Последний русский
Текст: «Чемпионат»

Последний русский

Еще совсем недавно Испания буквально кишела российскими футболистами. Их ценили, уважали, любили, кого-то даже носили на руках. Сейчас кажется, что это было всего лишь сладким сном.
14 марта 2007, среда. 20:41. Футбол

Еще совсем недавно Испания буквально кишела российскими футболистами. Их ценили, уважали, любили, кого-то даже носили на руках. Сейчас кажется, что это было всего лишь сладким сном. На отечественный товар спрос нынче не тот. Точнее, его нет вовсе. Российских игроков на Пиренеи больше не просто не зовут, их просто там не знают. Без исключения, впрочем, не обходится и здесь. После более чем годичной эпопеи испанская «Севилья» заполучила-таки в свои южные объятия Александра Кержакова. Корреспондент еженедельника «Футбол» отправился в Испанию по маршруту Мадрид — Севилья — Барселона — Виго, чтобы выяснить, насколько значимым это событие стало для рядового испанского болельщика, уже почти забывшего об экспансии футболистов из самой большой страны на планете.

Адвокаат — не дурак

Испанский вояж начался вовсе не с Севильи. Стартовым пунктом была выбрана столица страны — Мадрид, потому что там в тот день гостил еще один клуб из столицы Андалусии — «Бетис». Определение «враги» в отношении этих двух южных команд вполне подходит, но даже оно, если вдуматься, не отражает всю гамму чувств, испытываемых друг к другу представителями «красно-белого» и «бело-зеленого» лагерей двух севильских клубов. Вам когда-нибудь приходила в голову идея отправиться на другой конец Европы лишь для того, чтобы поболеть против ненавистного вам клуба из родного города? Здесь это в порядке вещей. На матчи «Севильи» в Кубке УЕФА обязательно направляются с десяток поклонников «Бетиса». Обратная ситуация непременно имела бы место быть, вот только не добраться пока до еврокубков «бело-зеленым». Но это ладно. Вам когда-нибудь доводилось видеть, чтобы не игроки, тренеры или болельщики, а президенты двух клубов публично поливали друг друга грязью? Здесь и это возможно. Причем взаимная ненависть двух боссов настолько сильна, что они не только не обмениваются рукопожатиями на протокольных встречах, но даже отказываются посещать вражеские стадионы. Дель Нидо (президент «Севильи») эту традицию, впрочем, совсем недавно решил нарушить и, несмотря на предостережения сил правопорядка, чуть ли не в одиночку направился на «Мануэль Руис де Лопера», чтобы лицезреть городское дерби. За это он едва не поплатился жизнью, будучи атакованным хозяйскими фанатами, после чего был заслуженно награжден геройскими песнями и массой красочных баннеров со стороны родных болельщиков. К слову сказать, название стадиона — «Бетиса» — чуть ли не главный повод для насмешек из враждующего лагеря. Ведь назван он в честь действующего президента клуба, который, как нетрудно догадаться, жив, вполне здоров но, судя по всему, не отличается излишней скромностью. Свое состояние он сколотил на не самых обеспеченных земляках, отверженных банками. Сначала Де Лопера раздавал им кредиты, а затем, не получая свои проценты в срок, забирал в свою собственность их недвижимость.

Впрочем, это совсем другая история, а пока на «Сантьяго Бернабеу» в воздухе пахло грядущим противостоянием «Реал» — «Бетис». Это местные болельщики, которых так и хочется назвать «кузьмичами», пачками скупали семечки у здешних торговцев и, дуя в дудки, направлялись на стадион. Многочисленные японцы тем временем щелкали камерами и показывали большие пальцы, взирая на громадный стадион, которому уже давно пора на реконструкцию, а девочки в маечках Бекхэма и Рауля визжали от восторга при виде подъезжающего автобуса, битком набитого героями своих ночных фантазий. Человек двести гостей с юга отличались от местного населения не только цветами футболок. Они просто стояли, пили пиво и разговаривали, что, похоже, чуждо для поклонников «Реала», о футболе. Подготовленный к самой неадекватной реакции на слово «Севилья», я произнес его в только что завязавшемся разговоре с одним из них. Молодой человек, видимо, с детства руководствующийся принципом «врага надо знать в лицо», неожиданно воскликнул: «О, да я знаю все про это…» и, слегка скривив физиономию, поинтересовался, что я хотел спросить. «Кержаков», — говорю. «Керзаков? А кто это, Керзаков? — последовал вполне логичный ответ и смех, тут же поддержанный соратниками Мигеля. — Ну а если серьезно, то я знаю все и о Керзакове». Не ожидая такого ответа, от улыбки не удержался уже я, что, впрочем, было явно преждевременно: болельщик «Бетиса», как оказалось, вовсе не шутил. «Ну и кто такой этот ваш Керзаков? Нападающий сборной, который забил только два гола за «Зенит» с весны прошлого года? Что у него был конфликт с тренером? Адвокаат же не враг себе и не дурак, чтобы держать такое «сокровище» на скамейке запасных, — выстрелил Мигель и, заметив мое слегка ошарашенное лицо, сказал: — Так что я могу только радоваться тому, что «Севилья» (лицо испанца вновь изменилось не в лучшую сторону) его купила. Вот если бы они купили Аршавина, я бы всерьез обеспокоился, а так… Пока они будут мучиться с Керзаковым, за нас голы будет забивать Роберт. Да, да, я знаю, что он играл за ваш «Спартак». (Роберт очутился в Москве зимой 2003 года, в разгар оптовых закупок игроков из Бразилии и Африки, затеянных в последние годы правления Олега Романцева. И, в отличие от своих колллег, видимо, по чистой случайности оказался на самом деле отличным футболистом. Правда, в стане красно-белых поиграл лишь полгода, после чего, разозлившись на недоверие со стороны тренера, Россию покинул. Поиграв некоторое время в Японии, он очутился в Мексике, откуда, забив 33 гола за два неполных сезона, перебрался в ПСВ. В Голландии бразилец проявил себя с самой лучшей стороны и вскоре пошел на повышение в «Бетис». — Ред.)

В ворота «Реала», впрочем, бразилец не забил, но внес весомый вклад в итоговую нулевую ничью на «Сантьяго Бернабеу» и «шоу белых платочков», к которому завсегдатаи местного стадиона, кажется, готовы всегда. Еще одна удивительная картина открылась взору спустя несколько часов после окончания матча. Вы можете себе представить, чтобы 75-летняя супружеская пара, скажем, из Перми поехала в Москву на матч «Амкара» со «Спартаком», после чего ночным автобусом с вокзала, расположенного в другом конце столицы, отправилась в шестичасовой вояж домой? Здесь и это оказалось возможным. Миловидные старики, обвешанные бело-зелеными шарфиками, следуют за своей любимой командой, если позволяет здоровье, по всей стране…

Потомок Царя

Но к Севилье мы еще вернемся, а пока небольшой отчет о завершавшем программу пребывания отрезке Барселона—Виго. В столице Каталонии, кажется, даже собаки знали о предстоящем матче местной команды с «Ливерпулем». Они то шарахались, то подвывали самым громким (что подтверждено специальными исследованиями) болельщикам на планете. Их хозяева в те минуты больше заботились о сохранности своих питомцев, нежели о вечернем поединке, и о том, как увильнуть от льющегося рекой пива. Впрочем, покидая зону нескончаемого веселья, каталонцы не прочь перекинуться парой фраз, правда, не с тем фанатизмом и не с такими горящими глазами, как жители Севильи. Один из них вспомнил Игоря Корнеева — первого отечественного игрока, приглашенного в саму «Барселону». «До сих пор помню, как он забивал «ПСЖ» и «Манчестер Юнайтед», — улыбнулся Чави. — Жаль, что надолго он у нас не задержался».

Вспомнил о нынешнем тренере российской сборной и другой собеседник, болельщик «Эспаньола» лет сорока. «Когда-то нас называли самой русской командой Испании, — сказал он. — Ведь за нас играли Галямин, Кузнецов, Мох и, дайте вспомнить, Корнеев. Но о нем давайте не будем, ведь он ушел от нас в «Барселону». О современных российских игроках в Каталонии, как оказалось, никто не знал вовсе. Фамилия Кержакова вызывала на их лицах удивление. Лишь один из юнцов в гранатово-синей футболке вспомнил лондонский «Арсенал» и после нескольких напряженных секунд произнес фамилию «Глеб».

С родоначальниками футбола об одной из главных целей поездки говорить, конечно, было бессмысленно. При слове Russian все, словно сговорившись, вспоминали Шевченко и громко смеялись над его игрой за «Челси», попутно заряжая очередную шутливую песню, посвященную «аристократам». «Подожди, дружище, — вдруг воскликнул один из скаузеров (жителей Ливерпуля. — Ред.). — Так ведь мы должны скоро купить какого-то русского! Как его зовут? Воронин? Не русский? С Украины? А, ну извини».

На самом краю Старого Света, то есть в Виго, ситуация оказалась противоположной. Наших футболистов там не только знают, но и любят. Легко догадаться, почему. Александр Мостовой и Валерий Карпин навсегда вошли в историю местной «Сельты» как одни из сильнейших и значимых игроков, когда-либо за нее выступавших. Возможно, поэтому в Виго болельщики ходят в футболках не сегодняшних кумиров, а в знак уважения к звездам слегка отдаленного прошлого с гордостью надевают на себя голубые футболки с «десяткой» на спине и фамилией «Мостовой», чего не увидишь в Москве. Львиная доля внимания уделена российским игрокам и в клубном баре, в котором местные инчас обычно готовятся к игре. Скажем, на одной из больших настенных фотографий, помещенных в стеклянную рамку, Мостовой и Карпин предстают в роли музыкантов рок-квартета, стоя на переднем плане с гитарами, по соседству с Мичелом Сальгадо и, наверное, с детства привыкшим быть в тени Клодом Макелеле, расположившимся за ударной установкой. На одном снимке Мостовой спорит с судьей, на другом — борется за мяч Карпин… Похожая ситуация и в клубном музее, сам факт наличия которого у мало чем примечательной «Сельты» веселит на Пиренеях очень многих. Его главная достопримечательность находится на самом видном месте и именуется Кубком Интертото (выигранным испанцами в 2000 году у… «Зенита». — Ред.). Спартаковские фаны, смотря на него, давились от смеха, забывая, что у их любимого клуба нет и такого «смешного» трофея.

«Мостовой здесь всегда был в большем почете, нежели Карпин, — поясняет местный таксист лет сорока пяти. — Но вот Александр наш город решил покинуть, а Валерий остался, за что, конечно, уважение приобрел. Карпин сейчас обустраивает целый квартал, который приобрел целиком. Да, он очень богат и может себе такое позволить. Меня же это только радует, ведь мой родной город только выигрывает. — Вспоминая Мостового, таксист грустно улыбается, кажется, тоскуя по тем памятным для его клуба временам. — Да, это был великий футболист, — продолжает он. — Сейчас в нашей команде таких нет. Не случайно же мы прозвали Александра Царем. Жаль, памятник ему так и не достроили. Фундамент стоит, а на завершение постройки не хватает средств. Но я слышал, что сам Александр, который обосновался в Марбелье, готов финансировать возведение монумента». «Кержаков? — переспросил таксист. — Нет, извини, не слышал. Я о нынешних российских игроках мало что знаю. И, наверное, неудивительно, если одна из ваших лучших команд играет так, как это делает «Спартак». Я всегда думал, что это великий клуб, в котором вырастают великие футболисты, но проиграть нашей «Сельте», которая борется за выживание и играет вот так (испанец опустил большой палец вниз), да к тому же полудублирующим составом… Может, они много пьют?».

Такое предположение было вполне очевидно. Столь огромного количества пьяного в хлам народа Виго, наверное, не видел никогда за свою пятивековую историю. Кто-то из красно-белой братии, забыв о матче, застрял в центре города, еще одна компания, прилетевшая на другой конец Европы, предпочла футболу очередную бутылку любимого напитка. Впрочем, далеко не все из тех, кто до трибун все же добрался, увидели, что происходило на поле. Вопросы «А кто у наших-то забил?» и «Какой счет?» приходилось слышать от выходящих после матча фанов не раз. «Да мы сами не дошли до стадика, — чуть удивившись вопросу, промычал молодой человек, несший на себе своего товарища к входу на трибуну аккурат по завершении матча. — Может, пошли, бухнем?».

Сукин сын

Надежда возлагалась на Севилью. Именно здесь оставался последний шанс услышать хотя бы пару лестных слов о российском футболе. Благо в этом городе вроде бы есть тот, кому его имидж суждено поднимать. К радости, предположения подтвердились, и в поражавшей своей красотой столице Андалусии действительно нашлись почитатели российского футбола. «Я всегда с большой симпатией относился к России, — признается один из самых преданных болельщиков «Севильи» по имени Хавьер, имеющий сезонный абонемент на посещение матчей любимого клуба и порой специально прилетающий на игры из Англии, где он работает. — Я ведь отлично помню Рината Дасаева. Когда моему клубу удалось заключить контракт с лучшим вратарем мира, у всех болельщиков начался настоящий праздник. Конечно, жаль, что по-настоящему проявить себя у нас ему не удалось. Дасаеву было очень трудно здесь психологически, и вскоре у него возникли проблемы с алкоголем. Наверное, у вас писали о том, как он дважды на своем автомобиле съезжал в канаву возле нашего университета? Тем не менее о Ринате у всех болельщиков «Севильи» остались только лучшие воспоминания, он очень хороший человек».

Логического продолжения рассказа, впрочем, не последовало, и еще об одном футболисте из России пришлось спрашивать самому. «Ах, Керзи? — с энтузиазмом переспросил Хавьер. — Ему, конечно, тоже все рады. Ведь в том году мы готовы были купить его за 11 миллионов, а теперь нам его продали за пять. Он хороший игрок. Не беда, что Хуанде Рамос пока доверяет ему только второстепенные матчи. В будущем он наверняка на него рассчитывает. Я думаю, у Александра все здесь получится, — выразил уверенность он. — Ведь он боец, это заметно даже по тому небольшому времени, что он проводит на поле. Керзи борется за каждый мяч, и все у него должно сложиться хорошо».

Дорога на «Рамон Санчес Писхуан» заняла чуть больше времени, чем ожидалось. Дело в том, что Хавьер решил завернуть на своей «шкоде» на шоссе, ведущее к арене так ненавистного им «Бетиса». «Только не забудь зажать нос, когда будем проезжать это корыто, — предупредил он. — Хотя лучше было бы запастись противогазами. Посмотри на это чудо: с одной стороны — новая трибуна, а с другой — развалюха. У их президента кончились деньги на реконструкцию, тем не менее он назвал стадион своим именем. Ну не чудак?».

Арена «Севильи» и подступы к ней завораживали воображение. Там не пахло семечками, как в Мадриде, воздух был наэлектризован донельзя, тысячи увешанных красно-белыми шарфами и флагами болельщиков жаждали скорейшего начала матча и стремительно направлялись на трибуны. На входе нас ждал сюрприз — на раздаваемых программках к матчу красовался Александр Кержаков. «Дайте две», — говорю и открываю буклет. Под громким заголовком «Русская икра» бывший кумир «Петровского» позирует перед камерами и на четырех страницах рассказывает о том, как он рад отъезду из России и счастлив заиграть в настоящем чемпионате в настоящий футбол. Впрочем, на поле он в очередной уже раз не появился. Несмотря на то что «Севилья» без малейших проблем громила «Атлетико» с бывшими динамовцами Манише, Коштиньей и Сейтаридисом — 3:0 и лишь под конец позволила гостям забить гол престижа. Увидев, что Хуанде Рамос делает третью замену и на поле выходит явно не Керзи, Хавьер грустно улыбнулся, взял в руки программку, повернул обложку к объективу камеры и поднял большой палец… придет, мол, и его время.

Ну а после матча тот самый палец впору было опускать уже вниз. Сумев убедить охранника позволить Хавьеру, не имеющему удостоверения журналиста, но сильно жаждущему поближе познакомиться со своими любимцами, пройти в микст-зону, мы принялись ожидать «героя программки». Простояв не менее получаса, попутно перекидываясь несколькими фразами с проходящими «севильистас», увидели знакомое лицо. «Нет, я не могу сейчас разговаривать, — пробурчало оно. — Сейчас поздно уже. Завтра я занят, дела у меня. Вечером тоже. Может быть, во вторник получится. После тренировки. Если она не очень длинной будет». На реплику же о том, что с пресс-атташе клуба договоренность об интервью была еще с месяц назад, последовали все то же бурчание, пожимание плечами и глупая, но отнюдь не виноватая улыбка.

«Вот сукин сын, — тут же воскликнул Хавьер, без перевода поняв суть разговора. — Его счастье, что он не знает испанского. Скажи он подобное нашим журналистам, на следующий день ему было бы стыдно выйти на улицу и посмотреть в глаза жителям Севильи». Хавьер еще более заметно погрустнел и, кажется, сильно пожалев обо всех отпущенных в адрес «русской икры» эпитетов, кивнул в сторону ближайшего бара: «Пойдем, выпьем за Рината Дасаева?».

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Как вы оцениваете судейство в матче "Зенит" - "Урал"?
Архив →