100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Срна: солидность хорватского балагура

Есть повод поговорить о Дарио Срне. И довольно приличный. Хорватский полузащитник "Шахтера" подписал с клубом новый контракт на 4,5 года. И это событие!
16 марта 2007, пятница. 21:10 Футбол

Есть повод поговорить о Дарио Срне. И довольно приличный. Хорватский полузащитник «Шахтера» подписал с клубом новый контракт на 4,5 года. И это событие! Особенно на фоне активного сокращения списка донецкого клуба. Много народу «Шахтер» отправил в аренду, Тимощука и Плетикосу вовсе продал в Россию. А Срна решил пролонгировать свои отношения с Украиной. После первой игры с «Нанси», в которой Дарио, кстати сказать, забил важнейший гол, хорват позвонил президенту клуба Ринату Ахметову и сказал, что намерен дальше верой и правдой служить «Шахтеру».

Оба остались довольны таким поворотом дела. Ринат Ахметов в одном из интервью сказал, что признателен Дарио за такое решение. А игрок тот и вовсе воспарил на крыльях вдохновения. Принятие судьбоносного для Срны решения совпало с пребыванием команды на сборе в Швейцарии. По поведению Дарио можно было невооруженным глазом заметить, что у него что-то очень-очень классное случилось. Натурально, расцвел человек, стал шутками и подначками сыпать похлеще, чем обычно. На тренировках демонстративно подчеркивал, до чего он старателен. А массажистам и администраторам команды с удовольствием сообщал: «Теперь вам придется на меня смотреть еще четыре с половиной года». Собственно, никого эта новость не расстраивала.

Но это все, как мы с вами уже определились, формальный повод для обращения к теме Срны. Просто больно уж много версий трепало на сквозняках интернета по поводу перехода хорвата в какой-либо европейский клуб. А тут — на тебе! — решение остаться в Донецке надолго. Дарио и без того субъект, достойный внимания. Мало того, что он неплохой игрок, так еще и личность незаурядная: умен, замысловат, бодр и весел. В общем, может народ завести на шалости и проказы, а если надо, может и успокоить. К тому же Срна — один из игроков украинского первенства, которого постоянно видит Европа. В сборной, да и в клубе, собственно, тоже.

Подавай первое

— Дарио, такой активный стоял треп по поводу твоего ухода, что публика уже стала верить в его реальность. А на самом деле были предложения?
— Были, но вариант «Шахтера» оказался лучшим. Я подумал: «Зачем мне куда-то отправляться, если я в Донецке уже 4 года?» Донецк я уже хорошо освоил, знаю местные условия, болельщиков. В «Шахтере» я каждый год выступаю в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА. Из предложений, которые мне поступили, самым реальным оказался вариант от клуба, который у себя в чемпионате борется за 6-7-е места.

— А тебе только первое подавай?
— Когда я выступал за сплитский «Хайдук», моя команда была лидером. В течение сезона мы проигрывали, может быть, всего 1-2 матча. В «Шахтере» примерно такая же ситуация. Для меня невыносима сама мысль, что я окажусь в команде, которая будет достаточно часто проигрывать.

— Но есть же еще и такая штука, как желание быть постоянно на виду в Европе. Или ты решил отказаться от этого?
— Никто не мешает мне показывать себя Европе вместе с «Шахтером». Я считаю, что «Шахтер» будет развиваться и мне есть куда расти в этой команде. Если бы я чувствовал, что достиг в Донецке своего потолка — тогда другое дело. А так у меня еще большой простор для совершенствования.

— Оговорено в твоем контракте, что если поступят серьезные предложения, «Шахтер» отпустит?
— Я вообще не хотел об этом говорить с президентом! Если бы у меня были идеи двигаться куда-то из «Шахтера», зачем бы я тогда подписывал новый контракт? Нет, у меня договоренность на 4,5 года и я считаю, что сделал очень правильный выбор.

— Можешь сказать, от кого у тебя было реальное предложение помимо «Шахтера»?
— Не очень мне хочется об этом рассказывать. Просто там была своеобразная ситуация. Позвонили люди, хотели заключить со мной преконтракт, по секрету от всех. Чтобы потом, когда у меня завершатся обязательства перед «Шахтером», все уже было решено. Но я подумал-подумал и решил остаться в Донецке.

Уточним всё же. В свое время речь шла о большом интересе со стороны «Ливерпуля», зимой конкретно поминали разве что ПСЖ. Парижане, правда, сейчас не за 6-7-е места борются, а за выживание и выглядят при этом весьма неаппетитно… Так что, не исключено и даже очень похоже, речь шла о «Фиорентине», которая частенько интересуется кем-то из Украины, но не очень богата.

Чтобы ляпнуть в эту бочку меда свою пипетку дегтя, заметим, что хорватские источники приписывают агенту Срны, известнейшему игроку Игорю Штимацу, довольно резкое высказывание — мол, какой там переход в западный клуб! Мирча Луческу категорически не хотел отпускать одного из своих лидеров и поэтому «Шахтер» заломил за него 10 млн. евро, сумму весьма приличную, которую мало кто способен, а главное — мало кто хочет выложить. Что ж, в данном случае нас в первую очередь должны волновать интересы украинского клуба и уже потом — самого игрока и, тем более, сборной Хорватии. А потому позиция Луческу очень даже понятна и естественна. Любой раздаче игроков есть предел. Сколько бы за них ни обещали!

Веселый & довольный

— В общем, в «Шахтере» ты надолго. Или вовсе навсегда?
— Не знаю, все зависит, как стану играть, каким будет здоровье. Но если я подписал контракт на 4,5 года, это означает, что я серьезно думаю о «Шахтере», хочу здесь выступать.

— Футболистов как послушаешь, так все деньги очень даже презирают. Мол, материальные вопросы на втором плане, а вот творчество — это первостатейная вещь. Скажи честно, новый контракт существенно улучшил твое благосостояние?
— Никогда не прикидывался, всегда говорил, что материальный момент, конечно, важен. Век футболиста недолог и надо за это время успеть заработать. И, тем не менее, уверяю, что не это было основным, когда я принимал решение. Например, для меня было очень важно, что и Ринат Ахметов, и Мирча Луческу сказали — я им нужен, на меня рассчитывают!

— Видимо, процесс принятия решения тебя прилично мучил. Потому что после того, как всё решилось, ты сразу веселенький такой стал.
— Это нормально! Мой прежний контракт шел к завершению, все время одолевали мысли, как быть дальше. Оставаться здесь? Отправляться куда-то, снова проходить период акклиматизации? А теперь у меня всё в порядке. Поэтому я веселый и довольный.

— Процесс врастания в Донецк у тебя пошел бурными темпами. Отсюда вопрос: у тебя здесь квартира или дом?
— У меня есть квартира, но сейчас ищу дом. Потому что летом приедут мои родные, надо, чтобы всем было удобно.

— А до этого к тебе семья не приезжала, что ли?
— Папа был и друзья. А теперь все приедут!

— Погостят или останутся насовсем?
— Только погостят. У них хорошая работа в Хорватии, не станут же они ее бросать. Да и потом, я же всё время в разъездах. Они не смогут меня часто видеть, так какой смысл им здесь быть?

— Поиск дома, прочие бытовые вопросы — это ты сам решаешь или помогает кто?
— В Донецке у меня уже много друзей, к которым всегда можно обратиться за советом и помощью. Вот, скажем, старший администратор команды Евгений Канана. Иногда мне кажется, что он может всё! И всегда мне помогает, я ему за это признателен.

Оплошность — гола мать

— Ты уже довольно давно в «Шахтере». За время твоего пребывания здесь многое ли изменилось в команде?
— Когда я только пришел, первые полгода очень мало играл. Если честно, хотел уйти отсюда, куда глаза глядят. Меня ведь привезли в Донецк как лучшего молодого футболиста Хорватии. Я страшно хотел играть, но меня не выпускали. Потом ушел Шустер, пришел Луческу. Я стал играть на несколько иной позиции…

— Вот, кстати, о позиции. Ты ведь в «Шахтере» и сборной по-разному действуешь?
— Дело в том, что в сборной Хорватии я действую больше впереди, а здесь — с оглядкой назад. Когда начинал, было много ошибок. Но кто их в футболе не делает? Ошибки бывают даже в самых великих командах. Больше скажу: каждый гол является результатом чьей-то оплошности! Сейчас я играю полузащитника, кажется, получается. Хотя, конечно, приходится варьировать. В домашних матчах я больше выдвигаюсь вперед. А в выездных — чаще сосредотачиваюсь на обороне. Но это частности. Ты же спросил о том, что поменялось за три года?

— Спросил, не отпираюсь.
— Самое главное, что удалось за это время — у нас есть состав, который вместе уже три года. Мы хорошо изучили друг друга. Это огромный плюс.

— У тебя сейчас на правом фланге практически не осталось конкурентов. Ушел Стойкан, ушел Ткаченко. Кто твой главный конкурент?
— У нас же есть Алексей Гай. Считаю, что он очень хороший, возможно, самый грамотный футболист на поле. Гай может играть на любой позиции. Так что конкуренцию я ощущаю. Надо отдать должное Мистеру — он постоянно проводит ротацию кадров. С одной стороны, у каждого есть возможность себя показать. А с другой, никогда не останется ощущение, что ты один такой ценный игрок.

Любитель подзабить

— Когда ты говоришь о необходимости оттягиваться назад, вроде бы как расстраиваешься. Любишь атаковать, а тебе не дают?
— Ну конечно, люблю! Но сейчас игра такая, что не думать об обороне просто невозможно. Поэтому если хочешь забить гол и уходишь вперед, надо быть очень осторожным и внимательным. Иначе получишь мяч в свои ворота — как пить дать!

— Не знаю, в курсе ли ты, но болельщики часто бурчат — мол, Срна в сборной забивает, а в «Шахтере» нет...
— В курсе, конечно. Что сказать? Мне нравится забивать. Хотя, возможно, это удается не так часто, как хотелось бы. Да и сделать передачу партнеру тоже приятно. Плохо, что в «Шахтере» я не бью штрафные и пенальти, как в сборной Хорватии.

— Так бей! Кто тебе запрещает?
— Мне надо оттачивать исполнение стандартов. Сейчас я решил, что буду над этим пахать до седьмого пота. После каждой тренировки остаюсь и отрабатываю. Это же не нормально, что в сборной у меня получается, а здесь нет. Какая разница? Такие же ворота, такой же мяч. Короче говоря, в этом сезоне я намерен забивать.

— А как получилось, что в «Шахтере» ты перестал исполнять стандарты?
— Я пробил четыре пенальти, если не ошибаюсь. А забил только пару. Честно говоря, два последних года я плохо тренировался.

— Почему?
— Не знаю… Это моя вина, наверное. Но сейчас я постараюсь исправиться. Хочу доказать, что я могу забивать со штрафных, как и в своей сборной.

Созвездие гончего жениха

— Ты сегодня такие солидные вещи говоришь, такие серьезные решения принимаешь… Я подумал, уж не жениться ли решил? Остепениться, так сказать. Отсюда и основательность?
— Пока не стану торопиться, подожду. А что будет завтра — кто знает? Сейчас я свободен, у меня никого нет. Была девушка, но мы с ней расстались. Сейчас для меня самое главное — профессиональная деятельность, «Шахтер» и сборная. А подруга или жена когда-нибудь появится.

— Ни капельки не сомневаюсь. Ты же завидный жених, состоятельный, спортивный, еще и с новым контрактом.
— Подначиваешь?

— Да в мыслях не было! Тем более, сейчас не об этом речь. Давай поговорим о капитане. Команду оставил Тимощук. Всё же он был заметной фигурой в «Шахтере». Как думаешь, чего стоит ждать после его ухода? В глобальном масштабе.
— Мне жаль, что Толя ушел. Он был хорошим товарищем, хорошим человеком и футболистом. Тимощук для меня — легенда «Шахтера». Он мне помогал с первого и до последнего дня. И за это я ему признателен. Но тут ничего не поделаешь, Толя -профессионал, он делает свою работу, это нужно ценить и уважать. В «Шахтере» он играл много лет, и его вклад в успехи команды значителен. Я его люблю и уважаю, желаю ему здоровья, чтобы он хорошо играл в своем новом клубе.

— Скажи, с уходом Тимощука главной звездой команды стал ты? Или кто-то другой?
— Нет. У нас команда.

— Без звезд? Не пугай меня!
— Нет, есть звезды. Но у нас команда. Мы это уже смогли показать.

— Хитрый ты парень, Дарио. Очень дипломатично ответил.
— Ну, не без того…

Великий, могучий и прекрасный Фернандиньев язык

— В «Шахтере» самое большое землячество — бразильское. Оно живет все-таки довольно обособленно. Это объективно — языковые сложности. Но если кого-то из небразильцев я постоянно вижу с бразильцами — это ты!
— У меня в команде все друзья. Такого не бывает, чтобы одному я подал руку, а другому нет. Или чтобы с одним разговаривал, а с другим нет. Я всех уважаю, для меня все равны -черные и белые, бразильцы и украинцы. Конечно, есть чуть-чуть лучшие товарищи, но я уважаю всех.

— И кто у тебя в команде самый близкий товарищ?
— Много! Дуляй, Вукич, Марика. Еще Белик очень хороший друг. Тимощук, с ним мы созваниваемся, когда находимся в сборных или на каникулах. Были отличные ребята Плетикоса и Агахова, но они ушли…

— Я почему о бразильцах-то заговорил… С ними тяжело общаться. Всё-таки португальский язык у нас не самый распространенный...
— И всё равно нет проблем! Я, пусть совсем немного, может, на два процента знаю португальский. Говорю на итальянском, английском, русском. Кстати, бразильцы уже вполне нормально изъясняются по-русски. Во всяком случае, я их понимаю.

— Так они прикидываются, что не владеют русским?
— Прекрасно говорят. Брандао, Фернандиньо, Мату… Да ну все!

— Ни разу не слышал русскую речь Фернандиньо.
— Не исключено. Но уверяю, он говорит по-русски хорошо.

Национальный юмор и красная шапочка

— Ты слывешь главным балагуром и затейником команды. В чем отличие хорватского юмора от украинского или, скажем, бразильского?
— Это, кстати, не такой простой вопрос, как кажется. Всё дело в менталитете! А он у хорватов и украинцев всё же разный. Поэтому главное — стараться никого не обидеть. Поначалу мне надо было привыкнуть к каким-то вашим вещам. У меня получилось, всё в порядке. Я очень уважаю Украину как страну, украинский футбол и команду. Сейчас, подписывая контракт, я это показал. После Хорватии Украина — моя вторая страна.

— Приятно слышать, между прочим.
— Я говорю как есть. Не могу сказать такого о Франции, например. Я там не жил и не играл. А здесь я уже три с половиной года, еще четыре с половиной буду. 20 процентов моей жизни!

— Ты постоянно ходишь в красной шапочке. Почему?
— У меня длинные волосы, я их мажу специальным гелем, а сейчас холодно. Если не надену шапочку, могу и заболеть. А цвет… Ну, мне нравится, он яркий такой!

— Что тебя интересует кроме футбола?
— Я в теннис люблю играть — в большой и маленький. Уважаю бильярд, но сейчас на него недостает времени: каждые три дня игра, заезд, база, теория… Короче говоря, не до развлечений. Если даже выдается момент, я стараюсь провести его с массажистом, чтобы подготовиться к следующей игре.

— Режимный ты человек, строгих правил...
— Да, без этого в современном футболе нельзя. Мне тяжело представить, что человек может активно «кушать» спиртное и выкладываться на поле. Понятно, что футболисты тоже живые люди, которым надо иногда снять стресс. Я могу выпить бокал вина или кружку пива, но после игры и только если знаю, что следующий матч у нас через неделю.

— Украинские болельщики от хорватских сильно отличаются?
— Да. В Хорватии, например, если играют «Динамо» с «Хайдуком», то за три дня до этого начинается невероятное давление: в прессе, на ТВ, фанаты приезжают на тренировку, кричат, заводят футболистов. На стадионе всегда 40 тысяч болельщиков, шум такой, что не слышно свисток. Ну, таков уж хорватский менталитет вообще. В Украине болельщики тоже очень хорошие, но они спокойнее, что ли. Мне очень приятно видеть, сколько людей приезжает к нам на игру. И не важно, кто, наш соперник — «Заря», «Рома» иди «Кривбасс». Эти болельщики заслужили, чтобы у них был современный стадион, который сейчас строится. И чтобы наша команда никогда там не проигрывала.

Стадион — просто песня

— Ты когда говорил президенту клуба о своем желании продолжать выступления в «Шахтере», то отдельно подчеркнул — мол, жаждешь выступать на новом стадионе. Для тебя это настолько важный момент?
— Конечно! Такого стадиона нет ни у кого в бывшем СССР. Современная арена — это показатель мощи клуба и роста страны вообще. Обязательно надо иметь хороший стадион, и наш президент это первым понял. Футболист лучше играет на красивом стадионе, при серьезной поддержке трибун. Арена, на которой мы сегодня выступаем, тоже вполне приличная. И всё же разница между этими двумя стадионами будет огромной. Сейчас будет предложен качественно новый уровень. Когда на стадион придет 40-50 тысяч зрителей, ощущение у команды будет такое же, как если бы играли в чемпионате Англии или Германии.

— Новый стадион рассчитан на 50 тысяч. Считаешь, будет приходить столько болельщиков?
— Сто процентов! Посмотри, сколько ходит на футбол сейчас. А новый стадион будет в 10 раз лучше. Думаю, люди обязательно будут приходить. И здесь, разумеется, многое зависит от того, как команда станет играть, от результатов. Нам надо, чтобы нас любили наши болельщики. И мы постараемся заслужить эту любовь.

Песня о Жадсоне

— Дарио, ты отличный певец. Мне приходилось слышать, как ты на ходу придумываешь песню о своих партнерах и выводишь ее достаточно умело.
— Спасибо на добром слове. Хотя не такой уж я и певец. Стараюсь исполнять соло, но пока что-то не очень получается. Так что пою больше для себя. Почему бы нет? Просыпаюсь утром: у меня нет особых проблем, я здоров, есть работа, которую люблю. Назови какие-то аргументы, чтобы я не пел?

— Нет таких аргументов, ты прав. Напевы у тебя все больше балканские. Ты тяготеешь к фольклору?
— Я хорватскую музыку люблю, и сербскую тоже. Есть 3-4 украинские песни, которые мне симпатичны. Вот эта певица… Как ее? Ну, которая на «Евровидении» победила.

— Руслана?
— Да, вот у нее кое-что нравится.

— Смешно получается, когда ты импровизируешь, скажем, на тему Славы Шевчука.
— Это мой друг. Он понимает шутку. Еще люблю петь о Жадсоне. Этой мой второй любимый герой для песен. Между прочим, сам он отлично поет.

— Твои отношения с Мирчей Луческу как складываются?
— Великолепно!

— Ты всегда понимаешь, чего он от тебя хочет?
— Ну конечно, понимаю. А когда я делаю ошибки, тренер мне подсказывает. Раз меня ставят в состав, значит, Луческу мне верит. И я стараюсь делать все, чтобы ошибок было поменьше. У меня с Мистером очень хорошие отношения. Когда президент предложил мне новый контракт, Луческу сказал: «Дарио, я хочу тебя оставить. Ты мне нужен, ты будешь здесь играть. Если будешь хорошо тренироваться, я тебя всегда поставлю в состав. Посмотри, у нас хорошая база, мы хотим выиграть Кубок УЕФА...» Меня радует, когда тренер хочет побеждать всё больше и больше. У нас очень перспективная команда. Есть молодые талантливые игроки, которые всю душу вкладывают в игру. Считаю, что у нас многое впереди.

— Думаешь, в этом сезоне удастся выиграть чемпионат Украины?
— Мы обязаны это сделать. Для этого нам надо чуть-чуть удачи и играть, как мы действовали, скажем, в домашнем матче с «Валенсией».

Источник: Football.ua Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
25 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент