Легионеры. Сегодня они скандалисты, а завтра - друзья
Текст: «Чемпионат»

Легионеры. Сегодня они скандалисты, а завтра - друзья

Иностранный легион в "Зените" с некоторых пор не просто ширится, а набирает настоящие хозяйские обороты. Возникают даже конфликты. Только, похоже, не все так плохо в международной невской бригаде, которая собирается выиграть чемпионат страны.
27 февраля 2007, вторник. 22:39. Футбол
У нас не премьер-лига, лимита на легионеров нет, а потому выпускать на полосы «ФХ» ребят с нероссийскими паспортами имеем право в любом количестве. Но как они радуются, мы видели. А кто упустил, может посмотреть на соседнюю картинку, где бьются, иной раз путая своих с чужими. А вот чем они в России живут – на самом деле большая загадка, подкопаться к которой мы смогли при помощи наблюдательного Андрея Аршавина и опытного Виктора Онопко.

АНДРЕЙ АРШАВИН: РИКСЕН ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЕТ ПО-РУССКИ

Иностранный легион в «Зените» с некоторых пор не просто ширится, а набирает настоящие хозяйские обороты. Возникают даже конфликты. Только, похоже, не все так плохо в международной невской бригаде, которая собирается выиграть чемпионат страны. А поведал нам о том, что все-таки внутри этого интернационала творится, один из лидеров «Зенита» Андрей Аршавин.

ЛЕГИОНЕРЫ. КАКИЕ ОНИ У НАС? И КАКИЕ НАШИ У НИХ?

КРИЖАНАЦ ПО-РУССКИ НЕ ГОВОРИТ, ОН НА НАШЕМ ПРОСТО ШПАРИТ!

– Как вы думаете, с какими проблемами сталкиваются легионеры, приезжающие в Россию?
– Думаю, все проблемы, в том числе и бытовые, возникают по причине незнания иностранцами русского языка. Других трудностей в таких, например, командах, как наша, возникать не должно в принципе.

– А какие трудности испытываете вы, работая и общаясь с легионерами?
– Я? Да в общем-то, никаких.

– Как, по-вашему, должны ли иностранцы, играющие в нашей стране, изучать русский язык и как-то приобщаться к русской культуре?
– Естественно, они должны стараться выучить русский язык, поскольку живут и работают здесь. Что касается культуры, могу сказать так: легионер не обязан к ней приобщаться, но должен уважать законы и традиции той страны, в которую он приехал.

– Вы им как-то помогаете в этом?
– Конечно, что-то подсказываю, если надо. Однажды просили билеты в театр достать. У нас Камил (Чонтофальски – прим. С.Б.) любит туда захаживать.

– Заметно ли стремление у легионеров «Зенита» выучить русский язык?
– Особого рвения я, честно сказать, не заметил. Особенно среди англоязычных футболистов. Практически никто из них не учит русский. Они считают, что им, видимо, это не нужно, ведь они совершенно нормально могут общаться между собой и по-английски.

– Кто из легионеров «Зенита» лучше всех освоил русский, а кто и двух слов связать не может?
– Например, Эрик (Хаген – прим. С.Б.) крайне редко говорит по-русски, хотя уже практически все понимает. Также, как и Риксен, хотя голландец у нас относительно недавно. Наши братья-славяне с самого начала хорошо говорили по-русски, поэтому у них особых трудностей с общением не возникало никогда. Лучше всех, безусловно, шпарит Крижанац, который может объясниться на любую тему. А вот труднее всего приходится корейцам. Этим ребятам очень тяжко дается общение в зенитовской среде.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК «ЗЕНИТА» – АНГЛИЙСКИЙ

– Так какой же все-таки язык является национальным в «Зените»?
– Думаю, английский. У нас уже русские футболисты сами чаще говорят на нем, чем просят кого-то перевести. Я вот сам сейчас «инглиш» учу, чтоб быть более адаптированным к общению с разными людьми.

– А русский как же в российской команде? Неужели он настолько труден?
– Этот вопрос нужно задавать легионерам. Я-то с легкостью с вами разговариваю (смеется).

– Получается, что вы в какой-то степени идете им на уступку.
– С одной стороны, да, а с другой – английский язык принят во всем мире, и рано или поздно его желательно выучить. Знаете, живое общение с англоговорящими ребятами идет скорее на пользу, чем во вред.

– Каким образом вы помогаете иностранным партнерам адаптироваться в нашей стране?
– Что касается быта или дома, то здесь им больше помогает наш администратор. Мы же чаще ездим с ними в город, показываем места, куда лучше сходить, где погулять…

– Куда же чаще всего ходят легионеры, гуляя по Питеру?
– Я думаю, что все эти места находятся в районе Невского проспекта (смеется).

– Просили ли вас вместе в магазин сходить, к примеру?
– Нет, такого не было. Зато были случаи, когда нас просили положить деньги на телефон, потому что они поначалу не знали, как это делается. Знаю некоторых ребят, которые по просьбе легионеров даже машины оформляли на свое имя, потому что иностранцам самим это сделать практически не под силу, а на собственном транспорте ездить охота.

РАЗВЕ Я ПОХОЖ НА ЛИ ХО?

– Есть ли что-то такое в России, к чему иностранцы привыкают с трудом или вообще не могут привыкнуть?
– Думаю, им непонятны наши морозы. Хотя мы их практически и не застаем, но все же минусовая погода некоторых ввергает в шок.

– А существуют ли в «Зените» какие-то традиции или правила, чуждые иностранцам?
– Нет, лично я этого не замечал.

– Насколько трудно для вас найти общий язык с легионером из дальнего зарубежья?
– Это не зависит от национальности человека и той страны, откуда он приехал. Уверен, если он хочет найти с тобой общий язык, то языковой барьер, в принципе, не так страшен, как может показаться на первый взгляд.

– Чем русский менталитет отличается от западного?
– Иностранные футболисты приехали сюда показать результат и что-то выиграть в составе «Зенита». И, надо сказать, они все для этого делают. Может быть, они более профессионально относятся к футболу, чем мы. Но это уже тоже спорный вопрос. Легионеры всегда разделяют работу и личную жизнь. То есть потренировались, а потом каждый предоставлен сам себе. Хотя, наверное, российские игроки в этом плане все больше стали походить на иностранных партнеров.

– А чем Аршавин отличается, скажем, от Риксена? Помимо манеры игры, разумеется.
– Помимо манеры? Пожалуй, мы одинаково относимся с ним и к футболу, и к работе, да и вообще наши взгляды во многом совпадают. Что касается быта, то здесь грани отличий уже стерлись. По крайней мере, в нашей команде, поскольку у нас давно работают иностранные тренеры, живущие по европейским стандартам и правилам, в которые хорошо вписываются игроки из любых стран. Можно сказать, в этом плане нам повезло.

– А что общего между вами и, например, Ким Дон Чжином или Ли Хо?
– Вот этого не знаю, и даже не задумывался.

РАДИМОВ УПРОСТИЛ ЖИЗНЬ ДОМИНГЕСУ

– Если разделить легионеров на группы, как можете охарактеризовать каждую из них?
– Ну вот с корейцев и начну. Эти ребята отличаются спокойным нравом, они всегда очень уважительны к любому человеку, который старше их, вне зависимости от ранга или должности. Если ты старше их, они всегда готовы уступить или как-то помочь. Славяне очень похожи на нас. Их уже, в принципе, и не отличишь. Что касается ребят из Западной Европы, то каждый из них уникален по-своему. К примеру, Эрик молчун, тогда как Риксен, напротив, очень компанейский парень. На самом деле все зависит от людей и тех качеств, которые в них заложены.

– А что скажете о Фатихе Текке и Домингесе?
– Текке мусульманин, и с ним немножко сложнее, чем с остальными. Вот, к примеру, он во время чемпионата соблюдал пост и в течение длительного времени почти ничего не ел. Мне кажется, это даже отразилось на его игре. Но это личное дело любого верующего человека, ведь никто же не может заставить кого-то не верить или не выполнять нужные ритуалы. Про Домингеса пока ничего не могу сказать, поскольку он с нами провел еще не так много времени. Но, наверное, ему здесь комфортно. Он тоже мало разговаривает по-русски, хотя понимает почти все. К тому же Влад Радимов говорит по-испански, что упрощает Домингесу жизнь.

– Кто из них вообще не вписывается или пока не вписался в российские рамки?
– Дело в том, что «Зенит» создает такие условия для наших легионеров, что им всем должно быть как минимум комфортно.

– Говорят, легионеры приезжают в Россию, чтобы заработать денег. А есть ли в «Зените» те, кто душой болеет за клуб?
– Считаю, все одинаково хотят выиграть что-то для своей команды. А то, что легионеры зарабатывают деньги… Знаете, это во всем мире так. В плане работы уже не существует такого понятия, как «наши» и «не наши». Мы все футболисты, мы все делаем одну работу.

– Существует ли это деление на «наших» и «не наших» в повседневной жизни?
– Мне сложно сказать, но вряд ли подобное деление имеет место. Просто ты изначально больше общаешься с теми людьми, которых лучше понимаешь, вот и все. Но опять же, если захочешь с кем-то сблизиться, языковой барьер преградой не станет.

– Сейчас очень популярна тема проблемы легионеров. Вы считаете, что их количество надо сокращать?
– Я бы сказал, это не столько проблема легионеров, сколько проблема их качества. Дело в том, что в последние пять-семь лет к нам в страну везли очень много иностранцев просто для того, чтобы заработать денег, а не для того, чтобы как-то усилить состав. Тогда как сейчас с каждым годом в Россию приезжают все более качественные легионеры. С одной стороны, это правильно – освобождать место российской молодежи. Но только если это принесет пользу нашему футболу и места иностранцев действительно займут молодые звезды. А если уровень чемпионата из-за этого будет только падать, то никакого смысла я в этом не вижу.

23 ФЕВРАЛЯ ОТМЕТИЛИ ВМЕСТЕ С ЛЕГИОНЕРАМИ.ДВУМЯ ТРЕНИРОВКАМИ

– Андрей, с кем из легионеров вы дружите?
– У меня со всеми хорошие отношения, но больше всего я близок, наверное, с Крижанацем и Риксеном.

– Может ли иностранец стать вашим лучшим другом, или вы для этого слишком разные?
– Думаю, что может. Главное ведь – чтобы человек был хороший.

– Отмечаете ли вы вместе с иностранцами какие-то праздники?
– Праздники – нет, но иногда собираемся вместе посидеть, поговорить.

– Совсем недавно страна отмечала 23 февраля. Как этот праздник прошел в «Зените»?
– Да никак. Две тренировки провели, на которых и россияне, и легионеры защищали и защищались сами (смеется). Все как обычно.

– Любопытно, кто-нибудь из иностранцев бывал у вас на дне рождения? И возможно ли это в принципе?

– Я думаю, такое возможно, но до этого момента еще не случалось. Дело в том, что я вообще редко справляю свой день рождения.

ЖЕСТАМИ МОЖНО ОБЪЯСНИТЬ ВСЕ. КРОМЕ ЛЮБВИ

– Может ли нормальное общение заменить язык жестов?
– Если люди хотят понять друг друга, они поймут. И со временем научатся разговаривать на одном языке.

– В России существует набор разных жестов, благодаря которым мы понимаем друг друга моментально. Понимают ли наши жесты иностранцы?
– У нас очень немного жестов, которые бы не использовались людьми в других странах. Да и к тем, что есть, они со временем начинают привыкать. Были бы мы в Болгарии, где «да» означает «нет», то тогда трудности бы возникли. Но мы, слава богу, живем в России, да и в «Зените» болгар пока нет, так что никаких проблем.

– А что, на ваш взгляд, невозможно объяснить жестами?
– Думаю, что любовь невозможно объяснить ни жестами, ни словами.

– И все же, когда особенно чувствуется дискомфорт при общении с людьми, которые не понимают русского языка?
– Мы уже научились приспосабливаться к этому, так что особых сложностей не испытываем. Бывает, по-английски что-то скажешь, и все сразу поняли.

– А вот на каком же языке, скажем, пишется меню в столовой?
– Меню не пишут, пишут распорядок дня. Раньше писали на английском и на русском, а сейчас полностью перешли на английский.

– Кстати, вы замечали, как легионеры, особенно корейцы, относятся к русской кухне?
– Им, по-моему, было очень трудно перестроиться на европейскую еду. Что до русской, то я думаю, они ее еще и не пробовали, поскольку в «Зените» предпочтение отдается как раз скорее европейским блюдам, нежели чисто нашим.

ХАГЕН – НАСТОЯЩИЙ АГРЕССОР

– Вам приходилось разбивать стереотипы о России? Ведь до сих пор есть такие, которые думают, что у нас по Москве медведи ходят…

– Нет, слава богу. И не стал бы никого разубеждать, потому как думаю, что это проблемы тех людей, которые не были в России.

– А что нового вы узнали от ребят-иностранцев?
– Конечно, они что-то рассказывают о своем житье-бытье, но сейчас, если честно, я не припомню ничего конкретного.

– Еще не появилось желание посмотреть на те места, о которых вам рассказывают друзья из-за рубежа?
– Может быть, в Хорватию я бы съездил. Крижанац уж больно сильно свою родину рекламирует.

– А в Корею?
– Нет, Корея слишком далеко (улыбается).

– Как часто случаются конфликты в команде между легионерами?
– Случается и такое, как, впрочем, и в любой другой команде. Это же нормальное явление, когда мужчины выясняют между собой отношения, и национальность в этом деле никакого значения не имеет. И уж тем более у нас не бывает никаких распрей национального характера.

– Кто же из легионеров самый тихий, а кто самый агрессивный?
– Самые спокойные, естественно, корейцы. А самый агрессивный – Эрик. Хаген, пожалуй, настоящий агрессор, когда надо.

– А самый горячий парень, вероятно, Домингес?
– Не знаю, вам, наверное, виднее. Но он, по-моему, спокойный парень.

– Кто из иностранцев больше всех ругается?
– Тот самый агрессор – Эрик Хаген. Кажется, я не ошибаюсь.

– А от кого неприличные слова слышатся чаще – от наших ребят или приезжих?

– Дело в том, что у них мат очень ограничен. У нас в этом смысле язык намного богаче...

РАДИМОВ VS. РИКСЕН – ЭТО РАБОЧИЙ МОМЕНТ

– Что вообще можно не поделить с иностранным игроком?
– Выброс эмоций происходит только на поле – в игре, например, или в каком-то упражнении на тренировке. Но в быту вы вряд ли увидите, чтобы кто-то серьезно конфликтовал.

– Как вы прокомментируете стычку Риксена и Радимова?

– Два взрослых человека сошлись с разными взглядами на один и тот же игровой эпизод. А повздорили они из-за того, что оба были на взводе. Это исключительно рабочий момент, не связанный с личными взаимоотношениями.

– Интересно, дать затрещину партнеру – это русская особенность или право капитана в любой команде?
– Капитан – он на то и капитан, чтобы что-то подсказать, пусть и в грубой форме. Думаю, этим правом наделены капитаны всех команд.

– С недавних пор капитанская повязка перешла к вам. Какой стиль выбрали в общении со своими игроками – подсказывать, ругаться или молча наблюдать за происходящим?
– Возможно и то, и другое, и третье. Так что буду действовать по ситуации.

– Может ли иностранный игрок стать капитаном в российском клубе?
– А почему нет? Если в него верят партнеры, если он умеет вести за собой, обладает при этом лидерскими качествами и является душой компании – это настоящий капитан.

Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →