Онопко: первый матч в карьере провел против "Спартака"
Текст: «Чемпионат»

Онопко: первый матч в карьере провел против "Спартака"

Виктор Онопко - в недавнем прошлом капитан сборной России, игрок, которому принадлежит рекорд по количеству выступлений за национальную команду, в настоящее время работает в структуре РФС.
7 марта 2007, среда. 12:05. Футбол

Гость очередной программы 2:1 Виктор Онопко — в недавнем прошлом капитан сборной
России, игрок, которому принадлежит рекорд по количеству выступлений за
национальную команду. Завершив карьеру, он недолго оставался невостребованным в
России — и слава богу, поскольку опыт Виктора, бесспорно, необходим российскому
футболу. На правах ветерана он вполне мог бы предаться «заслуженному отдыху» в
Испании, в Астурии, где живет его семья. И все же Виктор Савельевич Онопко
принял предложение Российского футбольного союза. С руководителем одного из
департаментов РФС беседуют Александр Шмурнов и Алексей Андронов.

— Виктор Савельевич, привыкли уже, что к вам обращаются по имени и отчеству,
иными словами, как к чиновнику?

— Не привык пока. Всегда был Виктором, когда играл в клубах, называли Савельичем.
А по имени-отчеству называют впервые.

— Логично было бы поговорить о национальной сборной. Вы играли практически у
всех российских тренеров, работавших со сборной. У вас возникли новые ощущения с
приходом Хиддинка, что-то для вас изменилось именно с приходом иностранца?
— Конечно. Я обычно был против иностранцев и считал, что у нас хватает своих
специалистов, но вот пришло время, когда все лучшие наши тренеры попробовали
поработать со сборной, и результата не получилось. Я тоже стал склоняться к
мысли о правомерности приглашения иностранного тренера. Может быть, ему удастся
что-то кардинально поменять в сборной.

— Как можно судить об успешности и неуспешности работы тренера? Например,
Юрий Семин считает, что о работе тренера говорит только результат.

— Я тоже так считаю. Однако надо учитывать, что тренерам со сборными работать
тяжелее, чем с клубными командами, и поэтому нам надо быть снисходительными в
плане результата. Хиддинк начал с ничьих, но последняя игра с Македонией
показала, что команда способна не только на приличную игру, но и на результат.
Хотя для меня важнее, что видно команду. Очевидно, тренеру удалось сделать шаг
вперед. А что касается товарищеской игры с Голландией, то проигрыш был обидный,
но лучше сейчас проиграть Голландии, чем Эстонии в следующей отборочной встрече.

— Многим показалось, что сейчас Хиддинк озабочен не столько работой со
сборной России, сколько решением своих налоговых и судебных проблем. А игра с
Голландией стала тому подтверждением.
— Наверное, так оно и было, поэтому и команда, и тренер оказались не
готовыми к игре. Хиддинк явно думал об адвокатах и решении суда, а игроки читают
газеты и тоже знали о тренерских настроениях.

— Виктор, вы сейчас занимаете должность заместителя директора спортивного
департамента РФС. В чем суть ваших обязанностей и можно ли уже сказать, что вы
справляетесь с ними?
— Для меня очень многое оказалось совершенно новым в работе чиновника.
Сейчас пока вхожу в круг своих обязанностей, знакомлюсь с людьми. Приходится
каждый день ездить на работу, надевать костюм, бриться. А смысл в том, что я
занимаюсь всеми сборными: молодежными, юношескими, женскими и, в некоторой
степени, даже национальной командой. Нужно, чтобы у меня был контакт с Хиддинком
и с игроками. Селекция молодых футболистов, общение с тренерами, организация
сборов, методическая и научная работа — вот этот круг.

— Вы лично или ваша служба должны следить за тем, чтобы талантливые
российские игроки, появляющиеся в ближнем зарубежье, становились россиянами и
выступали за российскую сборную?
— Мы не должны терять никого, это одна из важнейших задач. Если футболист
хочет играть за сборную России, а он — украинец или белорус, мы должны
способствовать этому его желанию.

— Как это отследить, у вас есть служба для этого, как вы это обсуждаете?
Например, Будянский довольно давно играет в итальянской серии А. Но никто до сих
пор не может разобраться, россиянин он или украинец.
— Неплохо бы спросить у него самого, за какую сборную он хочет выступать,
тогда и принимать решение. В принципе мне это интересно, я мог бы заниматься
этими вопросами. Но, повторю, изначально необходим личный интерес футболиста.
Если он сам свяжется с российскими тренерами, мы начнем разрабатывать этот
вопрос.

