Титов: готов пойти в подкат против Тихонова
Текст: «Чемпионат»

Титов: готов пойти в подкат против Тихонова

В своем откровенном интервью капитан красно-белых прокомментировал проблемы команды, вспомни допинговый скандал и уход из команды Аленичева, рассказал об успехах дочери в теннисе и признался, что не находит времени на посещение церкви.
9 марта 2007, пятница. 10:34. Футбол
Без Егора Титова "Спартак" представить трудно. Лидер и по игре и по духу, он умеет держать удар в любых ситуациях. Не смотря на неудачное начало сезона для "Спартака", он согласился на откровенное интервью. Обсудив многие темы, к концу беседы разговор зашел об истории с допингом. И стало понятно, Титову она до сих пор не дает покоя, и особенно неприятен тот факт, что виновные в той ситуации ушли от наказания. Учитывая, что мы с Егором знаем друг друга лет 10, общение шло на "ты".

ГОТОВ ИЗВИНИТЬСЯ ПЕРЕД БОЛЕЛЬЩИКАМИ

– Егор, скажи честно, ЦСКА обыграл "Спартак" в Суперкубке, потому что более мастеровит или причину надо искать в области психологии?
– Много причин. Одна из них – психологическая. И еще, не будем скрывать, в составе армейского клуба есть футболисты, которые могут решить исход матча за счет индивидуального мастерства. В принципе, мы играли на равных, безнадеги не было. Но такие матчи решают мастера. Жо стоял-стоял всю игру и потом забил два мяча. И еще сказал бы добрые слова о Жиркове. Да, о нем немало говорят, хвалят, но этого мало. Юрий проделывает колоссальный объем работы, держит всю левую бровку и на данном этапе это сильнейший левый бровочник в Европе. Потрясающе, как он успевает отрабатывать в защите и еще делать голевые передачи.

– Стабильность состава армейского клуба, наверное, тоже играет немаловажную роль?
– Одну их ключевых. Посмотрите, как долго они действуют в одном сочетании, какие точечные усиления делают. В свое время купили Игнашевича, Алдонина, далее Карвалью и Вагнера, потом Жо. У них каждый год появляется свежая кровь, а костяк остается.

– У "Спартака" перед матчем были кадровые проблемы. Павлюченко заменил молодой Дзюба…
– Несмотря на возраст, его нельзя назвать юношей. Видно, что парень самостоятельный, зрелый и уже неплохой футболист. Он уже год как в основной команде, обтесался, набрался опыта. Думаю, через пару лет сможет заявить о себе во весь голос. Видно, что парень очень одаренный.

– Тебе не кажется, что "Спартаку" сейчас нужно срочно купить новых игроков?
– Мне было бы некорректно отвечать на этот вопрос, поэтому давай оставим его без комментариев.

– Кубок "Первого канала", "Сельта", Суперкубок… В сезон "Спартак" выходит с не слишком позитивным багажом.
– К гостевому матчу с "Сельтой" мы готовились на болотах. Там все время шли дожди, поэтому физически выглядели очень слабо. Нам не хватало свежести.

– Эта игра оставила неприятный осадок в душах болельщиков "Спартака" и безволием команды и твоей репликой в их адрес: мол, "опять пьяные".
– Расскажу, как все было на самом деле. После игры, направляясь к автобусу, мы слышали в свой адрес много неприятных реплик. Наверное, по делу. Но один болельщик, которого я не видел, он стоял за спинами, дошел до оскорблений. А так как я вышел последним, мне досталось от него больше всех. Пока я расписывался по просьбе одного из представителей фан-клуба, мне пришлось 2-3 минуты много интересного узнать про себя лично. И после игры, на эмоциях я не выдержал и сказал, но не "пьяные", а "пьяный".

– Это большая разница.
– Очень. Если я кого-то обидел этим, могу извиниться и извиняюсь.. Я ни в коем случае не имел ввиду всех наших болельщиков. Большинство людей адекватны. Они даже в сложные минуты поддерживают команду. А именно в таких ситуациях нужна поддержка. Поверьте, многие и так очень переживали, чувствовали себя скотами.

А вообще у нас потрясающие болельщики. Они каждый раз придумывают что-то новое, поддерживая во время матча. И когда они вывешивают плакаты на трибунах – это просто произведение искусства. Осталось нам придумать что-то свежее в своей игре и порадовать их победами.

– Что может добиться в этом году "Спартак"?
– Мы участвуем в пяти турнирах, хорошо бы выиграть хотя бы два. Но это очень сложно. Все усиливаются. У "Газпрома" деньги государственные, могут выложить за игрока 15-20 миллионов и забыть. Поэтому сейчас станет еще сложнее выиграть чемпионат и Кубок России.

Я УЖЕ НЕ ТОТ, ЧТО В ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

– Егор, скоро ты закончишь с футболом…
– Это когда же?

– Ну… лет через пять, например.
– Пять лет – неплохой срок. Кто-то мне и два года отводит.

– Дай бог, чтобы карьера продолжалась дольше, и тем не менее пора уже задуматься: а что там, после футбола?
– От футбола никуда не денусь. Столько лет уже отдал. Это будет неправильно. Когда вижу мяч, у меня возникает желание почеканить. В крови это. Никуда не исчезнет.

– Многие известные футболисты, отдав долгие годы одному клубу, остаются в них в качестве менеджеров.
– Ты мне пять лет еще дал? Что будет через такое время? Неизвестно. Останется Федун, не останется. Надеюсь, он со "Спартаком" надолго, так же как и "Лукойл". Каким окажется штаб? Да и нужен ли я там буду?

– Судя по ответу, все же не исключаешь такой возможности продолжения карьеры после футбола.
– При одном условии. Если соберется команда единомышленников, которые понимают друг друга с полуслова.

– А тебе это будет интересно? Мяча рядом нет, из обмундирования – пиджак, из подручных средств – ручка, блокнот, компьютер.
– Я вспоминаю Романцева, который все время выбегал на поле, вставал с нами в квадрат. Что мне помешает поехать на сбор с командой, надеть кроссовки и выйти на поле?

– В свое время ты говорил, что не расположен к бизнесу, доверчив очень.
– Ну здесь-то мне не придется самому вести бизнес, а других обманывать не собираюсь.

– Доверчивость осталась? Жизнь не обломала?
– Я очень изменился. В 20 лет и сейчас – это небо и земля. Но основные черты все же сохранились.

– Появились качества, которые самому не нравятся?
– Барометр – мои друзья, с которыми вместе с 7 лет. Если до сих пор рады друг другу и созваниваемся, встречаемся, получается, не все так плохо. И если они не делают замечаний, значит, чего-то ужасного во мне не появилось.

– Может быть, звонят потому, что ты – Титов?
– Нет. Мы общались и когда обо мне никто не знал. Некоторые, наоборот, стесняются. Говорят: у тебя и так забот хватает, зачем будем надоедать. Друзей близких очень мало. Есть друзья, которые появляются в течение жизни, пока ты в фаворе. Как только упал – люди исчезают. Я таких видел друзей-однодневок.

– Не считаешь, что порой излишне доступен и демократичен?
– Для меня пример – отец. Он не любит излишней щепетильности в отношениях. Давайте на "вы", и другие выкрутасы – не для него. Я все это видел и впитывал как губка. Поэтому тоже не создаю дистанции, стараюсь общаться с любым человеком свободно и доступно.

– А если добавить звездности? Чем звезда дальше, тем больше таинственности.
– Я так не умею. Быть каким-то надуманным, надутым – не для меня. Это как мыльный пузырь: его надуют, потом бах, и он лопается. Всем смешно. Лучше всегда оставаться самим собой. Падать всегда больно.

– Я заметил, что, несмотря на все заслуги, ты не допускаешь послаблений. И даже на обед боишься опоздать.
– Дисциплина. Если сказали надеть белые носки, должны все быть в белых носках. Если обед с полвторого до двух, значит, именно в это время и надо поесть. И лучше не опаздывать.

– Тот же Коштинья вел себя в "Динамо" более звездно. Ботинки нечищеные ему не нравились.
– Я не такой привередливый. К примеру, будут нас кормить только рыбой – буду есть только рыбу, будут кашами – буду кашу. Для меня это не проблема.

– Что ж, можно сказать повезло твоей жене и боссам команды.
– Я действительно в бытовом плане довольствуюсь малым. И это, без сомнения, в жизни помогает.

– Ты любишь быть на публике?
– Я люблю посмеяться. Если собирается хорошая компания и звучат шутки, которые мы понимаем. Правда, со стороны они могут показаться странными и резкими. Футбольный юмор специфичен. Это признают все. Человек из другой области может покрутить пальцем у виска и сказать: ну что с них взять – спортсмены.

– Ты часто отпускаешь и публичные шутки. Как-то про Баженова сказал: мол, что-то он часто болеет. Не обижаются игроки?
– Тут очень многое зависит от журналистов. Они могут переставить одно слово из начала в конец, поставить в другом месте запятую, и получится, что человек идет против Федуна или Шавло, подобная ситуация была у Бояринцева. Если же брать партнеров, то если критикую, то иронично.

– А тот же Баженов понимает твои шутки?
– Если не поймет, спросит, я объясню.

– Ты действительно считаешь, что Баженов слишком часто болеет?
– Так уж получилось. Как начал болеть в Турции, приехал в Израиль – опять захворал. А то, что Баженов отличный футболист и хороший парень, бесспорно.

ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ УЕХАЛ В "БАВАРИЮ"

– Есть что-то в прошлом, о чем ты жалеешь, что хотел бы изменить?
– Пожалуй, да. Если бы знал, сколько мне предстоит пережить в последние годы, то в 2000 году я бы подошел к Романцеву и безапелляционно сказал: все, уезжаю. И уехал бы в "Баварию". Но опять же это я так говорю, потому что знаю, сколько на меня всего свалилось.

– Кто-то считает, что Титов и не стремился куда-то уехать, действуя по принципу "нас и здесь неплохо кормят".
– Чушь. Я бы в свое время не отказался попробовать свои силы в другом чемпионате. Но раньше от нас ничего не зависело.

– Кто уезжал против воли клуба, считался не патриотом. Так?
– Конечно. А ведь в 2000-м мне было 24 года. Я уже состоялся и как футболист, и как личность. И мог расти дальше в зарубежном клубе.

– Если уж мы заговорили о "Баварии", то, я считаю, осенью 2006 года в Мюнхене в Лиге чемпионов в первом тайме ты показал лучший свой футбол после истории с допингом.
– Согласен. У меня многое получалось.

– Не многое, а все. Ты начинал, атаки, разводил мячи по флангам, выигрывал единоборства. Я увидел того Титова, который вызывал восхищение своим талантом в лучшие годы.
– Вот видишь. Ты это заметил, но, к сожалению, не всегда, когда матч проигран, находятся эксперты, которые могут разделить игру конкретных футболистов и общий результат матча. Особенно часто неквалифицированный анализ в неспортивных газетах, где об игре судят по тому, кто гол забил и какой счет.

– Почему у тебя был такой настрой на эту игру?
– Мы очень давно не были в лиге. Я не играл в Лиге чемпионов пять лет. И попробовав этот турнир на зуб один раз, хочется в него вернуться. Тем более когда выходишь на поле и после такого перерыва вновь слышишь гимн, эмоции перехлестывают и настрой запредельный.

– Трудно показывать такой футбол в каждом матче?
– Это нереально. Надо быть готовым физически на 200 процентов. А в Москве готовить себя по максимуму невозможно. Это огромный город. Дороги выматывают. Надо жить за городом, в лесу, около "Тарасовки" и целыми днями посвящать себя только одному делу – восстановлению. Жить без семьи. Все это нереально. В западном клубе проще. Они прямо из дома едут на игру, выходят и бегают, бьются, рвут и мечут.

– Как так получается, что до сих пор "Спартак" трудно представить без Титова? Когда ты не выходишь на поле, игра команды лишается красок.
– Трудно назвать клуб, который из года в год показывал бы яркий футбол. Все переменчиво. Возьмем ту же "Барселону". Она сейчас не так ярка, хотя в ней играет такой талант, как Рональдинью. Он сам немного ушел в тень. Футбол меняется. В нем все больше становится прагматизма.

– В этом "Спартаке" Титов все же один из ключевых игроков.
– Да сыграют и без меня. Я не чувствую себя незаменимым. Из "Спартака" много великих уходило – Черенков, Цымбаларь, Тихонов, Аленичев. Команда играла.

– Ты мог бы назвать фамилию молодого российского игрока, который в будущем сможет тебя заменить в "Спартаке".
– Да не занимаюсь я таким анализом. Если бы мне было лет 35, другое дело. А сейчас пока думаю только о футболе.

– И получаешь удовольствие, выходя на поле?
– Конечно.

– И даже в конце сезона?
– Пятьдесят матчей за год – это, поверь, очень непросто. Устаю, но когда ожидается классный соперник, настроение боевое.

КИЕВ – ПРОШЛОЕ. ЦСКА - НАСТОЯЩЕЕ

– Многие считают, что на выступлении наших клубов в Европе повлияло участие в Кубке "Первого канала".
– Я бы не стал так утверждать. Все-таки играть всегда лучше, чем просто бегать. Форму можно набрать через матчи. Что, кстати, обычно и делалось раньше при Романцеве. Когда, например, игрок залечивал травму его сразу бросали в бой. Говорил: играй сколько сможешь. И человек на жилах, через эти игры набирал форму и возвращался в общую группу. Поэтому на физическое состояние Кубок Первого канала повлиял не в худшую сторону. Но, возможно, переоценили свои силы. Мы показывали там неплохой футбол, и вполне могли победить ЦСКА. Больше того, в том матче мы ближе всего были к победе за последние 3 года. Этот успех вскружил нам голову и многие посчитали, что "Сельту"-то мы пройдем элементарно. Но, увы.

– Не хотелось бы почаще участвовать в таких турнирах?
– Мне кажется, чем чаще встречаешься, тем более тусклым получается праздник. Нынешние сроки оптимальны. Возможно, стоит увеличить количество участников. Добавить, к примеру, "Локомотив" и "Зенит". Кстати, хотелось бы поблагодарить Романа Абрамовича. Он тратит такие большие суммы на этот турнир. По сути, занимается меценатством. Видно, что человек очень любит российский и украинский футбол.

– А вы любите футбол Украины?
– Мне очень интересно встречаться с их клубами. Киевское "Динамо" по-прежнему мощный раздражитель. Игра с ними – не товарищеская. Это точно. В их составе, правда, очень много иностранцев. По-моему, даже больше, чем у нас. Но когда вижу Реброва, Шовковского, Белькевича – это сразу напоминает о старых временах. На лавочке – Демьяненко, Чанов, на трибунах – Блохин, люди, на которых я вырос. Я не пропускал ни одного матча, когда в "Лужниках" бились "Спартак" и Киев. Понимаю, что значат эти противостояния. Они сидят у меня в сердце, в душе.

– Вы понимаете. А легионеры?
– Наверное, не совсем. Тяжело. Киева же нет в чемпионате России, и все это им объяснить трудно. Для них киевское "Динамо" – команда с Украины, из чужой страны.

– Интересно, а какие матчи для тебя принципиальнее – против Киева или против ЦСКА?
– С ЦСКА мы играем в чемпионате, боремся за медали, разыгрываем Кубки. Поэтому на данном этапе противостояние с ЦСКА – ярче, зрелищнее, с повышенным нервом.

НАДО БРАТЬ ПРИМЕР С ИГНАШЕВИЧА И АКИНФЕЕВА, КОТОРЫЕ НЕ ЗАКРЫВАЮТ РТА

– У "Спартака" неплохой атакующий потенциал, но вот действия защитной линии…
– …Вызывают много вопросов. Да?

– Именно это я и хотел сказать.
– Проблема в том, что мы очень мало разговариваем на поле. У нас в защите играют иностранцы, и видно, что они мало общаются. А возьмем ЦСКА. У них Акинфеев, Игнашевич рта не закрывают, постоянно подсказывают братьям, Алдонину, Рахимичу. И те знают – если что, Игнашевич подаст голос.

– Правильная мысль. В обороне не может быть много иностранцев. Немой футбол приводит к ошибкам.
– Йиранек язык вот знает отлично, но по-своему складу – молчун, тихий спокойный парень. Надо быть немножко понаглее. Покричать.

– Ты считаешь неудобным говорить на эти темы с Федотовым?
– Мы общаемся. Но не может же Федотов сам выйти на поле и начать подсказывать, а с лавочки не докричишься.

– Но в компетенции Федотова поставить вопрос перед селекционной службой, перед Федуном. Типа: ребята, все отлично, но на иностранцах хорошую оборону не построишь. Или пусть в контракте записывают обязательство учить русский язык.
– Йиранек, Ковач, Штранцль – сильные футболисты. Не можем же мы от них отказаться только из-за того, что они мало говорят?!

– С другой стороны, можно сказать, что они не понимают друг друга.
– Получается, да. Значит, надо нам собираться, разговаривать на эту тему. Мы немножко разрознены. Хотя психологически тяжело долгое время быть на тех же сборах, видеть одни и те же лица, да еще что-то обсуждать.

– Ты авторитетный человек…
– …(Смеется.) Вор-то я авторитетный…

– Почему не воспользоваться своим влиянием для проведения профилактических бесед?
– Подсказать я могу. Все соглашаются. Но не могу я же свою голову ему приставить.

– А легионеры к тебе прислушиваются? Есть ощущение, что некоторые иностранцы себе на уме.
– Насчет иностранцев – не знаю. А наша молодежь восприимчива и правильно все понимает. Тем более я никогда никому просто так не пихаю.

– Скажи честно, иностранцами сложнее управлять?
– Конечно. Они все себя считают звездами, они игроки сборных. Здесь есть небольшая проблема. Но что делать. Легионеры сейчас везде.

– Тебе не кажется, что они более спокойно относятся к поражениям?
– Меняется менталитет. Раньше "Спартак" больше выигрывал, и любое поражение было как трагедия. Сейчас все по-другому. Игра закончилась, неважно, с каким счетом, помылись, хи-хи, ха-ха и по домам. Сейчас ситуация в футболе напоминает мне НХЛ. У них там матчей очень много и нет времени волноваться, переживать.

Я ЖЕ НЕ МОГ ВОРВАТЬСЯ К ФЕДУНУ С ГРАНАТОЙ?!

– В истории с уходом из "Спартака" Дмитрия Аленичева по-прежнему не до конца все ясно. Ты был его другом. Им и остался?
– Безусловно.

– Почему тогда не занял более четкую позицию во время конфликта? Почему не пошел к хозяину "Спартака" на разговор?
– Руководство "Спартака" через прессу заявило однозначно: никакие уговоры не помогут. Решает один человек – Федун. Я же не мог ворваться к нему в офис с гранатой и кричать: видите меня к нему, или я вас всех взорву. А мнение свое я высказывал в прессе. Разговаривал с Шавло на эту тему. Это была примерно такая же ситуация, как с Тихоновым, когда Олег Иванович сказал мне: даже и не думай просить за него.

– Дмитрий на тебя в тот момент не обижался?
– Не знаю. Лучше об этом спросить у него. А что я должен был делать? Я должен был сказать, что не буду больше играть, пока не вернете Аленичева? У меня есть контракт, обязательства. Тем более работал Старков. Это надо быть свиньей, чтобы за его спиной окончательно его добить. И так было понятно, что в команде не будут одновременно и Аленичев, и Старков.

– Дима с тобой не советовался перед заявлением?
– Нет. Он старше меня, опытнее.

– А чтобы ты ему сказал, если бы он поговорил с тобой еще до того, как сделал заявление?
– Я бы посоветовал все же добиться встречи у Федуна и только потом думать, что делать дальше. Леонид Арнольдович адекватный человек, понимает все. В футболе не первый год. И если бы с ним удалось пообщаться, то он эту ситуацию обязательно разрулил.

– Сейчас Аленичев уже привык к жизни без футбола?
– А он без футбола не будет. Получает тренерскую лицензию "Pro".

– Связка главный тренер Аленичев – генеральный директор клуба Титов возможна?
– Есть еще Тихонов, Парфенов, которые тоже переживают за "Спартак". Поэтому, какая будет связка и вообще реальна она или нет, мы узнаем лет через десять. Дай бог всем здоровья.

– А пока в этом сезоне Тихонов будет противостоять тебе на поле. Ты видишь в нем соперника?
– Видеть соперника в лице лучшего друга очень сложно. Но этот вопрос мы не раз еще с ним обсудим. И как часто бывает, наверняка переведем все в шутку. А когда у тебя отличное чувство юмора и жить легче.

– Ну не пойдешь же ты в подкат против Тихонова?
– Пойду.

– И с прямой ногой?
– Ну с прямой ногой нет, конечно, но бороться буду, невзирая на дружбу.

ОТЕЦ ОТМЕЧАЕТСЯ И ЗА СЕБЯ, И ЗА МЕНЯ

– Ты верующий человек?
– Можно сказать, что атеист, но крещеный. Наверное, все-таки верю.

– Нет желания быть поближе к церкви?
– Ну зачем. У нас уже Леха стал ближе. Ближе не надо.

– Что, кстати, произошло с Зуевым?
– Человек пришел к тому, к чему шел (вратарь "Спартака" заявил, что видит свое будущее в качестве священнослужителя. – Прим. ред.).

– Были какие-то предпосылки?
– Не знаю. Но он к этому очень серьезно относится. А вот у меня папа часто посещает церковь. Можно сказать, отмечается и за себя, и за меня.

– У тебя дочка растет…
– Ей 7 лет. Теннисом занимается.

– В школу ходит?
– Осенью пойдет. Не стал отдавать ее с 6 лет, лишать детства. Тем более у нее и теннис, и плавание. Она хорошо развита физически. Нагружать ее науками пока рановато. Кто знает, может быть, через год-другой проявятся таланты и из нее вырастит звезда.

– Сына не хочешь?
– Я не люблю вот этого – хочешь не хочешь. Ты, кстати, собачку не хочешь?

– Думаю, чтобы завести. Но говоря о сыне – а у меня сын – ровесник твоей дочки, – я имею в виду наследника, продолжателя фамилии Титова и, возможно, талантливого футболиста. Гены-то надо передавать.
– Сыну в любом случае будет сложнее, чем отцу. Всегда будут сравнивать. Этого не каждый выдержит.

ХОЧУ НАКАЗАТЬ ТЕХ, КТО ДАЛ МНЕ ДОПИНГ

– Егор, что ты не сможешь никогда простить другому человеку?
– Предательства.

– Тебя предавали?
– Были близкие люди, которые неожиданно показали другое лицо. Очень серьезно подводили. Бог им судья.

– Не считаешь, что в истории с допингом тебя тоже, по сути, предали? Не удивлен, что не наказаны люди, которые тебя подставили?
– Очень удивлен. У меня есть огромное желание разобраться в этом деле. Ни сборной, ни "Спартаку" никакие санкции уже не грозят, а эти люди еще работают в футболе, поэтому я хочу добиться, чтобы их наказали.

– Мне казалось ты, наоборот, хочешь побыстрее забыть об этом.
– То, что сделали со мной, прощать нельзя. Я очень надеюсь, что пройдет расследование под патронажем РФС и конкретно Мутко.

– Для тебя важно добиться справедливого возмездия?
– Меня убивает ситуация, когда человеку сначала дали два года дисквалификации, но потом изменили срок, и он опять работает. Смешно. А другой человек, с бородкой (это. – Прим. ред.), устроился в другую команду – в ФК "Москва". За их дела надо наказывать. К сожалению, у меня нет времени заниматься расследованием, но я бы мог оказать любую помощь в этом вопросе. Их надо проучить и очень серьезно. Тут, кстати, очень много косвенных факторов, говорящих о вине конкретных людей. Раньше Щукин работал с лыжниками, а весь допинг был в лыжах. Щукин долгое время работал с Чернышовым в молодежной сборной. И когда я слышу, что Чернышов ничего не знал о методах Щукина, – мне хочется смеяться.

– А ты не думаешь, что бывший президент клуба Андрей Червиченко молчаливо согласился с тем, чтобы Щукин пошел на применение допинга?
– Я об этом не знаю. Но врач не будет делать что-то противозаконное без главного тренера – это нонсенс.

– Но и главный тренер без президента не пойдет на такой шаг.
– Здесь – вопрос. Сейчас вот люди в клубе боятся сделать что-то без Федуна. Он – хозяин. А тогда была полная анархия.

– В этом смысле в "Спартаке" хоть в чем-то наступила стабильность.
– И слава богу. "Спартак" по организации дела вновь возвращается в элиту футбола. Надо отдать должное Федуну, который выстроил эту систему. Конечно, и у него были ошибки. Но теперь, я считаю, все люди расставлены на свои места.

У КАВЕНАГИ ЕСТЬ БЛИЗНЕЦ? СМЕШНО

– Как ты оцениваешь продажу Кавенаги? Озвученная сумма за трансфер больше смахивает на пиар-акцию.
– Честно говоря, я не думал на эту тему. Ну купили и купили. Если бы это из моего кармана деньги вынимали, я бы подумал, сколько заплатить. В любом случае, желаю Фернандо удачи. Возможно, ему просто надо найти свою команду. Возьмите Андрея Шевченко. Классный игрок, символ "Милана", а в "Челси" пока не показывает все, что может. Фернандо не Шевченко, и ему тем более было трудно проявить себя в новой стране. Но, честно говоря, я Кавенаги не завидую. В "Бордо" опять все смотрят на него с надеждой, говорят о том, что собираются строить через него игру, ждут большого количества забитых мячей. Получается, опять на него повесили ярлык "должен". Парень только избавился от этого, у нас мучился два года. Я бы на месте французов не стал так напрягать человека. По-человечески мне его жалко. Попасть в таком возрасте в Россию и столкнуться с таким давлением. Тяжело.

– Ходит такая версия, что к нам в Россию приехал не тот Кавенаги, который был голеадором в Аргентине.
– Ну нет. Я же видел его игру на кассете и лицо видел. Это он, он. Может, правда, у него близнец есть. (Смеется.) И настоящий Кавенаги остался в Аргентине, поменял фамилию и играет? (Смеется.)

Я С ГИНЕРОМ БОРЬБУ НЕ ВЕДУ

– Не думаешь ли ты, что борьба с Евгением Гинером, которая развернулась в конце 2006 года и со стороны СМИ, и со стороны президентов, и со стороны некоторых властных структур, привела к тому, что Гинер ушел с поста президента РФПЛ и этот сезон будет выстраиваться под "Зенит"?
– Я на эту тему не размышлял. Мне без разницы, кто за что борется и какие решения принимают. Я в этих закулисных играх не разбираюсь.

– Но борьба с Гинером ведется…
– …Лично я с ним никакую борьбу не веду. Этот человек приятен во всех отношениях, очень хорошо разбирается в футболе.

– Зайдем с другой стороны. Нет ли опасений, что "Зенит" будут искусственно делать чемпионом?
– Никогда в это не поверю. Пусть за ним и "Газпром". "Лукойл", РЖД, ВТБ ничем не хуже. Борьба монополий, кстати, очень изменила наш футбол. Стало сложнее тому же "Амкару" или Самаре бороться с другими клубами. Наверное, места с первого по пятое будут разыгрывать богатые клубы. Остальным же придется довольствоваться малым. Тем более очень многое в региональных клубах зависит от города, губернатора. Если он болельщик – хорошо, нет – извините, крутитесь сами. Главное, чтобы команды выживали. Для меня исчезновение любого клуба – это больно. Недавно, например, "Волгарь-Газпром" и клуб из Махачкалы утратили профессиональный статус. Грустно. Больше всего обидно за ребят, которые лучшие годы своей жизни отдают команде, а потом она исчезает. Что им делать?

– Кстати, от "Лукойла" футболистам "Спартака" нет каких-то корпоративных скидок? На заправку, например?
– Пока нет. Может, за выслугу лет дадут. (Смеется.) А вообще сейчас бесплатно даже сыр в мышеловку не положат.

– Федун определяет для себя футбол как шоу. Тогда футболисты должны быть шоуменами. Вы все готовы к такой роли?
– Если этого потребует от нас человек, который нам платит немалые деньги, мы будем шоуменами. Это к вопросу о чувстве юмора. Если у тебя с ним все в порядке, то можно придумать вокруг футбольного матча такое, что всем будет интересно.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ НЕ ПОНОСИЛИ МОИХ БЛИЗКИХ

– Столько интервью, внимания. Не надоело отвечать на похожие вопросы?
– Одна из радиостанций признала меня самым безотказным футболистом. Если уж есть такой титул, надо ему соответствовать.

– Получается?
– Интересно говорить с журналистом, когда видно, что он готовился к беседе. Не задает вопросы, которые слишком часто повторяются. Однажды был очень смешной случай. Позвонил какой-то корреспондент. Спрашивает: можно интервью? – Конечно. Только подготовьтесь и перезвоните. Он: я уже все-все перечитал и готов. Началась беседа. На пятом вопросе ловлю себя на мысли: где-то я это уже слышал. Прошло еще немного времени, и я понимаю, он взял все вопросы из других моих интервью и, даже не изменив их, начал просто-напросто зачитывать. Я тогда честно посоветовал человеку: вы и ответы возьмите оттуда, где были вопросы. Вот и будет интервью. И положил трубку.

– А на сборах интервью, наверное, еще одна из форм проведения досуга?
– Конечно. Времени много, почему не поговорить. К тому же и реклама дополнительная. Другое дело, что кому-то она нужна, а кому-то нет. И еще иногда неизвестно, со знаком плюс она получится или наоборот.

– Представь ситуацию, что в России журналисты начинают тебя преследовать по пятам, как на Западе. Ты в магазин – они в магазин, дочка на теннис – они на теннис. Ты бы выдержал такой прессинг?
– Москва – мегаполис. Здесь найти людей очень сложно. Даже если захочет папарацци поехать, он где-нибудь встанет в пробке на Садовом, потом плюнет и вернется домой. А в принципе, главное, чтобы это не касалось моей семьи и не поносили моих близких и родных. Меня – пожалуйста, близких не трогайте. Близкие – это жена, дочь, мама и папа.

– Слово папы для тебя по-прежнему авторитетно?
– Немножко по-другому сейчас. Слово Егора для папы авторитетно. Он подчиняется моему расписанию и моим законам. Он понимает, что спортсмен это не просто так.

Как ты говоришь, когда я закончу с футболом? Через пять лет? (Егор хитро прищуривается.) Вот тогда можно будет больше времени уделить близким. А пока номер один в моей жизни – футбол.
Источник: Футбол плюс Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →