Адвокат Пака: вопрос участия в соревнованиях после дискриминации крайне спорен
Футбол / РПЛ 0

Наталия Шатихина, адвокат чиновника Минпромторга Дениса Пака, пострадавшего в инциденте с участием нападающего «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева, прокомментировала решение клиента отказаться от ответа на извинения игрока петербургской команды.

«Почему оказалось, что никто не извинялся перед Паком во время конфликта? Это вопрос, который, к моему большому сожалению, так и не был донесён до подсудимых. Они действительно по-человечески приносили извинения, но есть юридическая процедура примирения с потерпевшими, которая возможна только в некоторых составах. Всё это время мы пытались объяснить им, что по такому составу, как «Хулиганство», которое к тому же является преступлением против общественного порядка, это невозможно.

В извинения входит целый набор действий: в частности, они должны признать себя виновными в совершении определённых действий. Поскольку полностью признания обвинения не было, их извинения носят общечеловеческий характер. Они говорят: «Нам очень жаль, что так получилось». Что на это можно ответить? Всем жаль, что так получилось, и это большая трагедия для всех, кто в этом принимал участие. У них ситуация складывается не лучшим образом.

Они пытаются извиниться юридически и перевести это в плоскость заглаживания вреда, а у нас не заявлено исковых требований. В первые же дни мы встречались на очных ставках и полагали, что дело будет слушаться в особом порядке, как они обычно слушаются по таким категориям. Мы говорили адвокатам: они признают обвинение – и сразу же на 2/3 снижается максимальный срок и размер, это очень выгодно. Размер наказания составлял бы не более трёх лет лишения свободы с минимальным штрафом.

В рамках возмещения вреда в такой процедуре наиболее разумно для людей имущих сделать так: заявить иск на крупную сумму в пользу благотворительной организации и даже срочно её искали, полагая, что такое предложение поступит. В частности, мы рассматривали организации, занимающиеся помощью трудным подросткам. У нас несколько таких организаций, и у них никогда нет денег, ведь собирать на такие вещи тяжело.
Одним заседанием в феврале по характеристикам личности эта ситуация была бы закрыта. Нельзя осуждать подсудимых. Человек, который хочет развёрнутого, большого суда имеет на это право. Он не обязан идти на телодвижения. Но обычно люди не хотят слушать все эти «некрасивости»: родственникам, детям, семьям, близким очень тяжело воспринимать. Обычно такие дела проходят в одно-два заседания.

Следствие было закончено 26 декабря. Где-то к середине января мы со всеми познакомились, потом – только с дополнительными жалобами, которые написала защита. Это два тома, поэтому ознакомление немного затянулось. За время расследования защита подала около 300 жалоб, на каждую из которой должен был дан мотивированный ответ. Для нас это странно, но это, видимо, стратегия и их личный выбор.

Личных материальных претензий у нас доверитель никогда не имел и с самого начала говорил, что не хочет возмещения и видит проблему не в этом. Преступление против общественного порядка каждый из нас должен чувствовать на себе: когда он понимает, что может прийти выпить чашку кофе и получить то, что получил.

Простил ли Пак футболистов по-человечески? Не могу говорить за него. Он очень взрослый, спокойный, уравновешенный и доброжелательный человек. Допрос это показал. Даже на очных ставках он вёл себя по отношению к ним спокойно. Но, естественно, он не хочет пересекаться по таким вопросам, тем более когда задеты такие неприятные вещи, как расовая дискриминация и посылы национального характера.

Пак чётко сформулировал, что желаемое им наказание – на усмотрение суда. У нас нет никаких карательных притязаний. Суду предстоит непростой выбор: ответить на вопрос, до какой степени можно бить людей компанией в кафе. Пока обвинитель и суд справляются с процессом. Хулиганство не содержит внутри себя повреждений конкретному лицу. Это грубое нарушение общественного порядка, сопровождающееся применением предметов, используемых в качестве оружия и/или по мотивам расовой ненависти и вражды.

Почему звучит последнее, понятно: в дисциплинарных стандартах ФИФА и РФС употребление алкоголя и некоторых наркотиков является меньшим нарушением, нежели расовая или национальная дискриминация, за которой следует незамедлительная дисквалификация. Они рассматривают поведение не только на поле, но и за его пределами. Там есть ещё некоторые тонкости с эксплуатацией женщин. Вопрос участия в спортивных соревнованиях в течение обозримого будущего для человека с таким составом крайне спорен", — передаёт слова Шатихиной корреспондент «Чемпионата» Андрей Панков.

Комментарии (0)
Партнерский контент