— Как вы объясните тот факт, что на Кубке первого канала не было никого из
руководства российской сборной, и в результате в матче с Голландией не были
задействованы футболисты, находящиеся в прекрасной форме? Хиддинк за этот год
был в России всего 22 дня, как можно говорить о его осведомленности в вопросах
физической формы игроков сборной?
— Конечно, нужно ездить смотреть, но это задача целого штаба при главном
тренере сборной. Сейчас ведется работа по созданию такого штаба. Также замечу,
что существует проект РФС по отслеживанию всех футболистов, играющих на
территории России, — это около 3 тысяч человек. Необходимо создать единую базу
данных по всем футбольным лигам. Нужно поставить 40-50 компьютеров в регионах и
посадить за них специалистов, понимающих в футболе и умеющих нажимать на
клавиши, которые будут отсылать в единый центр информацию о футболистах своего
региона: количество матчей, перспективы, травмы. Эта информация в основном будет
важной для юношеских сборных, потому что мы много теряем молодых активных
футболистов, просто не замечая их.

— Владелец «Хартса» заявил, выступая в нашей программе, что он не покупает
футболистов из России, потому что здесь другой режим, другая подготовка. Почему
наши ребята не дотягивают до мирового уровня?
— Я считаю, что поменялась молодежь, не только в футболе и вообще в спорте,
но и в жизни. Самое главное, что мы потеряли детский футбол: детские школы,
интернаты.

— Возможно, произошло развращение деньгами. Получая огромные гонорары, игроки
уже не хотят работать. Вы работали во многих клубах и за границей в том числе,
но продолжали тренироваться, несмотря на свой статус и зарплату?
— Слишком много денег заработать нельзя. А что касается добросовестности и
профессионализма, то это воспитывается, и не столько в детских спортивных
школах, сколько в семье.

— Существует мнение, что для нынешних игроков с их зарплатой выступление за
сборную стало обузой, они теряют выходные, время, силы. Что вы думаете об этом?
— За сборную должен играть только тот, кто сильно хочет, остальные просто
могут не соглашаться. Для футболиста и раньше, и сейчас игра за сборную — это
престиж. В сборную вызывают только лучших. Деньги тоже важны, и игроки сборной
получают премиальные, что абсолютно правильно. В мое время вызов в сборную был
так же престижен, как и сейчас, да к тому же прекрасный повод для всех собраться
и сыграть вместе. Нас обвиняли в отсутствии патриотизма, мы даже какое-то время
держали обет молчания и не общались с прессой. Однако главное — не собрания
устраивать и не призывать всех быть патриотами, а создать работоспособную
команду, что гораздо сложнее.

— Существует мнение, что нашей сборной нужен тренер на два-три матча. Вся
история нашей сборной — это история смены тренеров. С новым тренером выступают
всегда лучше. Вы много раз проходили через это. Как вы сами относились к частой
смене тренеров?
— Я как раз считаю, что тренеру надо дать поработать как можно больше. Я
никогда не любил этих частых смен ни в сборной СССР и России, ни в командах, в
которых играл. Что в России, что в Испании, что на Украине меняли часто тренера
с надеждой: а вдруг что-нибудь улучшится. Я за то, чтобы доверять и давать
работать — тогда будет результат. Уверенность тренера передается команде.

— В вашей истории игрока какие моменты запомнились как переломные?
— Первый момент — переезд из «Шахтера» в «Спартак». Затем приглашение Бышовца в
сборную на чемпионат Европы в Швецию, а там — игра против Гуллита. Письмо,
которое мы писали в конце 1993 года, о нем много говорили. Меня часто
спрашивают, что бы вы поменяли в своей футбольной карьере. Отвечаю: ничего бы не
поменял, только то письмо бы не подписывал. Затем отъезд за границу, в Испанию.

— У вас, помнится, тогда что-то украли?
— Да, угнали машину. Я приехал пообедать домой перед игрой. И из-под окон угнали
машину. Потом были какие-то непонятные звонки в квартиру. Жена стала бояться. Не
могу сказать, что эти истории стали определяющими в моем решении об отъезде, но
каким-то образом тоже повлияли.

— Легко ли было вам приспособиться к условиям футбола в Испании? Ведь вы
защитник с ярко выраженной манерой, а футбол в Испании более техничный, чем в
России.
— Я бы так не сказал. Защита в «Спартаке» была очень техничной.

— А нападение?
— Да, в испанском чемпионате все игры проходили на значительно более высоком
уровне, чем в России, где «Спартак» был в то время бессменным лидером. Игра была
мощнее, динамичнее, у защитника было меньше времени на раздумье. Класс игроков,
конечно, выше. Главной сложностью для меня был язык. А футбол везде один: вот
тренер, вот команда, выходи и тренируйся, выполняй свои обязанности. Что
касается языка, то долгое время у меня был переводчик. За два года ни я, ни жена
не выучили язык. Как только с переводчиком расстались, пошли на курсы и через
два месяца заговорили по-испански.

— Детям в этом смысле значительно легче. Ваша дочь сейчас живет в Испании?
— Да, так же как и жена, и сын.

— Дочь при этом серьезно занимается спортом, верно?
— Она занимается художественной гимнастикой, собирается выступать за сборную
Испании. Она стала чемпионкой в своем регионе и чемпионкой Испании в своем
возрасте.

— Почему она хочет выступать за Испанию?
— В сборную России по художественной гимнастике очень тяжело попасть: слишком
жесткая конкуренция. Моя жена — бывшая гимнастка, сейчас тренер, и она реально
оценивает шансы нашей дочери.

— Вы видели в игре Черышева-младшего; он ведь еще не определился, выступать
ему за Россию либо за Испанию?

— Пока не видел, но много читал в прессе. Для 18-летнего юноши играет очень
хорошо. Он сейчас выступает за вторую команду мадридского «Реала». Ему оплатили
переезд всей семьи в Мадрид, оплачивают учебу, и я думаю, что просто так этого
никто не стал бы делать, тем более для иностранца.

— Вернемся к вашей карьере. Сколько у вас матчей за сборную?
— 113.

— Многим запомнился матч с Андоррой, где вы забили два мяча. Для Виктора
Онопко гол — это важно?

— Для меня важен не гол, для меня важна победа команды. Пусть забьет другой с
моего паса, но мы выиграем. В «Спартаке» я забивал много, да и другие защитники
тоже. В Испании атакующие инициативы защиты никогда не приветствовались.

— Как вы оцениваете линию защиты ЦСКА, которая играет в сборной?
Прогрессируют ли Игнашевич и братья Березуцкие, на ваш взгляд?

— У нас это сильнейшая защита, и ее прогресс очевиден. Играют уверенно и
надежно. Кроме защитников из ЦСКА с трудом могу еще кого-то вспомнить: Колодин,
кто еще?

— Когда мы анализируем российский футбол, выходит, что нападения у нас нет,
можно посчитать по пальцам, защиты тоже нет, остается одна полузащита. Ваша
карьера — тому подтверждение, Онопко был вечным. Почему?
— Защитников надо воспитывать. У нас не только в защите проблемы, у нас, по
сути, в каждой линии есть ограничения. Сейчас в «Спартаке», в «Зените» вся
защита — иностранная. Нужны детские школы, новые стадионы для того, чтобы дети
шли в футбол. Сколько выстроили за последнее время в Москве стадионов?
Один-единственный — «Локомотив» в Черкизово.

— Вы на чемпионате мира переживали за Украину?
— Да. И мне удалось реально поболеть за нее. Меня и Юру Никифорова испанские
тележурналисты пригласили на первую игру Испания — Украина. Мы сидели в
ресторанчике, смотрели футбол, болели, обсуждали.

— Вернемся к разговору о формировании сборной. Вспомните: еще в советские
времена в любой команде были дубли, был в том числе и второй состав сборной.
Сейчас система дублей возвращается, но реальной отдачи не видно.
— Киевское «Динамо» советских времен имело дубль как постоянно действующую
сильную команду со своими спортивными задачами. Они выигрывали первенство среди
дублеров, но при этом на самом деле главной задачей было создать плацдарм для
роста игроков. Михайличенко, Яковенко, Баль — игроки экстра-класса: сколько они
ждали своего часа в дубле?

— Вы у нас видите зачатки подобной системы?
— Неплохой пример — оборона ЦСКА. Она в принципе составлена только из россиян, а
тут еще в матче Кубка России на позицию дисквалифицированного Березуцкого
выходит игрок из дубля. Я вспоминаю, как тренер «Шахтера» Анатолий Коньков
выпустил меня на поле в матче против «Спартака». Это была первая игра в карьере,
42 тысячи зрителей, ощущения не передать словами. Только так и можно вырасти,
стать сильным игроком. Того же Дмитрия Сычева, еще совершенно неопытного, Олег
Иванович Романцев выпустил в матче сборной. Создание системы подготовки — то,
что необходимо нашему футболу, и я надеюсь, что могу быть полезен в этом.

Источник: GZT.ru Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июля 2017, четверг
26 июля 2017, среда
Партнерский контент