Бышовец: за независимость приходится платить
Текст: «Чемпионат»

Бышовец: за независимость приходится платить

Бронзовый призер минувшего чемпионата готовится к сезону под руководством нового наставника. На сборе в Голландии главный тренер "Локомотива" Анатолий Бышовец ответил на вопросы газеты "Спорт день за днем".
1 марта 2007, четверг. 10:37. Футбол
Бронзовый призер минувшего чемпионата готовится к сезону под руководством нового
наставника. На сборе в Голландии главный тренер «Локомотива» Анатолий Бышовец
ответил на вопросы газеты «Спорт день за днем».

– Анатолий Федорович, лично мне вы в Голландии показались каким-то спокойным.
Обстановка вокруг «Локомотива» стала менее горячей?

– Я и не особо нервничал, хочу вам сказать. Конечно, когда поставлена серьезная
задача, предстоит сложный сезон, всегда возникают разного рода рабочие вопросы,
но они на то и рабочие, чтобы их решать. Главное, что у нас с руководством
существует хороший контакт, который и позволяет это делать.

– Вам как ни позвонишь между сборами, вы все на совещаниях…
– Это тоже неизбежный процесс. Я отношусь к этому спокойно, пусть решение
околофутбольных вопросов и отнимает у меня оставшееся от тренировок свободное
время. Стараюсь не отвлекаться по мелочам, если мне что-то или кто-то мешает,
определяю сразу, откуда ветер дует.

– Вы говорили, что в команде недостаточно игроков. Кочиш и Родолфо – это
усиление?

– В определенной мере. Я имел представление об этих футболистах, смотрел диски,
но решение об их приобретении мы принимали коллегиально, всем руководством.

– Кочиш уже успел потренироваться под вашим руководством и даже сыграть 40
минут в матче с донецким «Металлургом». Какое-то впечатление он на вас произвел?

– Видно, что у него хорошая техника, тонкое понимание футбола. Но для того чтобы
дать исчерпывающий комментарий, нужно видеть его в работе намного дольше.

– Бразильцы – народ эмоциональный и амбициозный. Не так давно Родриго,
партнер Родолфо по киевскому «Динамо», обидевшись на свою замену, кинул в
сторону тренерской скамейки бутылку с водой. Вы готовы работать с такими
игроками? И как обычно ведете себя в подобных ситуациях?
– Я надеюсь, что в «Локомотиве» ни Родолфо, ни кто-либо другой из бразильцев
этого делать не будет. Что касается методики, то я обычно высказываю игроку свое
мнение о его поступке, когда он полностью успокоится. Зачем ругать человека,
если он и так огорчен?

– Что скажете о вратарской позиции? Вы не так давно выразили недовольство
Пелиццоли…

– Я не сказал, что он плохой вратарь, а высказался по ошибкам, допущенным Иваном
в двух подряд контрольных матчах. Я отношусь к Пелиццоли совершенно объективно,
а уж остальное он должен доказать сам. Многое будет зависеть от того, как он
адаптируется к новой команде.

– А как обстоит дело с Якуповичем? В прошлом году он не понимал защитников,
они не понимали его, в итоге страдала команда. Сейчас, если следовать такой
логике, будет два «глухонемых» вратаря?

– Ситуация изменилась: оба голкипера учат русский язык. А свою состоятельность
наши вратари будут доказывать делом.

– На тренировках вы выглядите едва ли не живее самих игроков. Вы всегда были
склонны к такому методу работы или подобный стиль нужен именно этой команде?
– Нет, это, если хотите, принцип работы. Игрокам нужен серьезный
эмоциональный фон для тренировок. Отсутствие такого фона может стать серьезным
тормозом для всех усилий. Главная же наша задача – совершенствование игры.

– Легко ли далось вам решение об «отставке» Евсеева? И можете ли вспомнить
еще случаи в вашей карьере, когда приходилось, как выражался Романцев, «резать
мясо»?
– Решение принимал непросто, но было понимание того, что делаю это в
интересах команды. В таких ситуациях главное честно смотреть игроку в глаза и
говорить то, что есть. Похожий момент был в Питере в 1996 году, когда мне
пришлось расстаться в «Зените» с Сергеем Дмитриевым. Я возглавил команду после
Садырина и автоматически попал под давление. Но не испугался и так же, как в
случае с Евсеевым, сказал игроку сразу все как есть.

– Но вы уже получили свою порцию критики…
– Я к критике отношусь спокойно, а конструктивную иногда даже считаю интересной
и полезной. Но в последнее время в критике в мой адрес слишком много
несоответствий. Похоже, кому-то просто выгодно, чтобы вокруг «Локомотива»
создавалась атмосфера хаоса.

– Что вы сами больше всего не любили в тренерах, когда были игроком?
– (После долгой паузы.) Пожалуй, лицемерия и лжи. Если тебе в лицо говорили
одно, а на деле все было по-другому, возникало отвратительное чувство.

– Никогда прежде ваши команды не играли по схеме 4-3-3, а тут вы прямо
заявили, что намерены наигрывать к сезону именно этот тактический вариант…
– Опять же, я не говорил этого прямо. Просто сказал, что данная схема
наиболее современна и удобна тем, что в любой момент ее можно трансформировать.
Хочешь – играй в пять защитников или полузащитиков и одного форварда, требует
ситуация – перестраивайся на атакующий вариант, можно также играть 4-4-2.

– Оттмар Хитцфельд тоже пришел в «Баварию» и заявил, что нужно перестраивать
игру. Продолжаете совершенствоваться?
– В отличие от Хитцфельда у меня не было такого, чтобы я сидел без дела. Я
работал постоянно, пусть на разных должностях – консультантом, генеральным
менеджером, в трудной ситуации и тренером, как это было на Мадейре и в Томске.
Так что ни на секунду не упускал из виду футбольные тенденции.

– Кстати, жалеете, что не вытащили команду в Амстердам на матч «Аякс» – «Вердер»?
Как раз и посмотрели бы 4-3-3 в действии…
– В настоящий момент нам необходимо работать по графику с двухразовыми
тренировками, а также нужны контрольные игры. Матч с «Металлургом», например,
был значительно важнее. А вообще, я педагогические мероприятия довольно часто
устраиваю. Когда привозил в Петербург «Томь», устроил вместо предыгровой
тренировки катание на кораблике по Неве, а разминку мы провели в Летнем саду. Не
каждому это позволено, меня там просто хорошо знают и прекрасно относятся…

– Вы работали с разными клубными боссами, некоторые из них, прямо скажем,
проблемные – Мутко, Ахметов, Романов…

– Насчет Ахметова не сказал бы, что он проблемный. Этот человек действительно
делает все возможное для развития «Шахтера» и вообще футбола на Украине. Романов
тоже делает для своих клубов немало, но я бы сказал, что некоторые действия
этого человека у меня вызывали и вызывают вопросы. Далеко не все меня
устраивало. Как только я выполнил свою роль и клубы, входящие в систему Романова
(«Хартс» и МТЗ-РИПО), заняли высокие места в своих чемпионатах, мы расстались. Я
не принимал участия в тренировочном процессе того же «Хартса», но сделано,
поверьте, было немало. Что же касается Мутко, то первые полтора года у меня с
ним в «Зените» не было никаких проблем. Но когда я получил приглашение из
сборной, все затрещало по швам. Может быть, в той ситуации и было ошибкой
решение совмещать посты тренера сборной и «Зенита». Я остался без поддержки с
обеих сторон. Не было единства ни в клубе, ни в сборной. Тогда я, конечно,
рискнул и сделал это во многом из чувства патриотизма.

– У вас, кстати, тоже репутация «проблемного» тренера…
– Люди, достигшие определенного уровня, имеющие свои принципы и убеждения, сами
по себе являются проблемными. Они отстаивают свою точку зрения, а их
независимость и является для других проблемой.

– Но вам важно быть независимым…
– Что делать, за независимость приходится платить.

– У вас всегда один и тот же тренерский штаб – Герасимец, Кульков, теперь вот
Лютый появился…

– К сожалению, у меня был негативный опыт работы в сборной и клубах, даже в
Корее, когда люди, входившие в мой штаб, впоследствии подводили меня. И я эти
уроки усвоил.

– В Петербурге до сих пор есть люди, которые говорят: если вернется Бышовец,
то на двери местных спортшкол можно будет вешать замки. Мол, своих приведет…

– Не знаю, кто такое говорит! Когда я работал в «Зените», у меня были прекрасные
отношения с директором «Смены» Бесовым, я постоянно следил за школами, команда
материально поддерживала ребят из необеспеченных семей. Во всяком случае, тогда
мы точно больше ориентировались на своих воспитанников, чем нынешний «Зенит».

– Вам самому интересно, чем живет нынешняя молодежь? Пытаетесь понять
интересы молодых игроков?

– Боюсь, что у меня это очень плохо получается… Они совершенно другие, я иногда
прихожу в шок от той системы ценностей, которая сейчас существует. Да что там! У
меня с моими собственными детьми проблемы. Они говорят: «Папа, то, чему ты нас
учил когда-то, сейчас абсолютно не нужно». О своей нынешней команде скажу так:
меня бы устроило, если бы стремление достичь больших целей превалировало у ребят
над стремлением обогатиться. Хотя первое не исключает второго.

– Последний вопрос: знаете ли, какое прозвище вам дали в Петербурге
болельщики?

– Нет.

– Гете.
– Не самое плохое прозвище, не так ли? На самом деле та фраза из Гете, что я
сказал на пресс-конференции в 2005 году после матча с «Зенитом» («Томь» тогда
уступила 0:1. – «Спорт»): «вышел из дома и сразу попал в дерьмо», – относилась
не к питерской команде и не к болельщикам, а к игре, которая была очень грязной
и жестокой. Кстати, потом, когда я вез «Томь» со сборов в Латвии через Питер,
местные болельщики пытались даже несколько агрессивно вести себя по отношению к
моим игрокам. Нормализовать ситуацию помогло мое появление. До сих пор в Питере
меня всегда встречают великолепно.
Источник: Спорт день за днём Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
30 марта 2017, четверг
29 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Огорчит ли вас возможное отсутствие сборной Аргентины и лично Месси на ЧМ-2018?
Архив →