Онопко: в Испанию я ехал с солеными огурчиками
Текст: «Чемпионат»

Онопко: в Испанию я ехал с солеными огурчиками

А вот и наш парень с неоднозначным ярлыком. Правда, Онопко всегда, сколько мы его знаем, обладал одним качеством, сомнений в котором ни у кого из здравых людей не возникало, – профессионализмом.
27 февраля 2007, вторник. 18:34. Футбол
А вот и наш парень с неоднозначным ярлыком. Правда, Онопко всегда, сколько мы его знаем, обладал одним качеством, сомнений в котором ни у кого из здравых людей не возникало, – профессионализмом. С этих гордых позиций Виктор и рассуждает о легионере Онопко, о других знакомых легионерах и о легионерах вообще.

ЛЕГИОНЕРЫ. КАКИЕ ОНИ У НАС? И КАКИЕ НАШИ У НИХ?

ЯЗЫК НЕ ЗАМЕНИШЬ ПЕРЕВОДЧИКОМ

– Виктор, долго в свое время привыкали к Испании?
– Нет, адаптировался довольно быстро. Первый месяц у меня был переводчик, а сам я старался больше общаться с ребятами и узнавать много новых слов. Сразу выучил, как по-испански будет «нога», «лево», «право», «мяч» и другие слова, которые необходимы на поле. Буквально через месяц я уже знал самые основные выражения.

– Кто из ребят первым протянул руку помощи русскому новичку?
– В принципе, меня очень тепло приняли все, но больше всех мне помогли, конечно, местные иностранцы. Тогда там играли словак Дубовски, который потом нелепо погиб, несколько югославов и другие. Не зная испанского, я лучше понимал именно этих ребят.

– Когда приезжаешь в чужую страну, что первым бросается в глаза?
– Да вот незнакомый язык в первую очередь, а также новые люди, новые условия. Даже когда заходишь в магазин и не можешь выразить свою мысль, чувствуешь себя очень неуютно. Поначалу я менял переводчиков, но затем понял, что только теряю время. Язык нужно учить, а не искать ему заменители. Вскоре я пошел в школу и стал заниматься с репетитором – местным учителем испанского языка. Спокойно общаться стал через год.

– Что нужно брать с собой за границу, чтобы не так сильно скучать по родине?
– Книги, музыку и фильмы. Какие-то продукты, которые не купишь в Испании. Даже сейчас, когда езжу в эту страну, вожу с собой хлеб, сало, подсолнечное масло, соленые огурчики и помидорчики.

– Неужели в Испании этого нет?
– Конечно, там есть русские магазины, но настоящего украинского сала вы там точно не найдете...

ВНАЧАЛЕ МЕНЯ ПОЛЮБИЛИ ТОЛЬКО ЗА ТО, ЧТО Я ИЗ РОССИИ

– Какие слова надо знать прежде всего?
– Очень важно изучить глаголы, склонения, времена. Конечно, если ты что-то не так скажешь, те, кто хочет, тебя поймут. Но все равно «завтра» с «позавчера» лучше не путать.

– Каково было отношение к россиянам десять лет назад?
– Лично ко мне – самое теплое с самого начала. Как только приехал, состоялась презентация, на которую болельщиков пришло тысячи три. Ты выходишь в форме клуба на центральное поле, набиваешь мяч, тебя приветствуют, фотографируют… А Овьедо – город небольшой, так что меня там всегда узнавали. Даже сейчас помнят и очень тепло принимают.

– Вам приходилось рассказывать испанцам про Россию?
– Да, они интересовались нашей страной, традициями, кухней и особенно климатом. Эти люди никак не могли понять, как мы можем жить при температуре –45 градусов. Спрашивали про Красную площадь, про Москву... В какие-то культурные подробности я не вдавался, потому что, в принципе, испанцы такие люди, что их мало что интересует. Думаю, многие даже не знают, где находится Россия. Для них существует только Испания, и им этого хватает.

– Вам приходилось работать больше на себя или на команду?
– Я всегда работал на команду, и мне было даже приятнее не самому забить гол, а помочь партнеру сделать так, чтобы наша команда победила. Для меня были очень важны отношения внутри коллектива, и я никогда не тянул одеяло на себя. Главным для себя всегда считал выполнять требования тренера и полностью отдаваться работе. Кроме того, никогда не чурался «черновой» работы, которую настоящие профессионалы всегда ценили. Время-то всегда расставляло все по своим местам. Я как-то быстро вошел в команду, меня любили и уважали, и за сборную России постоянно выступал. Знаете, меня вообще уважали только за то, что я из России. Никогда не слышал что-то отрицательное ни о России, ни о Советском Союзе. К примеру, мой первый переводчик был из тех детей, которых во время войны из Испании отсылали в СССР.

– То есть вы не чувствовали себя одиночкой или чужаком?
– Нет, конечно. Во-первых, я сразу приехал с семьей – женой, детьми и даже тещей. Поэтому с первых дней чувствовал себя очень комфортно. Жена и борщи готовила, и вареники, так что я быстро привык к новому месту, и у меня не было никаких проблем. Тем более всегда хотел играть и жить в Испании, так что мое пребывание в этой стране можно считать осуществлением мечты.

– Когда вы только приехали в испанский клуб, на каком языке общались с командой, когда переводчика не оказывалось под рукой?
– Начнем с того, что переводчик был со мной почти всегда на протяжении целого месяца. Он присутствовал на тренировках, на каких-то клубных мероприятиях и даже жил со мной в гостинице, пока я не нашел квартиру. Но если я оставался наедине с собой, то записывал всякие слова, зубрил их, потом старался употреблять в общении. Сейчас многие легионеры, приезжающие в Россию, разговаривают по-английски. Но этот язык у испанцев не считается популярным, и его мало кто знает. Поэтому приходилось выкручиваться своими силами.

СТРОЕМ В СТОЛОВУЮ – ЭТО НАУЧНЫЙ ПОДХОД

– Как бы вы поступили, если бы заблудились в совершенно незнакомом городе, не зная местного языка?
– Прежде чем выходить в город, нужно запомнить, где находится твой клуб, гостиница или квартира. Я бы обязательно захватил карточку того отеля, где живу, и денег, чтобы взять такси. А вообще лучшего всего иметь при себе мобильный телефон и номер друга. Так что я прежде всего в такой ситуации выбрал бы «звонок другу» (смеется).

– Командные порядки в «Овьедо» наверняка резко отличались от спартаковских?
– Да, и в первую очередь большим количеством свободного времени. Я как раз приехал зимой, посреди сезона. Так мы проводили всего по одной тренировке в день! Утром приехал, потренировался, и часов в 12 уже свободен. Потом у нас никогда не было длинных сборов перед матчами. Бывало, вообще собирались в день игры или накануне вечером. Поужинал, переночевал – и на игру. Каждый знал, как готовиться, никто за тобой не следил, не бегал. Это была свобода! Ведь самым главным для испанцев было то, как ты выглядишь на поле, а что ты делаешь в течение дня, мало кого волновало. Да и само отношение к футболу и к жизни было немножко другим. Ни у кого нет никаких проблем, никто не ноет, все веселые, смеются, радуются жизни. Если вдруг проиграли, никто из этого трагедии не делал и не впадал в депрессию. Конечно, было обидно, ведь все переживали за свою команду, но на следующий день поражение забывалось, и мы уже готовились к следующей встрече.

– Приезжать на игру в день матча лучше, нежели подолгу сидеть на базе. Или?..
– Дело в том, что нас в «Спартаке» собирали за два дня, и я не считаю, что это много. Ведь у нас и расстояния совершенно другие. Пока по Москве доедешь куда-то, уже глядишь – стемнело. Тем более в 1992–93 годах у нас была новая команда, которой было необходимо проводить вместе как можно больше времени. А уже в конце 93-го, когда мы завоевали чемпионство, Олег Иванович также разрешал нам приезжать на игру на своих машинах. Для меня лично оптимальным вариантом было приехать за день до игры. Спокойно поел, поспал, когда тебя никто не отвлекает. Единственным отличием я бы назвал сборы, которые у нас длятся по три месяца. В Испании или той же Италии длительность сборов составляет максимум 40 дней. Но я думаю, мы будем постепенно приближаться к этой системе. У нас просто очень большой перерыв зимой, и если распускать футболистов отдыхать на три месяца, тогда потом можно их не собрать вообще. Хотя и такая длиннющая предсезонка, когда ты бегаешь и вкалываешь, как вол, тоже неправильна.

– А что скажете о разнице в дисциплине?
– В Испании с дисциплиной проблем не было ни у кого. Если ты опаздываешь на тренировку – штраф. Образно говоря, опоздал на одну минуту – 10 долларов. Не приехал на тренировку – накрываешь на всех стол… Об этом знали все футболисты, и никто никогда не обижался. Перед игрой сказали, что ужин в девять, а ты пришел в 9.01, – штраф. Кстати, в столовой тоже соблюдались жесткие правила, когда ты не имеешь права уйти, пока не доел последний игрок.

– Вы считаете такой подход правильным?
– Это ведь вопрос не только дисциплины. Весь процесс приема пищи контролирует врач, который перед игрой должен знать, что ты ешь, во сколько ты ешь и сколько это все переваривается. Поэтому если ты поел не вовремя, это скажется на твоей игре, у тебя может заболеть живот и так далее. Так что у нас были определенные правила, обоснованные с научной точки зрения. Например, на завтрак было запрещено есть яичницу или пить пепси-колу. Вот сыграл матч, можешь идти есть, что душа пожелает. И я считаю, это правильно. Думаю, мы к этому тоже придем. Я вот сейчас учусь в высшей школе тренеров, где нам все это подробным образом объясняется.

ИНТЕРЕСНО, ЖЕДЕРА НАУЧИЛИ РУССКОМУ?

– Как быстро вы нашли общий язык с тренером?
– Приехал, потренировался меньше двух недель, и меня сразу поставили в состав. В принципе, я и в дальнейшем находил общий язык со всеми тренерами, которые у меня были. Главное – выполнять волю наставника, работать на тренировках и выкладываться в игре. Вот и весь секрет.

– Насколько для вас было важно общение за пределами футбольного поля?
– Очень важно! Например, почти у всех испанских тренеров была традиция – каждую пятницу собираться после тренировки или бани на стадионе и организовывать что-то вроде пикника. Общение под бутерброды. Таким образом шло объединение команды, что крайне необходимо. В «Спартаке» у нас тоже организовывались поездки в лес, мы брали с собой жен, детей, вместе жарили шашлыки, болтали. Общение вне поля помогает созданию команды и внутреннего климата. Чем больше вы общаетесь, тем лучше понимаете друг друга на поле.

– Как же общаться с человеком, если он не знает русского языка?
– Это типичная проблема наших легионеров. А точнее даже – то, что они особо и не стремятся это делать. Английский английским, но ты должен хотя бы выучить некоторые слова, которые тебе самому могут пригодиться в жизни. У нас в «Сатурне», например, Жедер знал всего несколько слов по-русски. Может, сейчас он прибавил в этом плане? А я в основном общался с иностранцами на испанском. Но ведь для хорошего общения и сплочения коллектива этого мало! Когда ты приезжаешь в чужую страну зарабатывать деньги – это хорошо. Я и сам для этого ездил в Испанию. Но учил язык и пытался понять культуру, познать людей той страны, в которой жил. Скажу даже, что если ты знаешь язык, к тебе будут и относиться по-другому, будут больше уважать. Проверено на личном опыте.

– Каким же образом вы постигали культуру Испании?
– Я посмотрел практически всю Испанию. Знаю и Мадрид, и Барселону, и Севилью, и Валенсию, и какие-то маленькие города... Бывал в музеях, смотрел памятники, хорошо знаю местную историю, интересуюсь испанской кухней, потому что в Барселоне она одна, а в Мадриде уже другая… Также различаются и диалекты, в которых я тоже научился разбираться. К слову, среди моих друзей сейчас почти все испанцы. С русскими товарищами, такими, как Никифоров, Мостовой, Попов, Радченко, общаюсь очень мало. Разве только с Юрой Никифоровым, потому что он живет рядом.

В РОССИИ ИНОСТРАНЦЫ, КАК ПРАВИЛО, УЧАТСЯ МАТЕРИТЬСЯ

– В чем состоит проблема, мешающая иностранцам учить русский?
– В «Сатурне», например, было целых три переводчика. С одной стороны – это очень дорого и круто, но с другой – они только мешают ребятам учить наш язык. Понимаю, он трудный, но если ты хочешь, ты сможешь запомнить хотя бы самое основное. Вот тот же аргентинец Монтенегро пытался выучить какие-то слова. Правда, ругательные. Но это нормально. Ведь моими первыми испанскими словами тоже были местные матюки. Кроме того, когда в команде пять аргентинцев и, скажем, пять бразильцев, они невольно объединяются в кланы – бразильцы отдельно, аргентинцы отдельно…

– Существуют ли какие-то отличия между легионерами 90-х и легионерами нынешнего времени?
– Думаю, серьезных отличий нет. Первыми легионерами в «Спартаке» были бразильцы и, как мне рассказывал Титов, русский они знали. Самарони вроде и вовсе без акцента говорит по-нашему.

– С кем вы больше всего общались в «Сатурне»?
– Ближе всех был с Кински, Лендьелом, который сейчас в «Кубани» выступает, и Монтенегро. Когда была возможность, собирались вместе на базе, жарили мясо, а однажды, помню, даже зарезали двух баранов. Кроме того, с Тони (Кински) мы в самолете всегда сидели вместе. Также хорошо общались с югославами – Миланом Лешняком и Колей Ёлочкиным (Николой Йоловичем). Встречались с ними, подтягивались также Андрей Канчельскис, Петя Быстров... Все как-то собрались на моем дне рождения.

– Интересно, чем же больше всего интересуются иностранцы, приехавшие в Россию?
– В основном, чемпионатом, предстоящим соперником. А в начале сезона еще всех волнует, какая будет погода, и не дай бог, стукнет мороз.

ГЬЯН ОБИДЕЛСЯ В СТИЛЕ ЭТО’О

– Существовало ли в Испании такое понятие, как дедовщина?
– Нет, конечно! Безусловно, уважение к старшим соблюдалось. Например, если играем в «квадрат», то в середину выходит самый молодой. В принципе, у нас и поводов-то не было для какого-то неравенства. Мячи уже никто не таскает – сейчас это все делает персонал. Теперь вообще можно приехать в незнакомую страну с одной расческой и шампунем. Все остальное выдадут на месте.

– А что скажете о проблеме расизма? Была ли она в Испании?
– Уж что-что, но только не это!

– Как вы можете прокомментировать инцидент между Гьяном и спартаковскими болельщиками?
– Думаю, Гьян такое поведение перенял у Это’О. Это же ему однажды что-то крикнули с трибуны, и он обиделся на болельщиков. Помните, он хотел даже уйти с поля. Конечно, фанаты были не правы в этом случае, но ведь надо было подумать и о том, что к нему в команде относятся великолепно и никогда не позволят себе каких-то расистских высказываний. Поэтому уходить с поля – это перебор. У тебя контракт, ты получаешь зарплату и не должен отвечать на подобные провокации трибун. И уж тем более связываться с ними, показывать жесты и тому подобное... Если будешь отвечать болельщикам и хамить им в обратную, только настроишь их против себя еще больше. И опять же, не стоит забывать, что, кроме парочки уродов, на стадионе сидят тысячи достойных людей, которые, я знаю, поддержали Гьяна в трудную минуту. Мне ведь тоже кричали всякие обидные вещи... Но я никогда не отвечал этим людям. В таких ситуациях, на мой взгляд, очень важно сохранить лицо.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →