сантиса, который приезжал к
нам, расписывали чуть ли не как лучшего, а на поверку он оказался замешанным в
договорных матчах.

— Правда ли, что бывший полузащитник «Локомотива» Лима звонил вам и просился
обратно в команду?

— Нет. Лима уже подписал контракт с итальянским «Брешиа». Знаю, что ему нравится
Россия и он с удовольствием бы сюда вернулся. К слову, будь бразилец моложе, без
вопросов взяли бы его обратно. Но самое приятное то, что Лима до сих пор очень
тепло отзывается о нашей стране и о «Локомотиве».

— Какова дальнейшая судьба его молодых соотечественников Фининью и Селсинью?
— Сложно сказать. На втором сборе Анатолий Федорович (Бышовец. — Прим. «СЭ»)
посмотрит на них в деле и выскажет свою точку зрения. Мое мнение таково: если
эти футболисты явно не будут проходить в основной состав, им лучше вернуться в
Бразилию. Фининью и особенно Селсинью очень молоды и, возможно, еще не созрели
для переезда в Европу. Им нужно чаще играть, набираться опыта — только в этом
случае они будут развиваться как футболисты. Вот Жорже Вагнер, который почти не
попадал в состав «Локомотива», вернулся на родину — и заиграл. Того же Леандро
(еще один бывший игрок «Локо». — Прим. «СЭ») я недавно видел в составе
«Сан-Паулу», где он один из ведущих игроков.

— Ваш бывший подопечный Жулиу Сезар тоже часто забивает за греческий АЕК.
— Он у нас находился в аренде — просто тогда мы не хотели его выкупать. Но Жулиу
Сезар, как видите, адаптировался в Европе. Да и в «Локомотиве» он хорошо проявил
себя: вспомните хотя бы его гол в ворота «Брюгге» в Лиге чемпионов!

ЕСЛИ КОНФЛИКТОВ НЕТ — КОМАНДА МЕРТВА

— А Марат Измайлов себя исчерпал?
— Ни в коем случае! Наоборот, у него все впереди. Есть отдельные нюансы,
которые тормозят развитие Марата. Но это поправимо. У Измайлова громаднейший
потенциал, и он способен играть на самом высоком уровне.

— А о каких нюансах идет речь?
— Если у футболиста обычная микротравма, нужно уметь ее терпеть. У Марата же все
заживает дольше, чем у других. Но в целом здоровье у него отменное. К тому же у
Измайлова идеальная техника плюс очень хорошее функциональное состояние, которое
позволяет ему выполнять огромный объем работы на поле.

— Может, проблема в позиции, которую ему никак не могут найти?
— Не вижу в этом проблемы. Напротив, Марат способен закрыть многие позиции в
средней линии и атаке. Он играет и справа, и слева, и «под нападающими», и
оттянутого форварда. Однажды даже выступал в роли опорного хавбека.

— Кстати, позиция опорного полузащитника не вызывает у вас опасений?
— Этот вопрос лучше адресовать главному тренеру. Я в межсезонье видел команду в
игре лишь раз — в контрольном матче против бухарестского «Динамо».

— Как вы восприняли ситуацию с Евсеевым?
— Такое в футболе случается нередко. Главный тренер не видит в основном составе
опытного игрока. Значит, последнему нужно подыскивать новую команду — не сидеть
же ему на лавке в 30 с лишним лет.

— А что лично вам сказал Бышовец по поводу Евсеева?
— То же, что я вам сказал сейчас.

— У вас нет ощущения, что этот процесс может получить продолжение — уже с
другими людьми?

— Не думаю. Необходимо четко и ясно понимать одну крайне важную вещь: чтобы
добиться нужного результата, мы должны быть едины. Под словом «мы» подразумеваю
и руководителей клуба, и тренеров, и футболистов, и обслуживающий персонал, и
болельщиков. В последние годы «Локомотив» высоко поднял планку, и опускать ее
никак нельзя. А без единства ничего путного не добьешься. Если в нашем
коллективе на этот счет будет недопонимание, мы вряд ли чего-то добьемся.

— Прежнее руководство «Локомотива», переподписывая контракт с Евсеевым,
обещало ему после окончания карьеры игрока предоставить работу в клубе. Это
обещание остается в силе?
— Конечно. На мой взгляд, в структуре клуба должны работать игроки, которые
много сделали для него на футбольном поле. Такая система распространена и в
Европе. Например, Барези и Тассотти работают в «Милане», а президентом «Интера»
был покойный Факкетти. Заслуженные футболисты должны знать, что после окончания
карьеры родной клуб их не бросит.

— Есть ли в «Локомотиве» игроки, чьи позиции вы будете отстаивать даже в том
случае, если они будут расходиться с позицией Бышовца?

— Отвечу так: клуб — это не один человек. Есть председатель совета директоров,
есть президент, есть главный тренер. Между ними должно быть взаимодействие по
всем вопросам.

— В прошлую пятницу вам, наверное, было несколько тревожно, когда пошли слухи
о том, что Бышовец отстранил от тренировок Лоськова?

— Это ложная информация, так что обсуждать ее не вижу смысла. Что же касается
конфликтов вообще, то они случаются во многих командах. К примеру, тренер
высказывает претензии игроку, тот на эмоциях что-то отвечает, а журналисты
мгновенно раздувают из этого скандал. На самом же деле не все так страшно, как
это описывается. Когда есть конфликты, значит, команда живет. А когда тишь да
благодать, значит, мертва. (Улыбается.) В «Зените», правда, с этим недавно
перебор случился.

В КАБИНЕТЕ ПОДОЛГУ НЕ СИЖУ

— Как считаете, президентская ноша тяжелее тренерской?
— Каждая должность сложна по-своему. Но везде, чтобы добиваться результата,
нужно хорошо работать. О футболе я знаю больше, чем президенты, пришедшие в наш
вид спорта из другой среды. А в экономических и финансовых вопросах у нас
отлично разбираются менеджеры из «РЖД» и «Транстелекома», которые имеют
громадный опыт в этой области.

— Комфортна ли вам работа в кабинете?
— А я в кабинете особо и не сижу. Больше времени провожу на свежем воздухе.

— А на футбольное поле в качестве тренера сильно тянет?
— Не вижу смысла об этом говорить. На данный момент я президент клуба. Это
важная и почетная должность. К тому же в «Локомотиве» для меня все родное.

— Насколько верна информация о том, что на пост спортивного директора вы
хотели пригласить вашего давнего друга Бориса Игнатьева, но Бышовец заблокировал
это назначение?
— Провокационный вопрос… Отвечу на него так: подобное назначение — в
компетенции совета директоров.

— Не связан ли аудит, о котором вы упомянули, с какими-то сомнениями в
деятельности прежнего руководства «Локо»?

— Нет. Аудит преследует единственную цель — способствовать дальнейшему развитию
клуба. Это инициатива Сергея Липатова. Такая махина, как футбольный клуб, должна
быть отстроена системно. Тогда рано или поздно непременно придет успех. Время
ведь уже другое, и нужно находить какие-то новые направления ведения клубного
хозяйства.

— Вы предлагали продолжить работу в «Локомотиве» кому-то из президентской
команды Филатова?

— Те, кто решил уйти, сделали свой выбор. Никого из них мы возвращать не
планируем.

— В раздевалку в перерыве или перед игрой будете теперь заходить?
— До матча — обязательно. Зайдем с Липатовым, поприветствуем игроков, тренерский
штаб. Но появление там кого-то из нас в перерыве исключено. Я никогда себе этого
не позволю, поскольку сам прекрасно знаю: никто из тренеров не любит, когда
вмешиваются в его работу. Посторонних в этот момент в раздевалке быть не должно.

— Вам известно, какое место занимает «Локомотив» в Москве по количеству
болельщиков?

— В газетах писали, что в прошлом сезоне средняя посещаемость наших домашних
матчей составила 10 тысяч зрителей.
— На самом деле — 13 тысяч, — уточняет пресс-атташе «Локомотива» Александр
Удальцов. — Мы проверили по проданным билетам.
— Да? — удивляется Семин. — Что же, для нас это очень хороший показатель. И,
между прочим, второй в Москве после «Спартака». Если сумеем добавить еще тысяч
пять — замечательно. Сейчас утверждаем программу работы с болельщиками. Их в
этом сезоне ожидает немало приятных сюрпризов.

