До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Андреас Иваншиц: инстинктивно берег себя для Лиги чемпионов

Интервью полузащитника венского "Рапида" - соперника московского "Локомотива" в третьем квалификационном раунде Лиги чемпионов.
Футбол

Однажды президента «Рапида», бывшего министра финансов Австрии, спросили:
«Господин Эдлингер, вот вы одного футболиста уволили, затем второго — а какие,
собственно, игроки вам нужны, что вы так привередничаете?» И он ответил: «Такие,
как Иваншиц: ради них люди идут на стадион».

— Андреас, как нам достоверно известно, к вам проявляют повышенное внимание
ведущие российские клубы. Скажите, а лично у вас к ним есть какой-либо интерес?

— Российская премьер-лига с каждым годом становится сильнее, интереснее и, что
немаловажно, финансово привлекательнее для нас, австрийских футболистов. И с
моей стороны было бы неправильно отказываться от такой возможности, если она,
конечно, появится. Однако я бы лично хотел, чтобы события развивались
приблизительно следующим образом: «Локомотив» сейчас не попадает в групповой
турнир Лиги чемпионов, путевку туда получает «Рапид», а через года два я прихожу
в московский клуб и уж тогда помогаю ему выступать на самом высоком уровне.

— У «Рапида» потрясающие болельщики, создающие удивительную атмосферу на
стадионе. Скажите, в гостях вам, наверное, без них ой как плохо?
— Про таких болельщиков принято говорить, что они — 12-й игрок. Вот и я
считаю, что дома у нас всегда бывает на одного футболиста больше. Хотя в
последнем матче с «Маттерсбургом» родные стены почему-то не помогли. Надеюсь,
что и в Москве болельщики не оставят нас одних. Любой, даже самой маленькой
поддержке будем рады. С ней нам будет легче добиться необходимого результата —
скажем, 1:0.

— В 21 год вы стали для фанатов своего рода идолом. Не мешает такое
поклонение?

— Я в профессиональном футболе с 15 лет, так что привык, знаете ли, ко всему.

— Вы зарабатываете в 20 раз больше своих почитателей. Не в обиде ли они на
вас за это?

— Если выигрываем у таких богатых клубов, как «Зальцбург» и «Аустрия», как было
в начале чемпионата, болельщики о деньгах не вспоминают. Но если спотыкаемся на
бедном, как только что произошло с «Маттерсбургом», сразу появляется
недовольство.

— Правда, что среди ваших поклонников — нынешний президент Австрии господин
Фишер?

— Правда, но он не лично мой болельщик, а нашего клуба. А я, в свою очередь,
могу признаться, что считаю себя фанатом нашего президента. Его политика мне по
душе.

— О вас говорят как о дисциплинированном футболисте. Неужели никогда не
нарушали спортивный режим?

— Для меня футбол имеет приоритет, однако и друзей не хочется обижать, поэтому
иной раз случается припоздниться на дискотеке.

— Вы необычный для Австрии футболист еще и потому, что закончили гимназию,
что дает вам право поступать в университет. К тому же увлекаетесь музыкой.
Товарищи по клубу или сборной не считают вас выскочкой?
— Во всяком случае, они этого не показывают. Кроме того, у нас есть и другие
футболисты, получившие право поступать в вузы.

— Вы один из немногих в сборной Австрии, кто поет гимн перед матчами. Не
потому ли, что вы еще и музыкант?

— Чтобы петь гимн, не надо быть музыкантом — достаточно просто быть патриотом.
Нас вовсе не обязывают петь, это моя личная инициатива.

— Если вы когда-нибудь подпишете контракт с российским клубом, будет ли в нем
пункт о том, что в вашей квартире должен стоять рояль?
— Это, пожалуй, будет обязательным условием! (Смеется.) Но мне нужен не
только рояль. У меня отец музыкант, преподает в консерватории имени Гайдна в
Айзенштадте, и я маленьким освоил многие музыкальные инструменты. Могу,
например, играть на гобое, на ударных. Впрочем, у нас вся семья музыкальная.
Мать выбрала саксофон, один брат играет на тромбоне, другой — на трубе. Словом,
не семья, а оркестр. Кстати, братья у меня тоже неплохие футболисты. Один —
капитан в клубе региональной лиги, второй был в той же лиге лучшим бомбардиром,
а теперь играет за «Маттерсбург». Правда, в последнем матче против «Рапида»
участия не принимал. У нас и номера близкие — у меня 8-й, у братьев — 6-й и 7-й.

— У вас фамилия явно славянского происхождения. По-русски, случайно, не
говорите?

— Увы, нет. Правда, знаю несколько слов на родственном вашему языку хорватском.
Исторически сложилось так, что в деревне, где я родился, говорят на двух языках
— немецком и хорватском. Отец у меня прекрасно владеет хорватским, а мать, к
сожалению, нет. Я взял пример с нее, а теперь вот переживаю, что ленился и не
выучил второго языка. В жизни бы это обязательно пригодилось.

— В Австрии раньше было принято давать завершившим карьеру футболистам
бензоколонки или табачные лавки. Устроила бы вас такая перспектива?
— Нет, я из тех, кто вечно ищет что-то новое. Может быть, найду что-нибудь
связанное с музыкой.

— Вернемся к Лиге чемпионов. Вы вот недавно выступали за сборную в
товарищеском матче с Шотландией, но лавров там не снискали. Признайтесь, берегли
себя ради Лиги чемпионов?
— Берег. Это получалось инстинктивно, хотя все равно домой вернулся с
небольшой травмой. В голове подсознательно сидело: я нужен для более важного
дела. А это, как вы правильно заметили, Лига чемпионов.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент