Андрей Гусин: не могу все бросить и уйти
Текст: «Чемпионат»

Андрей Гусин: не могу все бросить и уйти

Капитан "Крылышек" - пожалуй, самая загадочная фигура в нынешней самарской команде. Мало того что, хотя предложений хватало, остался на Волге во времена массового исхода футболистов из "Крыльев".
11 августа 2005, четверг. 10:27. Футбол
Капитан «Крылышек» — пожалуй, самая загадочная фигура в нынешней самарской
команде. Мало того что, хотя предложений хватало, остался на Волге во времена
массового исхода футболистов из «Крыльев». Так еще и сражается за Самару так,
словно провел здесь всю жизнь, а не каких-то полгода. «Если бы еще и Гусина не
было...» — эта фраза на трибунах «Металлурга» и в местной прессе звучит
постоянно.

— Вся ваша предыдущая жизнь в футболе была борьбой за самые высокие места.
Что вас удерживает в «Крыльях», которые в ближайшее время, кажется, обречены
сражаться за выживание?
— Ну а что делать, если команда в связи со всеми этими событиями попала в
такую неприятную ситуацию? Я так не могу — все бросить и уйти. Мы обсуждали эту
ситуацию и с руководителями клуба, и с моим агентом. И пришли к выводу, что
скоропалительных решений принимать не стоит. Я стараюсь доверять людям, и, как
показало время, тут еще все может наладиться. К тому же меня выбрали капитаном
команды, а это тоже накладывает дополнительную ответственность.

— Я говорю даже не о финансовой стороне. Вы сейчас наверняка живете
чемпионатом мира, на который сборная Украины почти наверняка попадет…
— Да я бы не сказал, что так уж часто думаю об этом.

— У олимпийцев, особенно у представителей индивидуальных видов спорта, все
четыре года подчинены только одному. И каждый свой шаг и поступок они
рассматривают только через призму главного события в их жизни. Вам не кажется,
что с этой точки зрения стоило бы подыскать команду посильнее, где вам не
придется играть на разных позициях, а партнеры будут примерно одного класса с
вами?

— Жизнь такая штука, что всего не предусмотришь. Когда я приходил в «Крылья»,
они такой командой и были. А сейчас… Конечно, неприятно бороться за выживание,
но другого пути у меня нет.

— В Самаре до вас играло несколько человек из киевского «Динамо», были
футболисты и на просмотре. И всех их, на мой взгляд, объединяло одно: ощущение,
что после расставания с киевской командой жизнь закончилась.
— Я понимаю, о чем вы говорите.

— Но вы-то на них совершенно не похожи. Почему?
— Возможно, как раз благодаря чемпионату мира. В те минуты, когда мне тяжело, я
пытаюсь подбодрить себя именно этим. Ведь если нам удастся попасть в Германию,
это будет мой первый и последний чемпионат мира, и я должен подготовиться к нему
как можно лучше.

— То есть если бы у украинской сборной дела шли похуже, «Крылья» не получили
бы такого Андрея Гусина?

— (Смеется.) Многое зависит еще от отношений с президентом клуба, от каких-то
личных симпатий, от симпатий со стороны тренера. Когда что-то совпадает,
футболист и оказывается в той, а не в иной команде. И играет соответствующим
образом.

— В нынешних «Крыльях» вы один из самых старших игроков, да и по уровню
мастерства превосходите одноклубников. Проблем во взаимоотношениях с партнерами
не возникает?
— Никаких. У нас в команде полное взаимопонимание. Конечно, у всех свои
интересы — у молодых игроков, у ветеранов, у легионеров. Но общаются все
нормально и понимают друг друга прекрасно. Я, как только приехал в Самару, сразу
почувствовал, насколько здесь раскованная, дружеская и доверительная атмосфера.
Когда все профессионалы, то подобные вещи идут команде только на пользу. В Киеве
часто принудительно добивались того, что профессионалы должны делать сами.
Помню, я был в шоке, когда «Крылья» за день до своего матча поехали смотреть
баскетбольную игру. Но, если вдуматься, что тут такого? Мы же не в буфете за
пивом там сидели. Люди-то все взрослые. Мне очень нравятся те отношения, которые
сложились в «Крыльях». Главное, чтобы ребята не злоупотребляли доверием
тренеров.

— А случалось, чтобы кто-то из молодых футболистов излишне жестко сыграл
против вас на тренировках?
— Нет, такого не припомню.

— Или, допустим, мяч между ног прокинуть пытался?
— Такие вещи, с одной стороны, конечно, неприятны, но, с другой, над этим же и
посмеяться можно. И в ответ что-то подобное попытаться сделать. В общем-то я к
этому отношусь нормально.

— А когда только пришли в «Динамо», доставалось от ветеранов за излишнюю
дерзость?

— Так у меня никогда не было жажды взять и кому-то врезать по ногам. Тем более
партнерам по команде. В игре, если кто-то хамить будет, конечно, отвечу. Всегда
же понятно, умышленно игрок нарушает правила или случайно. Но без повода не
ударю никогда.

— Для Самары предстоящие матчи на Кубок УЕФА — огромное событие. А для вас
лично они что-то значат?
— Жизнь так устроена, что кому-то из нас, может быть, больше и не придется
играть в Кубке УЕФА. А кому-то, наоборот, предстоит много матчей и в Лиге
чемпионов. Я прекрасно понимаю значимость этих игр и для Самары, и,
соответственно, для нас. Поэтому очень хочу, чтобы команда подготовилась к
дебюту в еврокубках как можно лучше, особенно с психологической точки зрения. У
нас много молодых ребят, им очень важно набраться уверенности. Наверное, БАТЭ —
не самый страшный соперник, и нам это на руку. Если пройдем белорусов, ребята
почувствуют свою силу.

— А были команды, с которыми на этой стадии вам категорически не хотелось бы
встречаться?

— Нет, я об этом вообще не думал. Единственное, чего я хотел, — это чтобы
соперник был не слишком именитым. Потому что вокруг таких матчей всегда большой
ажиотаж, и нам предстоит потратить много нервов. В еврокубки надо втянуться. Это
как на сборах — всегда лучше начинать матчами с не самым сильным соперником.

— Бытует мнение, что в турнире на Кубок УЕФА в отличие от Лиги чемпионов
много команд примерно одного уровня и поэтому обыграть можно практически любого.
Вы согласны?
— Безусловно. Команды в Кубке УЕФА, конечно, не слабые, и турнир этот
серьезный, особенно на групповой стадии. Но играть можно со всеми.

— Вы считаете, «Крыльям» в их нынешнем состоянии по силам туда пробиться?
— Во всяком случае, верить в это надо.

— Какие игровые козыри, на ваш взгляд, есть у самарской команды?
— У тех ребят, которые остались, пусть их и не много, есть и мастерство, и
желание. При определенном стечении обстоятельств мы способны победить любого.
Нам бы только более дисциплинированно играть в обороне, и тогда шансы Самары
резко возрастут.

— Сравните, пожалуйста, вашу игру за «Динамо» и «Крылья». На мой взгляд, в
Самаре она стала как-то поинтереснее. И уж, во всяком случае, разнообразнее.
— Дело в том, что средний уровень моих партнеров в Киеве был все же повыше.
И поэтому ту часть функций, которую я выполняю здесь, там на себя брали другие.
Поэтому такое впечатление и может возникнуть. Здесь я в атаках участие принимаю
чаще, но в основном во время розыгрышей стандартных положений. А еще, может
быть, дело в том, что в «Крыльях» на меня ребята больше надеются, поэтому и мяч
получаю чаще. В Киеве, конечно, было больше футболистов, которые брали все на
себя.

— В ситуации, когда вы стали явным лидером команды, нет опасности где-то
недоработать, отнестись к себе чуть менее требовательно?
— У меня недавно на эту тему был разговор с Гаджи Муслимовичем. Но он,
наоборот, сказал мне, что я слишком много бегаю, полностью выкладываюсь и из-за
этого иногда не хватает сил на концовки матчей. А я просто не могу по-другому.
Если ситуация складывается так, что я должен бежать за игроком, — побегу. А
когда игра команды отлажена не очень хорошо, то носиться по полю приходится
особенно много.

— Результаты игр «Динамо» с «Туном» сильно вас огорчили?
— Конечно.

— Если я правильно понимаю, киевский клуб, закончивший выступления в
еврокубках, теперь должен начать трудоустраивать некоторых футболистов: какой
смысл держать два состава только для чемпионата Украины? Руководители «Крыльев»
не обращались к вам за консультацией на тему, кого бы сейчас могла заполучить
самарская команда?
— С Гаджи Муслимовичем мы много разговаривали об украинских игроках,
особенно о тех, кто не должен стоить слишком дорого. Кроме того, наш тренер
часто интересуется человеческими качествами того или иного игрока, которого
хотел бы пригласить в команду. Все его пожелания я передал своему агенту.

— Почему именно этот этап еврокубков почти всегда давался «Динамо» со
скрипом? Неужели тренеры так планировали подготовку к сезону, чтобы проходить
первых соперников с минимальными усилиями и набирать форму уже к основной стадии
турнира?
— Нет, это невозможно. Просто очень велика ответственность за результат,
потому что на кону для игроков и для клуба стоит многое. Все нервничают,
переживают и играют совсем не так, как хотелось бы. Несколько раз нам удавалось
зацепиться за Лигу только на выезде, где психологический пресс не так силен.

— В этом году ответная игра динамовцев в Швейцарии проходила по такому же
сценарию?

— Нет, что вы — она была очень вялая. Как будто без желания, хотя я не уверен,
что могут быть матчи с большей мотивацией. И премиальные наверняка были хорошие.
Неприятно и непонятно.

— Мне попалось интервью вратаря «Динамо» Шовковского, в котором он после
этого матча говорил, что некоторые футболисты играли не за команду, а на себя.
Это та же мысль, которую первым озвучили вы, когда зимой уходили из «Динамо»?
— Да. И в этой связи хочу сказать пару слов, которые очень прошу вас
напечатать. Для меня это важно. Когда я уходил, имел неприятный разговор с
Игорем Суркисом. И он был недоволен тем, что я публично говорил о проблемах в
команде. Он это связывал только с моим уходом — с тем, что я не попадаю в
состав, что Сабо меня не любит и так далее. А на самом-то деле я просто всегда
говорю то, что думаю. Вне зависимости от статуса собеседника. И считал важным
объяснить то, что происходит в динамовском коллективе. Потом я дал большое
интервью одной киевской газете, но она его в полном объеме не опубликовала. А
ведь если бы тогда мои голос услышали, то нынешних проблем у «Динамо», возможно,
и не было бы.

— А за счет чего сложился коллектив в «Крыльях»?
— Мне кажется, у нас подобрались ребята, которые правильно понимают футбол. Даже
лучший тренер иногда бывает не в силах перестроить сформировавшегося игрока. А у
нас людей, для которых свои интересы выше интересов команды, практически нет.

— У вас были в этом сезоне моменты, когда приходилось перестраиваться,
переламывать себя?

— Был тяжелый период, когда я только пришел в команду и не играл.

— На ваш взгляд, у тренера тогда были основания вас не ставить?
— Думаю, в какой-то момент я пересидел на скамейке. Некоторые игроки выглядели
не очень хорошо, и, думаю, меня можно было ставить и раньше. Я это не совсем
понимал — обычно, когда есть конкуренция, состав варьируют активнее.

— У вас был на эту тему разговор с Гаджиевым?
— Да. Он попытался меня успокоить, сказал, что знает мои истинные возможности.
Посоветовал не забивать себе голову и дал понять: он на меня рассчитывает. Не
скажу, что сразу меня убедил, но за этот разговор я ему благодарен. На душе, во
всяком случае, стало легче.

— Из тех, кто уехал, кого вам сейчас особенно не хватает?
— В футбольном плане все игроки были хорошие — если перечислять, назвать надо
каждого. А по-человечески мне было жалко расставаться с Карякой — он очень
хороший парень. Но я сам говорил ему, что надо ехать.

— Как могла бы сыграть в Кубке УЕФА та команда?
— Хорошо. Да только что об этом говорить?

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Чего вы ждёте от сборной России в матче с бельгийцами?
Архив →