— Сколько уже продали абонементов на сезон-2007?
— Около двух тысяч. Это, уверен, только начало. А абонементы в VIP-ложи точно
будут распроданы все. На них у нас заявок больше, чем мест! Возможно, к началу
чемпионата успеем ввести в строй дополнительные VIP-ложи на Северной трибуне.

ХОЧУ ОСТАТЬСЯ ТАКИМ, КАКОЙ ЕСТЬ

— Сейчас не жалеете, что весной 2005-го ушли из «Локомотива» в сборную?
— Нет. За этот период многое в моей жизни изменилось. Развеялись иллюзии. На
некоторые вещи нынче смотрю по-другому, не в розовом цвете, как раньше. Когда-то
я сказал, что могу работать только в клубе, а не в сборной. Потом понял, что
погорячился. И даже однажды пожалел, что не согласился продолжить работу в
сборной, хотя для себя тогда уже все решил… А мог ли я не уходить из
«Локомотива»? Такая в тот момент сложилась обстановка, что мне нужно было уйти.
Другое дело, хотелось быстрее вернуться в «Локомотив». Увы, не получилось.

— Помешал конфликт с Филатовым?
— Конфликта у нас не было. Были, скажем так, определенные разногласия.

— У кого свободного времени больше — у президента клуба или главного тренера?
— Да у обоих его очень мало.

— Должность у вас теперь новая. Имидж в связи с этим менять не собираетесь —
начать, к примеру, курить сигары, как Евгений Гинер, или, как Леонид Федун,
ходить в бейсболке и шарфе клубных цветов?
— Ни в коем случае. Хочу остаться таким, какой есть, каким меня давно все
знают. Да, сегодня я президент клуба — ну и что с того? Я, к примеру,
по-прежнему хожу без охраны, хотя мне ее всячески навязывают. Но мне она не
нужна. Чего мне бояться? Я никому ничего не должен.

— А Бышовцу охрана положена?
— Нет.

— Бышовец, если его позиция по какому-то вопросу не совпадает с вашей, может
обратиться напрямую к председателю совета директоров Сергею Липатову?
— Конечно, у него есть такое право. Но мы стараемся свести количество
спорных вопросов к минимуму.

— Выходит, привычной вертикали власти в клубе нет?
— Почему же? Вертикаль существует, просто иногда под влиянием обстоятельств
видоизменяется.

— Насколько вы, как президент клуба, свободны в подборе своих помощников? Или
все кандидатуры вам «спускает» совет директоров?

— Отвечу вопросом на вопрос. Если руководитель отдела футбола вашей газеты
захочет взять на работу нового сотрудника, он должен будет посоветоваться с
вышестоящим начальством?

— Обязательно.
— Такие же порядки и в нашем клубе. По-моему, это нормальная практика.

— Показалось, что назначение Бышовца на пост главного тренера стало для вас
сюрпризом.

— Нет, я о нем знал заранее. Когда именно узнал? Не думаю, что это настолько
важно.

— Как бы вы охарактеризовали ваши отношения на данном этапе?
— Нормальные, рабочие отношения. Иногда разногласия возникают, но это обычное
явление. Недаром же говорят: сколько людей, столько и мнений. Мне кажется,
журналисты уделяют этой теме слишком много внимания. Если между главным тренером
и президентом нет взаимопонимания, неизбежно страдают результаты. А в этом
случае могут последовать оргвыводы. Так что нам с Бышовцем нужно помогать друг
другу.

— По нашей информации, первоначально президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин
хотел видеть у руля команды вас, но потом ситуация изменилась.
— Мне не хотелось бы сейчас оглядываться назад. Главное — я вновь в родном
клубе.

БЮДЖЕТ — 40 МИЛЛИОНОВ

— В «Локомотив» вы вернулись после неудачной командировки в «Динамо». Как
оцениваете последние перемены в стане бело-голубых?
— По-моему, «Динамо» на правильном пути. Клуб живет по средствам, лишних
людей оттуда убрали, появился необходимый баланс между российскими игроками и
легионерами. На руководящие должности пришли специалисты с экономическим
образованием и в то же время разбирающиеся в футболе. Конечно, все это не
гарантирует высоких результатов, но я в любом случае желаю динамовцам удачи в
предстоящем сезоне.

— Какие задачи поставлены или будут поставлены перед «Локомотивом»?
— А как вы думаете? Задача может быть только одна: во всех турнирах стремиться к
победе. Играем в Кубке — надо выигрывать Кубок. В чемпионате России — занимать
место не ниже второго, чтобы получить путевку в Лигу чемпионов. В Кубке УЕФА,
считаю, мы должны выходить из группы, а дальше многое зависит от жеребьевки.
Словом, планка, как обычно, поднята высоко. По-другому в «Локомотиве» не бывает.

— Можете огласить клубный бюджет на 2007 год?
— 40 миллионов долларов.

— У прежнего руководства «Локомотива» были планы создания фарм-клуба, который
выступал бы во втором дивизионе и служил своеобразным полигоном для обкатки
молодежи. Этот проект будет осуществлен?
— У нас есть несколько вариантов. Речь, в частности, идет о «Спартаке» из
Щелкова или одном из клубов КФК. В ближайшее время сделаем выбор. Кроме того,
есть намерение создать под эгидой Центрального совета общества «Локомотив» сеть
футбольных школ по всей стране. У нас ведь остались старые стадионы и базы в
других городах. Нужно, чтобы они снова заработали на полную мощь. У меня уже был
разговор на эту тему с Александром Поповым (председатель ЦС общества
«Локомотив», в недавнем прошлом — знаменитый пловец. — Прим. «СЭ») и Сергеем
Липатовым.

— Попов входит в совет директоров?
— Да.

— А вы?
— Я тоже.

— С какими сложностями столкнулись на первых порах после возвращения в
«Локомотив» в новом качестве?

— Честно говоря, думал, что начну работу с чистого листа. Но есть вопросы, от
которых нельзя уйти. Например, обязательства перед игроками. Их давало прежнее
руководство, а выполнять придется нам.

— Какие изменения произойдут в инфраструктуре клуба?
— Будет достроен манеж на территории стадиона. На базе появится так называемый
спортивный городок, включающий в себя баскетбольную площадку, беговую дорожку и
песчаное поле.

— Зачем оно нужно?
— Бразильцы у себя на родине часто играют в футбол босиком на песке. Это очень
полезно для укрепления мышц и голеностопных суставов. Конечно, хорошо бы еще
найти место для парочки обычных полей, а то у «Локомотива» их очень мало: два на
стадионе и полтора на базе.

— При прежнем руководстве «Локомотива» прослеживалась такая тенденция:
игроки, у которых заканчивались контракты, предложения об их продлении получали
чуть ли не в последний момент…
— И это неправильно! Я и прежде об этом не раз говорил. Потому в свое время
кое-кого (видимо, намек на Игнашевича. — Прим. «СЭ») мы и потеряли. Продлевать
соглашения надо не в авральном режиме, а заранее. Все же знают, что по правилам
ФИФА футболист за полгода до истечения срока контракта имеет право вступать в
переговоры с любым клубом. Вот, допустим, с Билялетдиновым недавно был продлен
контракт до 2011 года.

— Как относитесь к лимиту на легионеров?
— Я всегда говорил, что он необходим. Сами видите, какой скудной обоймой игроков
для сборной России располагает Хиддинк. Да и до него было то же самое — и при
мне, и при Ярцеве, и при Газзаеве.

— Что, кстати, думаете о Хиддинке и его работе?
— Он очень обаятельный человек, прекрасно ладит с прессой. Мы готовы ему
помогать — и помогаем. Но в нашем ремесле все определяет результат. Попадет
сборная на Euro-2008 — значит, Хиддинк со своей задачей справился. Нет —
извините…

— Вы еще вернетесь когда-нибудь к тренерской деятельности, Юрий Павлович?
— Не знаю… Ответ на этот вопрос известен, наверное, только Господу Богу.
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →