Роналдиньо мне, наверное, уже не стать, но амбиций хватает
Текст: «Чемпионат»

Роналдиньо мне, наверное, уже не стать, но амбиций хватает

Одним из самых заметных трансферов межсезонья стал переход Дмитрия Кириченко из "Москвы" в "Сатурн". 30-летний форвард рассказал о мотивах своего расставания с достаточно благополучным столичным клубом.
6 марта 2007, вторник. 20:03. Футбол
Одним из самых заметных трансферов межсезонья стал переход Дмитрия Кириченко из «Москвы» в «Сатурн». 30-летний форвард рассказал нам о мотивах своего расставания с достаточно благополучным столичным клубом и о том, насколько человеку периодически необходимо становиться новичком. Дмитрий вспомнил все свои дебюты в высшей лиге, рассказал о культурном уровне наших футболистов и доходчиво объяснил, почему не надо бояться ЦСКА.

Кириченко довольно неожиданно сменил в межсезонье обстановочку. Казалось, человек плотно и надежно осел в команде, которая не спешит и не рвется. «Москва» и ее недавний форвард словно планировали, как все оно будет потом, когда ЦСКА будет не так грозен, а на «Спартак» можно будет не просто огрызаться пару раз за год. В общем, сегодня на нашей полосе бывалый нападающий выступает в роли новичка. И не только «Сатурна». И откуда у него такая потребность – периодически быть этим самым новичком? Почитаем.

У ЦСКА ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ. НО НЕ КОСМИЧЕСКИЙ

– Дим, помните, с какими чувствами вы впервые стали новичком «вышки»?
– Конечно! Причем это был настоящий скачок в высшую лигу прямиком из второй. Когда я прибыл из таганрогского «Торпедо» в тогда еще «Ростсельмаш», для меня все было в новинку. И уровень чемпионата, и уровень исполнителей. Правда, психологически чувствовал себя нормально. Думал, раз уж меня пригласили сразу в «вышку», значит, я чего-то действительно стою.

– Ко многим игрокам уверенность приходит постепенно.
– Я не исключение, ведь с годами уверенности стало больше. Сейчас я вполне уверенный. Но в меру, разумеется. Хотя, как и все, иногда испытываю и некие сомнения. В нашей профессии невозможно всегда быть на сто процентов спокойным и невозмутимым.

– О чем мечтали тогда, когда в вашей жизни еще не было больших клубов?
– Не могу сказать, что я мечтал о чем-то нереальном. Хотелось играть, забивать голы, повышать свой уровень. Ну и финансовое состояние, бытовые условия, какие-то жизненные позиции…

– Могли тогда предположить, что до ЦСКА не так уж и далеко?
– Знаете, мог. В то время мое появление в любом столичном клубе не явилось бы чем-то сверхъестественным, потому что даже из Таганрога я мог попасть в московское «Динамо», куда даже ездил на просмотр, а чуть позже вел переговоры и с «Локомотивом». Но сейчас рад, что не перешел в другую команду и оказался именно в «Ростсельмаше». Что касается армейцев, то ЦСКА ведь не верх какого-то космического уровня, до которого нельзя дорасти футболисту… Поэтому я, как и любой другой игрок, наделенный честолюбием, стремился попасть в команду более высокого уровня.

– То есть вы заранее были уверены, что «Ростсельмаш» – это только трамплин?
– Когда я перешел в ЦСКА, мне было уже 25 лет, и, думаю, это уже тот возраст, когда ты должен был достаточно поиграть и набраться опыта. Так что к себе как к молодому и перспективному я не относился. Хотя и не был уверен в том, что сразу начну играть и забивать, потому что в армейском клубе всегда была очень высокая конкуренция. Сейчас вспоминаю те годы и, в принципе, доволен тем, что мне удалось сделать за эти три года, оставившие неизгладимый след в моей жизни.

– Можно ли говорить о том, что с переходом в ЦСКА сбылись ваши мечты?
– Естественно, ведь я перешел в клуб, который был одним из лидеров российского футбола. Что там говорить, ЦСКА есть ЦСКА! И несмотря на то что играл не так много, как хотелось, я был на ведущих ролях, стал лучшим бомбардиром и в его составе сумел завоевать несколько титулов.

В ЦСКА ОТЛИЧНЫЕ ИГРОКИ. НО НЕ НАСТОЛЬКО, ЧТОБЫ ИМ КЛАНЯТЬСЯ

– До прихода в армейскую команду были ли у вас авторитеты среди армейцев?
– Не думаю, что футболисты в ЦСКА такого суперуровня, чтобы им кланяться. Отличного – да, но не более того. А вот в житейском плане у меня были дружеские отношения с ребятами, к которым я испытываю уважение. Там я познакомился с Сергеем Семаком, о котором и до того слышал много хорошего, с Роланом Гусевым, с которым мы до ЦСКА пересекались в молодежной сборной. Что же касается кумиров и авторитетов в футболе, то я не делал себе идолов, поскольку знаю, что оставаться на вершине всегда невозможно. Сегодня ты играешь лучше, а завтра можешь сесть на скамейку.

– Как коллектив отнесся к новичку Кириченко?
– Вполне нормально. Газзаев тогда создавал новую команду, и практически 80% основы составляли новички, которые появились либо в тот же год, что и я, либо сезоном раньше. Мы были очень дружны и никаких проблем в общении не испытывали. Естественно, что дружить со всеми невозможно – с кем-то общался больше, с кем-то меньше. Но в целом все друг к другу относились по-человечески. Поэтому я никогда не чувствовал себя одиночкой.

– С кем у вас были самые близкие отношения?
– Поначалу с Гусевым и Семаком, а потом еще и с Игорем Акинфеевым. Да мы и сейчас поддерживаем отношения. Ну а с Семаком и вовсе часто видимся, последний сезон вот вместе отыграли в «Москве».

ФУТБОЛИСТЫ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ – ЛЮДИ КУЛЬТУРНЫЕ

– Вы – человек неконфликтный. А приходилось ли общаться с кем-то на повышенных тонах?
– Лично я стараюсь избегать подобных ситуаций. Хотя футбол – контактный вид спорта, и на тренировках всякое может произойти. Однако за все те годы, которые я отыграл, довольно редко встречал общение на повышенных тонах между футболистами. Скажем так, это, наверное, исключение из правил. Все футболисты у нас достаточно корректные в поведении, и если случаются стычки, то только на поле.

– Леонид Слуцкий, кстати, заметил, что футболисты премьер-лиги отличаются уровнем культуры и общения. Согласны?
– Наверное, это действительно так. В командах премьер-лиги высокий уровень как футбола, так и общения, которое отличается корректностью. И среди игроков больше встречается адекватных людей, нежели во второй лиге. Хотя это больше зависит от самого человека, а не от условий, в которых он работает.

– В ЦСКА выше не только уровень футбола, но и нагрузок. Было ли такое, что вам становилось невмоготу?
– Конечно, бывали очень тяжелые дни. У Газзаева нагрузки были действительно высокими, особенно на первом и втором сборах. И тем более после Ростова предсезонка в ЦСКА мне давалась далеко не просто. Но я терпел, стиснув зубы. Вообще, на сборах всегда тяжело – ведь помимо тренировок это еще и разлука с близкими. Но ничего, привык, втянулся. И потом никаких проблем не возникало.

– За что больше всего переживает футболист, когда из среднего клуба переходит в элиту?
– Я больше всего думал о соответствии своего уровня уровню команды, которая демонстрировала классную игру и считалась топовой в нашем чемпионате. Это основной вопрос для футболиста – понимать, что ты должен постоянно доказывать свою состоятельность и способен играть в одной команде с футболистами высокого уровня.

– Вы почувствовали себя звездой в ЦСКА?
– Да нет, конечно. Я совершенно спокойный, уравновешенный и адекватный в этом плане. Так что склонности звездить во мне никогда не было.

– Но заметили, что у футболистов ЦСКА самооценка выше, чем у игроков средних команд?
– Не столько самооценка, сколько уверенность. В ЦСКА, например, даже при не самых лучших физических кондициях футболисты, выходя на поле, будут уверены в себе. В них сидит одна мысль – они должны победить. Это особая психология победителей, которая делает свое дело. И правильно, я думаю, – уж лучше быть чересчур уверенным, чем неуверенным.

– Поменялся ли как-то ваш образ жизни в Москве?
– Особых отличий я не назову. Разве что, когда перешел в другую команду, изменился круг общения. В Москве я уже не мог близко общаться с друзьями из своего родного города, также как и из Ростова. Приходилось разговаривать только по телефону. Что касается столичных тусовок и так называемого гламура – так это вообще не мое.

– По прошествии нескольких сезонов в ЦСКА насколько изменилось ваше мироощущение?
– Сложно сказать, но я не думаю, что оно сильно поменялось. Я всегда уважал и уважаю своих партнеров по команде, уважаю соперника. По отношению к себе я понял, что лучше быть самокритичным, чем расслабленным. Ведь уровень такой команды, как ЦСКА, подразумевает, что ты должен постоянно находиться в тонусе, в форме. Иначе ничего не получится.

«МОСКВА» – ЭТО СМЕНА ВПЕЧАТЛЕНИЙ

– Чем для вас стал переход в «Москву»?
– Во-первых, после трехлетнего пребывания в ЦСКА, после возвращения Газзаева я стал меньше играть. Во-вторых, думаю, три года – достаточный срок для того, чтобы подыскивать себе другую команду. Мне элементарно была нужна смена впечатлений. Тем более подвернулся хороший вариант с «Москвой», в том числе и с финансовой точки зрения. Однако гораздо важнее для меня было то, что я мог легче пробиться в стартовый состав и чаще выходить на поле.

– Считаете ли этот переход понижением в классе?
– Знаете, рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Конечно, в футбольном смысле переход в команду низшего уровня – это понижение в классе. Но я не хотел сидеть на скамейке в именитом ЦСКА и довольствоваться одним лишь фактом, что я футболист армейского клуба, а по совместительству – чемпион и наследник великих традиций. Поэтому предпочел игру в средней «Москве». Футбольная жизнь – она ведь не очень долгая, поэтому нужно играть, пока на то есть силы и желание.

– Долго переживали, что съехали в другой клуб?
– Нет, я совершенно не переживал, так как все к этому шло, и я был готов в любой момент покинуть армейцев.

– В «Москве» Кириченко был душой команды. Интересно, вы стремитесь к хорошим отношениям или они получаются сами собой?
– Думаю, если в хорошей команде играет хороший коллектив, то отношения всегда будут нормальными. Бесспорно, с кем-то общаться комфортно, с кем-то – нет. И если мне человек неприятен, я просто реже стараюсь это делать. Хотя, думаю, мне повезло, что во всех моих командах были люди, способные сплотить и повести за собой.

– Интересно, а в «Москве» вы чувствовали себя новеньким?
– С одной стороны – конечно, ведь это была новая команда, хотя некоторых футболистов я уже знал. К тому же новая команда – это всегда в какой-то степени стресс для игрока. С другой стороны, в моем случае статус новичка был скорее формальностью, чем отражением действительности. Я ведь уже достаточно известный футболист, поигравший на уровне премьер-лиги, поэтому приняли меня хорошо и никаких вопросов в этом плане не возникло.

– Можно ли сказать, что за время, проведенное в «Москве», вы выполнили программу-максимум?
– По крайней мере, я старался делать все, что мог, и все, что от меня зависело. Считаю, что провел два хороших сезона, за которые стал лучшим бомбардиром чемпионата России и клуба. В «Москве» я всегда чувствовал себя комфортно и очень доволен тем временем, которое провел в этом клубе.

Я ДОЛЖЕН БЫЛ СМЕНИТЬ МЕСТО РАБОТЫ

– Сейчас можете проанализировать, какие ценности у вас были на этих трех этапах?
– Первое время в ЦСКА требовало адаптации. Такой мегаполис, как Москва, такие высокие задачи, стоящие перед клубом, высочайший уровень конкуренции, амбиции... Все такое новое! Больше всего на свете мне хотелось играть! Хотя на самом деле это удавалось не так часто. Мое стремление больше времени проводить на поле как раз и реализовалось в «Москве», что и есть самое главное на данном этапе. Ну а «Ростсельмаш» был уже так давно... Знаете, в Ростове я
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →