До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Система "Моджополи"

Футбольное лето 2006 года навсегда останется "итальянским". И не только потому, что сборная Италии выиграла чемпионат мира.
Футбол

Футбольное лето 2006 года навсегда останется «итальянским». И не только потому, что сборная Италии выиграла чемпионат мира. В те же самые дни на родине пиццы бушевал скандал с расследованием договорных матчей. Главные обвиняемые — «Ювентус» и его генеральный менеджер Лучано Моджи…

«Советский спорт» подробно рассказывал о коллизиях уголовного дела. По горячим следам мы опубликовали материалы совместного с «Комсомольской правдой» расследования «Как прослушивали „Ювентус“?» (номер за 31 августа 2006 г.). Однако дальнейшие события – и уже не в итальянском, а в российском футболе – показали: тема далеко не исчерпана. Опыт Италии будет далеко не лишним на наших просторах, где объявлена, судя по заявлениям главных футбольных руководителей, непримиримая борьба с «договорняками». Как вести ее эффективно? И как не свести к пустопорожней болтовне?

Специальный корреспондент «Советского спорта» отправился в Турин, чтобы получить ответы. Сегодня – первая часть журналистского расследования о том, как функционировала система Лучано Моджи. Человека, которого не без основания называют доном Корлеоне итальянского футбола.

Моджи родился в небольшом городке Монтичано, среди рудников, холмов и виноградников знаменитой на весь мир Тосканы. На север — Пиза со своей падающей 500 лет башней, на восток — Флоренция с краснеющими на солнце крышами, под которыми таится многовековое культурное наследие династии Медичи, на юг — вечный Рим. А между ними километры железнодорожного полотна, соединяющего и разрезающего Италию вдоль и поперек.

На «железку» и отправился работать 13-летний Лучано, когда надоело учить математику. К двадцати годам Моджи сделал неплохую карьеру – от путевого обходчика до заместителя начальника билетного отдела на станции. В футболе успехи были скромнее: юноша застрял на уровне любительского четвертого дивизиона.

Зато уже в те времена Моджи прослыл прекрасным скаутом. Слава об агенте, которому удается находить самородков в рудниках Тосканы, быстро разлетелась по всей футбольной Италии. Будущий главный фигурант по делу «Ювентуса» отличался потрясающей душевностью: Лучано интересовало не только и не столько, с какой ноги лучше бьет игрок; он знакомился с семьей футболиста, входил в доверие, становился лучшим другом, братом, вторым отцом своего клиента.

А еще Моджи оказался потрясающим бизнесменом: он умел впаривать товар, как никто на Апеннинах.

Такая слава могла привести талантливого афериста только к еще более талантливому. Так Моджи стал подмастерьем у великого и ужасного Итало Аллоди, в тот момент руководившего «Ювентусом». В середине 60-х Аллоди директорствовал в миланском «Интере», дважды выиграв Кубок европейских чемпионов. Но те победы плохо пахли: поговаривали, что Аллоди подкупил судей в полуфинальных играх с дортмундской «Боруссией» и «Ливерпулем».

Аллоди предложил Моджи работу в системе скаутов «Ювентуса», попросив особое внимание уделить молодым талантам. Скорее всего, здесь и начинается история «Лаки Лучано», умного, коварного, развесившего повсюду свою липкую паутину крестного отца футбольной коза ностра.

Моджи быстро учится ведению дел «в стиле Аллоди». Скорее всего, переходы некоторых молодых звезд в «Юве» начала 70-х осуществляются не по правилам. Но из песни слова не выкинешь: во многом благодаря пробивной силе Моджи «старая синьора» подняла планку суперклуба на новый уровень профессионализма.

Что дальше? Сидеть и ждать, пока Аллоди уступит бразды правления? И в 1975 году Моджи отправляется в Рим.

Статус Лучано уже высок, за ним реноме амбициозного бизнесмена, за плечами могучий «Ювентус». И 38-летнему специалисту без разговоров вверяют «Рому».

Моджи опять все рассчитал точно. Время, проведенное в столице, стало ключевым в становлении «Лаки Лучано». Он оставался все таким же своим в доску для футболистов, но уже обладал собственной сетью скаутов по всей стране. А главное, Моджи влюбил в себя сильных мира кальчо. Теперь его знали и на него могли положиться. «Помогите мне, и я в долгу не останусь», — за такие слова Моджи уже мог отвечать. Неудивительно, что его контакты ширились и углублялись. В сети Лучано попадали политики, государственные чиновники, дипломаты, военные, знаменитости и, главное, журналисты.

Моджи одним из первых осознал роль массмедиа в системе координат футбольного бизнеса.

В 1980 году Моджи занимает пост управленца в «Торино». К этому моменту экс-чемпион страны буксует на задворках турнирной таблицы. С появлением влиятельного тосканца дела, как в сказке, начинают идти в гору.

А в 1985 году неожиданно для многих чемпионом Италии становится скромная «Верона». Маленькое футбольное чудо! Болельщики сходят с ума по тренерам и игрокам, среди которых выделялся датчанин Ларсен-Элькяэр и Ханс-Йорг Бригель. Однако в футбольных кругах не разделяют эйфории тиффози.

Среди президентов и менеджеров элиты растет недовольство президентом «Вероны» Челестино Гвидотти. А также его близким другом – да-да! — Лучано Моджи, чей «Торино» столь же неожиданно занимает второе место. Гвидотти обвиняют в подкупе судей и организации договорных матчей. Ситуация накаляется. А умный Моджи, не дожидаясь развязки, сматывает удочки. И возвращается на юг, прячась в тень, пока скандал не уляжется.

Президент «Вероны» пробудет у руля команды еще год, после чего под давлением футбольной верхушки уйдет в отставку.

Чем дальше на юг удаляется Моджи, тем больше полезных навыков и знакомств получает «Лаки Лучано». В 1985 году он попадает в «Наполи». Мода на коммерциализацию кальчо уже вышла на самый пик – помните, кто приложил к этому руку в середине 70-х и скупал в «Ювентус» молодые таланты? К моменту появления Моджи в Неаполе итальянская лига — самая гламурная и богатая в мире… А в «Наполи» год как играет самый скандальный и самый талантливый в мире футболист – Диего Марадона.

Для Моджи это идеальный вариант. В Неаполе можно немного отдышаться, «почистить перышки» и… получить поддержку самой влиятельной в стране мафии. «Лаки Лучано» быстро находит общий язык с криминальными боссами. После чего «Наполи» начинают судить «честнее» других.

Удивительно, предвзятость арбитров не вызывает скандалов. Президенты побаиваются поднимать шумиху, аналогичную той, что была год назад вокруг «Вероны». Не каждый готов иметь дело с неаполитанской мафией. Тем более что Моджи обеспечивает южному клубу благосклонность прессы и нейтралитет высших чинов федерации футбола.

Единственный, с кем у влиятельного управленца не складываются отношения, — Диего Марадона. Аргентинец пришел в клуб на год раньше Моджи, и тот попросту не успел принять посильное участие в его трансфере из «Барселоны», а значит, и не стал старшим братом или вторым отцом.

В этот период у Моджи существует одна реальная проблема — кокаиновая зависимость Марадоны. Звезду пытались убеждать все — от массажиста Кармандо до президента Коррадо Ферлайно. В результате Ферлайно сделался аргентинцу врагом, а Марадона продолжал маяться дурью. Вот тогда-то Моджи, поняв, что сломать Марадону не удастся, договорился с ним о компромиссе. С вечера воскресенья (когда обычно заканчиваются матчи серии А) до среды Диего может делать все, что ему вздумается: пить, курить, нюхать наркотики. Но в четверг, с утра и вплоть до игры, он должен быть чист.

Трюк сработал: первое время Марадона, приятно удивленный таким отношением генерального менеджера, воздерживался от употребления кокаина перед матчами. Однако идиллия продолжалась недолго. Заподозрив неладное, Моджи отправлял Марадону на допинг-тесты, снабдив его баночкой с мочой другого футболиста. Но и это не помогло. В 1991 году Марадона все-таки попался, подставив и себя, и клуб, и тогда уже президента Моджи.

Для «Лаки Лучано» обман и предательство – первый смертный грех. Он порвал всякие отношения с аргентинцем, открестился от всего и спешно уехал в Турин…

Жизненный круг замкнулся.

В 1994 году владелец «Ювентуса» Джанни Аньелли приглашает Моджи на должность генерального директора клуба. После долгих скитаний по футбольной Италии «Лаки Лучано» возвращается в клуб. Но уже не перспективным бизнесменом, а настоящим футбольным доном Корлеоне, человеком, чье расположение может подарить массу привилегий в мире футбола, а может и лишить будущего. «Я сделаю предложение, от которого вы не сможете отказаться», — это про Моджи, возглавившего «Юве» в 1994-м.

В помощники к Лучано Моджи Аньелли отряжает Антонио Джираудо, человека, который прежде никогда не работал в сфере футбола. Это чистой воды менеджер, специализирующийся на управлении спортивными проектами. Протеже Аньелли и ФИАТА руководил, в частности, олимпийскими объектами в Сестриере, пригороде Турина.

Расчет президента был прост: подозрительный, но влиятельный и успешный Моджи должен отвечать за спортивную составляющую «Ювентуса». А Джираудо будет контролировать и финансы, и …Моджи. Однако Аньелли не знал, с кем связался…

За десять лет «Лаки Лучано» воздвиг вокруг «Юве» шедевр коррупционного зодчества. В качестве «кирпичиков» он использовал почти всех, кто имел хоть какое-то отношение к серии А.

А из «стукача» Джираудо сделал лучшего друга и главного сообщника!

Вместе они сотворили «Моджополи» — так в Италии назвали систему Моджи, которая на протяжении многих лет обеспечивала «Юве» и некоторым другим клубам гарантированный успех и стабильный доход.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент