Лучшая защита – нападение!
Текст: «Чемпионат»

Лучшая защита – нападение!

Голландский обвинитель потребовал 10 месяцев тюрьмы для Гуса Хиддинка, обвиняемого в уклонении от уплаты налогов. Сборная России обязана поддержать победой своего тренера.
7 февраля 2007, среда. 09:27. Футбол
У российских репортеров уникальная ситуация – интервью с главным тренером своей команды пришлось брать в здании суда! И это накануне ответственного, пусть и товарищеского, матча с одной из лучших команд мира. Надо признать, Гус Хиддинк с честью вышел из ситуации и ни разу не сорвался, не показал, что репортеры здесь ни к месту. Браво!

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ

Почти за шесть лет работы в Германии я где только не побывал. Но вот в судах – не довелось. А потому представлял это серьезное, особенно в Европах, заведение больше по кинофильмам: строгая тишина в зале, судьи в париках и мантиях, гонг с молоточком – ну и так далее.

Оказалось, "важнейшее из всех искусств" от истины недалеко: гонга, правда, как и париков, в голландском суде не встретишь, а вот все остальное – в полной мере. Черные мантии с белыми шейными платками в том числе. В них облачены и судьи, и обвинители, и адвокаты.

Судьям, как и положено, почет и уважение – главные в суде люди располагаются на возвышении, их длинный стол темного дерева главенствует над залом.

Судей трое: импозантный седоватый и седоусый господин лет шестидесяти в роли председательствующего, а по бокам от него мужчина помоложе и темно-рыжеволосая дама. Рядом с ними — безмолвная девушка-секретарь за единственным в зале компьютером (остальные обходятся по старинке, ручками и карандашами), а в торце стола пристроился представитель обвинения.

Остальные действующие лица процесса – внизу. Напротив судейского "корабля" — три небольших столика. Правый из них зарезервирован за представителями истца – голландского налогового управления. Средний предназначен для очередного свидетеля. Ну а слева как раз и устроился человек, ради которого десяток российских журналистов устремился вчера с утра пораньше за сто километров от Амстердама, в никому не известный Дворец юстиции мало кому ведомого голландского Ден Босха. Гус Хиддинк, в сопровождении двух адвокатов, сидит, как и все, лицом к суду и внимательно вслушивается в каждое слово.

ХОРОШО, ЧТО ГУС ВЫСПАЛСЯ

Вслушивается уже не первый час – заседание началось в 9.40, на двадцать минут раньше назначенного времени, а уж во сколько прибыл в суд сам Гус, остается под покровом тайны: когда во Дворце юстиции появились первые журналисты, он уже был там, словно приехал с вечера и заночевал.

Понятно, что это не так – ночь тренер российской сборной наверняка провел в комфортабельном "Гранд Отель Нуис тер Дуин" в курортном Нордвейке, где проводит сбор российская национальная команда. И выспался на свежем морском воздухе, кажется, на славу. Потому что иначе заснул бы не позднее второго часа заседания – настолько монотонно и скучно оно проходит.

Да и приехал Хиддинк в Ден Босх, похоже, в первую очередь для того, чтобы продемонстрировать уважение к суду и готовность сотрудничать с ним – вопросов к тренеру у судей с утра явно нет, они вызывают на свидетельское место приглашенных командой Хиддинка бельгийских налоговых экспертов и начинают тщательное, по пунктику и буковке, сравнение статей голландского и бельгийского налоговых кодексов.

Идут рутинные разборки крючкотворов-законников. Чья возьмет, станет ясно, скорее всего, не сегодня.

УСПЕТЬ БЫ НА "МОЛОДЕЖКУ"

Но вот перерыв на пять минут. Быстро иду наперерез Хиддинку. Гус, приветливо кивнув, поднимает вверх большой палец: все, мол, идет отлично! А потом, уже с пластиковым стаканчиком неизменного капучино, полученного из автомата, коротко бросает:

— Не волнуйтесь, все будет нормально! Жаль только, что придется просидеть здесь весь день – тренировку на "Амстердам-Арене" проведут помощники, а мне хорошо бы в Гронинген на "молодежку" успеть.

Гус извиняется и отходит к адвокатам. Затем заседание продолжается в том же невысоком темпе.

В КАФЕ

На следующий перерыв публика вываливает из зала куда веселее: обедать – не заседать. Хиддинк вежливо отбивается от пишущей прессы:

— Извините, я еще сюда вернусь, все комментарии – только после заседания.

И вместе со своей "группой поддержки", состоящей из адвокатов и экспертов, в плотном окружении дорвавшихся "к телу" фотокоров (в здании суда съемки запрещены) направляется в одно из кафе напротив Дворца юстиции.

Голландский "общепит" работает качественно, но неспешно. Но, глядя, как основательно, надолго располагается компания Хиддинка, спокойно заказываю поесть – опоздание в суд нам явно не грозит.

Большой круглый стол по соседству с нашим, уставленный закусками, соками и минеральной водой, создает ощущение некоего демократического уюта: Хиддинк вовсе не выглядит центром компании, наоборот, старается быть, как все. Вот только ест меньше других, ограничившись сэндвичем с сыром и салями. Зато охотно пьет минералку и, конечно, чашечку за чашечкой, неизменный капучино…

ПРОКУРАТУРА ЖАЖДЕТ КРОВИ

После обеда Хиддинк дожидается главного. Того, ради чего он на день оставил сборную на помощников – требования прокурора.

Правда, опять-таки не сразу. Более двух часов без перерыва обвинитель перечислял все мыслимые и немыслимые налоговые прегрешения Хиддинка – показалось даже, что прокурор насчитывает их больше, чем человек может совершить за всю жизнь. Каждый контракт, каждая уплата, каждый день, проведенный в Бельгии и вне Бельгии (известно, что Хиддинк, имея дом в соседней стране, именно там, а не в родной Голландии, какое-то время платил налоги), – похоже, каждая мелочь оказалась под прокурорской лупой.

Хиддинк и его адвокаты слушают прокурорскую речь бесстрастно. Не реагируют они и на его заключительный пассаж, содержащий требование обвинения. А оно, между тем, достаточно неожиданно: ни словом не упомянув денежный штраф, прокурор требует для тренера сборной России десятимесячного тюремного заключения!

Хиддинк, окруженный целой толпой голландских журналистов, держится спокойно.

— Ничего страшного, — говорит он. – Чего-то подобного мы и ожидали. Больше никаких комментариев!

И спокойно уходит вместе со своей спутницей Элизабет пить капучино в то же самое кафе, где ранее обедал.

ГУС ХИДДИНК: ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!

Там-то я его и настигаю. И понимая, что о кровожадности прокуратуры Хиддинку говорить наверняка не хочется, пытаюсь зайти с другой стороны.

— Гус, если суд примет сторону прокуратуры, кто же будет сборную России на Евро выводить?
— Ничего страшного, по сути, не произошло. Прокуратура высказала свое мнение – и все. Для какого-либо реагирования еще не время. На следующем заседании выступит мой адвокат и изложит нашу точку зрения, на мой взгляд, больше соответствующую действительности. А там – посмотрим. И вообще, не волнуйтесь, все будет хорошо! Не верите? Вот адвокат – он подтвердит.

Сидящему рядом адвокату Яну Лелифельду ничего подтверждать явно не хочется. Но, повинуясь воле клиента, он коротко объясняет, что такую агрессивность прокуратуры они действительно ждали, что тюремный срок, по его мнению, Хиддинку не грозит – хотя бы потому, что не было прецедентов…

ПОЗОР ГОЛЛАНДСКОГО ПРАВОСУДИЯ

Покидаю кафе и направляюсь к припаркованной неподалеку машине. Но тут меня неожиданно останавливает мельком виденный во Дворце юстиции голландский коллега.

— Вы ведь журналист из России? – то ли спрашивает, то ли утверждает он. – Тогда напечатайте в своей газете мое мнение – мнение не просто журналиста, а бывшего адвоката. То, что происходило сегодня в суде, – позор для голландского правосудия! Если прокуратура считает, что Хиддинк виновен в неуплате налогов, так потребуйте с него штраф! А тюрьма – это не правосудие, это невообразимый пиар!

Вообще, думаю, Голландия дождется международного скандала – ваш Путин наверняка за Гуса вступится! Или хотя бы господин Абрамович!

Хотя хочется верить, что до этого не дойдет и все закончится так, как предвещает сам Хиддинк, – хорошо.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →