Андрей Аршавин: я - реалист с оптимистическим уклоном
Текст: «Чемпионат»

Андрей Аршавин: я - реалист с оптимистическим уклоном

В августе стукнуло пять лет, как Андрей дебютировал в «Зените». Каких-то пять лет, а представить российский футбол без этого игрока уже давно не получается.
17 августа 2005, среда. 09:38. Футбол
В августе стукнуло пять лет, как Андрей дебютировал в «Зените». Каких-то пять
лет, а представить российский футбол без этого игрока уже давно не получается.
Есть в Аршавине особая экспрессия, яркий характер и, конечно же, запоминающийся
стиль. Незадолго до матча сборной России с Латвией мы провели с Андреем много
времени в общении. Я все пытался лучше узнать этого человека, и потому говорил с
ним еще и о том, о чем со спортсменами не очень-то принято — мы копались в
жизненной философии Аршавина, в его принципах, привычках и особенностях. Причем
соблюдая заранее установленные правила игры. А именно, Андрей должен был
стремительно отвечать на вопросы, будто бы он находится у чужих ворот и времени
на раздумья у него не остается. Ни секундочки!

— Свой дебют в большом футболе иногда вспоминаете?
— Нет. Но помню все прекрасно. В тот момент мне с трудом верилось, что я игрок
«Зенита» — все произошло слишком стремительно. Дебютировал я в Англии, на
позиции левого полузащитника. От меня требовалось не дать сыграть хавбеку «Брэдфорда»,
но счет позволял мне действовать в нападении — там и провел свой отрезок матча.

— Кем вы себя ощущаете по жизни?
— Обычным человеком, у которого неплохо получается играть в футбол.

— Почему вы с некоторыми тренерами долго притирались друг к другу?
— Так получилось, что у меня со всеми наставниками были непростые отношения — и
с Бурчалкиным, и потом с Морозовым, и с Давыдовым, и с Петржелой. Меня почему-то
принимали не таким, какой я есть на самом деле. Когда же все стало на свои
места, то отношения нормализовались. В чем-то, конечно, и я был неправ.
Например, когда Бурчалкин давал много упражнений на «физику», я все время
бурчал: «Мы в футбол-то будем играть, или из нас теперь легкоатлетов делают?»
Сейчас понимаю: те большие нагрузки были нужны для того, чтобы играть в
«большой» футбол.

— Кто является для вас самым неприятным защитником?
— Уместней говорить о целой команде. Мне тяжеловато приходится с обороной
«Локомотива», где очень грамотно и четко налажена подстраховка. Обыграешь
одного, тут же перед тобой возникнет другой защитник.

— Каким образом вам доставались ваши игровые номера?
— В 2000-м играл под теми, которые были свободны. № 15 я выбрал после Сергея
Осипова и выступал под ним до тех пор, пока не ушел Андрей Кобелев. И тогда я
взял тот номер, под которым, собственно, достоин играть.

— Номер имеет большое значение?
— Для некоторых — огромное. Скажем, Куртиян не мог выступать под номером больше
11-го — так как это уже не основной состав.

— Что для вас футбол — приятная игра, не совсем приятная работа или что-то
другое?
— Футбол это уже часть, причем главная, моей жизни.

— Нужен ли в команде психолог?
— Да, но психолог психологу рознь.

— Есть ли кто-нибудь в «Зените», с кем вы можете обсудить политические
события?

— Конечно, с тем же Владом Радимовым, и не только с ним.

— Собираете ли архив высказываний о своей игре?
— Раньше собирал почти все. Сейчас уже нет — пресытился, да и смысла в этом
особого не вижу. Все интервью похожи. К тому же все, что я там говорю, я и сам
знаю.

— Алкоголь, курение, азартные игры, прекрасный пол — что, на ваш взгляд,
представляет наибольшую опасность для футболиста?
— Опасность, наверное, ничто не представляет. Если это в меру и в
соответствующее время. Что касается меня, то я никогда не курил, выпиваю не так
много, в казино не играю. Был один год, когда я туда ходил, но это в прошлом.

— Знаменитый тренер Аркадьев старался приобщить своих футболистов ко всему
прекрасному — водил их в музеи, в театры. Было ли что-либо подобное в «Зените»?
— Один раз мы посетили с Борисом Рапопортом театр. При Морозове часто ходили
в церковь. Я считаю, что навязывать здесь ничего не нужно. Каждый для себя сам
решит, где он должен бывать.

— Вы суеверный?
— Да, например, бутсы завязываю так, как в той игре, которая была успешной. Но я
не помешан на приметах.

— Как воспринимали уход партнеров из команды?
— Естественно, обидно, когда люди, к которым ты привязался, уезжают. Но были
такие случаи, когда я радовался за ребят, покидающих «Зенит».

— Легко ли находите общий язык с новичками?
— Тяжело. Даже если я куда-то прихожу к незнакомым людям, то чувствую себя не
очень-то уютно. Что касается нынешних наших новичков, то вследствие того, что
они плохо говорят по-русски и не понимают наш юмор, мне непросто с ними
общаться.

— Обсуждаете ли с кем-нибудь ход предстоящего или прошедшего матча и свою
игру в нем?

— Иногда мне звонят мои первые тренеры. При этом они стараются не очень меня
доставать — догадываются о том, что я и так все понимаю. Иногда мне что-то
говорит мама, иногда — друзья. Вообще есть много людей, которые хотят мне что-то
подсказать. Я прислушиваюсь, но окончательное мнение принимаю только на
основании своих собственных размышлений.

— Как вы пережили свое невключение в состав сборной России на чемпионаты мира
и Европы?
— Как? Конечно, было обидно, но теперь уже бессмысленно жалеть об этом.
Остается надеяться, что я свое еще наверстаю.

— Как думаете, в чем причина получения ваших многочисленных горчичников?
— Если честно, то в этом году — в разгильдяйстве.

— Раздражает, когда партнеры не понимают ваших замыслов на поле?
— Я ведь тоже могу ошибиться. На поле надо играть, а не обсуждать кто, когда и
где ошибся. Иначе будет не футбол, а сплошное выяснение отношений.

— Не раздражает ли желание некоторых спросить о чем-то сокровенном?
— Мне все равно. Пускай спрашивают о чем хотят. Если я не захочу отвечать на
какой-то вопрос, то отвечать не буду.

— Есть ли люди, чьи отзывы о вас в прессе вам были бы интересны?
— Хотите верьте, хотите нет, но мне абсолютно все равно, плохо или хорошо обо
мне пишут. Главное, пусть пишут честно. А за свои поступки я отвечать всегда
готов.

— Есть ли люди не из мира футбола, чье мнение об игре совпадает с вашим?
— Я, как правило, общаюсь с такими людьми, у которых есть свое мнение, а не с
теми, которые говорят только то, что принято.

— Если человек не прав, нужно ему об этом сказать?
— Раньше я считал, что надо всегда говорить, но сейчас, окунувшись во взрослый
мир, я понял, что иногда лучше молчать. К сожалению!

— Нормально ли общество, в котором никто не решается сказать о том, что
«Король-то голый!»?

— Нормально. Вопрос в том, принимаете вы это или нет.

— Как вы относитесь к фразе: «Цель оправдывает средства»?
— Каждый выбирает для себя сам, какими путями ему идти. Ему же с этим жить.

— Считаете ли, что стоит героизировать Петра I, если учесть то, что в общении
со своими близкими он был жестоким человеком?
— Вот здесь как раз можно сказать о том, что «цель оправдывает средства».

— Есть ли разница между вами в 20 лет и нынешним?
— Внутренний стержень остался тем же, а в остальном произошли разительные
перемены. Мужаю!

— Вы часто думаете о «высших материях»?
— Вы знаете, когда я пытаюсь понять, из чего произошла даже мелкая частица, то у
меня просто начинает болеть голова.

— Каким образом избавляетесь от грусти и тоски?
— Общаюсь с друзьями и близкими.

— Пришлось ли за 5 лет профессиональной карьеры отказаться от каких-то
привычек?

— Все мои вредные привычки остались со мной, но они мне не мешают. Тем не менее,
отказаться все равно пришлось от многого. Это необходимая плата за возможность
заниматься любимым делом.

— Легко ли вам общаться с людьми, которые оцениваются обществом и
государством намного ниже вас, скажем, по уровню зарплаты?
— Мне все равно, как оценивает человека кто-то другой. Главное, как его
воспринимаю я сам. И еще мне важно, чтобы в общении со мной собеседник был
искренен. Лицемеров терпеть не могу.

— Какие полезные навыки приобрели за годы выступления на высшем уровне?
— Стал лучше держать удар — эта «мясорубка», вне всяких сомнений, закаляет.

— Остается ли время и желание читать?
— Они появились после того, как я стал профессионально заниматься футболом. Вот
в поездках и читаю.

— Любителем каких видов спорта вы являетесь?
— Обожаю играть в теннис, хоть в большой, хоть в настольный. Нравится смотреть
хоккей.

— Если нравятся какие-то фразы, то стремитесь ли их запомнить или записать?
— Мне нравятся анекдоты, но я их плохо рассказываю. Нравятся лаконичные
афоризмы, но я не все запоминаю.

— Когда вы последний раз пользовались общественным транспортом?
— Вот недавно на трамвае ехал. Буквально неделю назад. Было совсем рано, люди
дремали, и меня никто не узнал.

— Отличительными чертами Атоса были благородство и верность данному слову,
Портоса — физическая сила и простодушие, Арамиса — умение находить общий язык с
прекрасным полом …
— Можете не продолжать. Мне больше нравится Д`Артаньян — он лидер по натуре.

— Какие ощущения, когда вас узнают на улице?
— Удивлены бывают и те, кто меня узнал, и я сам. Можно подумать, что я живу на
Луне и не могу подойти и купить в ларьке шоколадку.

— В одном из интервью хоккейный вратарь Соколов сказал, что занятия хоккеем
не способствуют интеллектуальному развитию.
— Мне кажется, что без разницы, чем человек занимается — если у него есть
стремление, то он будет развиваться. А если нет, то отговорки можно придумать
любые.

— Какая страна и стадион вам понравились больше всего?
— Испания и Италия. Там тепло, да и люди очень доброжелательные. Запомнился
стадион «Сан-Сиро». Нас привезли на него на следующий день после дерби «Милан» —
«Интер». Огромная пустая махина, еще не до конца очищенная от плакатов и газет.
В общем, вид сомнительный. Но когда я вспомнил, какие команды там играли
накануне, то испытал прилив энергии.

— Считаете ли вы себя достаточно защищенным для того, чтобы высказывать
нелицеприятные вещи в адрес людей, от которых в какой-то степени зависит ваша
игровая карьера?
— В какой-то мере, но, конечно, не в полной.

— Если нельзя объять необъятное, то стремиться к этому надо?
— Думаю, что да — ведь нет предела совершенству. К тому же, после достижения
какой-то цели появляется другая. Ведь еще Высоцкий пел: «Лучше гор могут быть
только горы, на которых еще не бывал».

— Какие музеи и другие достопримечательности удалось посмотреть за границей?
— На это не всегда есть время. В Швеции был на знаменитом корабле, который в
свое время затонул прямо у пирса при его спуске на воду. Был на Эйфелевой башне,
во французском Диснейленде.

— Считаете ли, что добро должно быть с кулаками?
— Иногда — да.

— Кто вы — романтик, прагматик, оптимист, пессимист?
— Реалист с оптимистическим уклоном.

— В вашем восприятии «Спартак» это — знаменитый предводитель восставших;
роман Джованьоли; революционное общество в Германии?..

— Это название команды, конечно же. Команды, у которой всегда хочется
выигрывать.

— Какие недостатки человека вы можете простить?
— Мне кажется, что все.

— Можете назвать книгу, которую прочитали последней?
— Сейчас читаю Оксану Робски. Это такой быстрый рассказ или роман, где
рассказывается о гламурной жизни Москвы.

— Наиболее импонирующие вам футболист, клуб, сборная — кроме отечественных?
— Команда — «Барселона», футболистов много — Рональдинью и Фигу, например, а
сборная — однозначно Бразилия.

— Наиболее любимое место в Санкт-Петербурге?
— Невский проспект.

— Музыкальное произведение?
— Нравится наш рок, группы «Ленинград» и «Танцы минус».

— Фильм?
— Я их почти не смотрю.

— Время года?
— Лето.

— Цвет?
— Черный.

— Цветок?
— Роза.

— Как относитесь к подаркам?
— Мне больше нравится их дарить, чем получать.

— Наиболее импонирующий вам политический деятель и исторический персонаж?
— С политическими деятелями не знаком, а говорить об исторических персонажах
прошлого трудно — в разных книгах о них пишут по-разному.

— Какой день был самым счастливым в вашей жизни?
— Наверное, каждый день рождения, хотя это счастье с грустинкой — понимаешь, что
это уже не повторится.

— Самый печальный день?
— Когда я узнал о том, что умер отец.

— Что для вас является приоритетом при покупке автомобиля?
— Соотношение цены и качества.

— Было ли в вашей жизни что-то такое, о чем неудобно или стыдно вспоминать?
— Было. Причем даже в детском саду.

— Легко ли вы признаете свои ошибки?
— Нет. Я достаточно упрямый человек. Для этого требуется, чтобы кто-то сумел
убедительно, аргументированно и доказательно объяснить, что я не прав.

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 марта 2017, четверг
22 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
А вам будет не хватать Березуцкого и Игнашевича в сборной?
Архив →