Михаил Анисин
Фото: Официальный сайт ХК "Витязь” (Чехов).
Текст: Вадим Буданов

Анисин: непросто быть сыном легенды

Расти в семье живых легенд непросто — кому, как не Михаилу Анисину, об этом знать лучше всего. Форвард "Витязя" рассказал, как складывается его собственная хоккейная карьера.
12 ноября 2011, суббота. 11:44. Хоккей
Разговор с одним из лучших снайперов КХЛ форвардом "Витязя" Михаилом Анисиным назревал уже давно. Главное — повод был самый что ни на есть подходящий – беспроигрышная пятиматчевая серия чеховцев. После игры в Минске волей не волей пришлось начинать с другого.

МАЛО ХОТЕТЬ — НАДО МОЧЬ

— В Минске пришлось наблюдать, как вы после игры по пути в раздевалку вдребезги разнесли клюшку. Эмоции уже улеглись?

— Конечно! Игра закончилась — всё осталось в прошлом. Да, о том матче ещё пишут СМИ, гудит Интернет, но меня, если честно, не сильно это интересует. Я вообще не частый гость разных форумов: считаю, там промышляют люди, далёкие от хоккея. Не обращаю никакого внимания на то, что говорят. Наше дело – играть в хоккей.

— От журналистов ещё не устали?
— Нет, совершенно нормально отношусь к прессе. В общении с ними у меня никаких проблем нет. И уж тем более обид на них держать не за что.

— Скажите, почему вы в России? Вас же вроде вызывали во вторую сборную на Кубок Полесья?
— Вызывать-то вызывали, но дальше разговоров не пошло. Сказали бы – поехал, нет – ничего страшного. Жизнь продолжается.

— До встречи с "Левом" команда из Чехова творила настоящие чудеса, одержав пять побед подряд. Сами удивились?
— Отнюдь. Почему мы должны были удивиться? Что бы ни говорили — у нас достаточно неплохой коллектив. Да, может, молодым ребятам где-то не хватает мастерства, но мы это компенсируем работоспособностью, самоотдачей. Поэтому не вижу ничего сверхъестественного в том, что выиграли пять игр подряд.

— Андрей Назаров, помнится, списывал небывалый успех на везение.
— Но, как вы знаете, везёт сильнейшему. Гюго говорил: "Мало хотеть — надо мочь".
Желание побеждать – наш главный мотив.

— Только один мотив? А деньги?
— Вообще не понимаю, как можно играть в хоккей ради денег. Это абсурд какой-то. Разве можно заниматься любимой работой, которой ты отдал всю жизнь, исключительно из меркантильных интересов?

— Как считаете, что случилось в Попраде? Уложили на лопатки "Ак Барс", "Северсталь", "Нефтехимик" — и тут "Лев"…Подкосила маленькая площадка?
— Нет, это абсолютно ни причём. Все же находились в равных условиях. Мы проиграли, потому что "Лев" объективно был сильнее. Причины? Может, немного эмоционально подустали от пяти выигрышей подряд, сумасшедшая была самоотдача. Но это обычная игра регулярного чемпионата, где всё бывает: и взлёты и падения.

— Победный буллит с "Салаватом Юлаевым" забили именно вы. Каково это?
— Да ничего сверхъестественного! Победа – это всегда приятно, особо не смотришь на регалии противника. Обыграли "Салават" — в следующий раз, может, ещё кого обыграем.

— В интервью вы постоянно говорите, что задача клуба и ваша личная – выход в плей-офф. Как считаете, по силам?
— Думаю, да. Задачу никто не отменял, делаем всё для её выполнения. Получится или нет — увидим позже. Это же спорт, давать прогнозы – неблагодарное дело. Время расставит всё по своим местам.
Михаил Анисин

Михаил Анисин

ОБ "АВАНГАРДЕ" НЕ ЖАЛЕЮ

— После удачного сезона в Высшей лиге в 2008 году вас заманивал омский "Авангард", но вы предпочли "Сибирь".

— Ситуация развивалась несколько иначе. Когда понял, что "Крылья советов" пролетают в Суперлиге, появились три варианта: "Нефтехимик", новокузнецкий "Металлург" и "Авангард". Омск предложил условия, от которых отказаться было просто невозможно. Мы с отцом туда летали на переговоры, нас принимали на высшем уровне. Подписал контракт и не мог дождаться, когда надену форму именитого клуба. Но летом их трансферная политика переменилась: они укрепились звёздами уровня Ягра. Я понимал, что в 19 лет играть на ролях лидера – задача не по зубам. И так получилось, что в этот промежуток на меня выходит "Сибирь". Говорят: мол, в Омске тебе придётся побиться за место в составе, а мы предлагаем те же условия плюс будешь играть. Отвечаю им: как я могу с вами подписать договор, если у меня уже есть действующий. В итоге поговорил с Бардиным, объяснил ситуацию, он меня понял, разорвали контракт и я с чистой душой поставил подпись под новым.

— Почему в "Сибири" задержались всего на два сезона?
— У меня закончился контракт, поступило предложение от Череповца, и оно меня устроило.

— Знаю, что у вас тогда была договорённость с Анатолием Бардиным: после двух лет в "Сибири" вернётесь в Омск.
— Всё верно. Я действительно должен был вернуться. Но поскольку Бардин уже не при делах, не вижу смысла бередить прошлое. Да и не очень люблю рассуждать, что бы было, если бы….
— Не жалеете, что не задержались в "Авангарде"?
— Нет, нисколько не жалею о двух сезонах в Новосибирске. Надо двигаться вперёд, не оглядываясь по сторонам.

— Вы в КХЛ не первый год. Это ваш лучший сезон?
— Не сказал бы. У меня и в "Сибири" всё складывалось удачно. Просто в "Витязе" мне дали игровое время, а в Новосибирске, как бы ты ни забивал (может, был ещё слишком молод — не знаю, каков был главный критерий), но игрового времени было катастрофически мало. Да и в Череповце рассчитывал совсем на другую роль. Перед тем как поставить подпись под договором, разговаривали с Димой Квартальным, мы с ним ещё вместе в "Крыльях" играли, мне было сказано одно, а на деле вышло иначе. У Квартального был свой взгляд на хоккей, в тот момент он не видел меня на роли лидера. Но у каждого свое мнение — это понятно. Обижаться не вижу смысла.
Михаил Анисин

Михаил Анисин

ПАПА ВЫГНАЛ С ТРЕНИРОВКИ И ЛИШИЛ ДВУХ ЗАРПЛАТ

— Вы ведь воспитанник ЦСКА, за родной клуб нет желания выступать?

— Да, я воспитанник ЦСКА, но "Крылья Советов" для меня роднее, потому что именно там мне дали путёвку в жизнь.

— Ностальгии не мучает по былым временам?
— Часто вспоминаю, как в детстве носился по дому в майке ЦСКА и снять её с меня без скандала было невозможно. Просто ужас. Помню и свой первый просмотр в стане армейцев. Мы вернулись из Италии, мне было пять лет, и папа категорически отказывался вести меня записывать в спортшколу. "Мол, меня узнают, и тебя примут без вопросов, — говорит. — Бери маму, и идите с ней". Пришлось послушаться: вариантов не было. Приняли. И потом до 18 лет это был второй дом – каждый божий день ходил на тренировки.

— Отец посоветовал стать нападающим?
— Знаете, два года я вообще стоял на воротах. Но потом просмотрел папины игры за сборную Советского Союза и понял, что лучше пойду я по его стопам. А впервые, кстати, на хоккей попал, когда мне было четыре месяца. Мы год жили в Югославии, отец уже заканчивал играть, и мама часто брала меня на матчи. Как-то после игры она подошла к отцу, тот взял меня на руки, а я же его никогда не видел в обмундировании и ужасно испугался, расплакался на всю арену.

— Его профессиональное мнение для вас — до сих пор приоритетное?
— Чему меня учит отец — столько не слышал ни от одного тренера. Хотя папа – очень жёсткий человек. Помню, когда он тренировал "Крылья", как-то даже выгонял меня из команды, представляете.

— Не может быть!
— Сейчас-то весело, а тогда всё было по-настоящему. Чем прогневал отца — толком и не припомню. Наверное, поспорили на тему хоккея. Мы ведь часто любим поговорить о хоккее: сядем на кухне и можем просидеть до утра, он на доске рисует схемы, объясняет. Как же тут без споров. В один из таких ему то ли что-то не понравилось, то ли я его ослушался, он и говорит: я тебя выгоняю из команды. Хорошо, отвечаю. А сам думаю: утро вечера мудренее. Просыпаюсь, еду в "Крылья", как ни в чем не бывало прихожу в раздевалку, поздоровался с ребятами, только собираюсь на лёд, он преграждает проход и как огорошит: собирай свои манатки и вон отсюда. Думаю, ладно, пару деньков – и папа остынет. Проходит неделя, другая, я начинаю понимать, что дела плохи. Надо что-то делать. "Нет, сыном ты, конечно, остаёшься, но играть у меня не будешь. Как потом ребятам объясню: тебя выгнал и верну, а другие чем хуже? Нет и всё!" Спасибо парням, которые всей командой собрались и пошли к нему за меня просить. Отец уступил, но лишил меня двух зарплат.

— А как же мама — неужели никогда не вмешивалась в ваш тренировочно-воспитательный процесс?
— Да, мама понимает больше, чем папа (смеётся). Как уже говорил, в Италии семья провела четыре года. У них днём лёд постоянно свободный был, итальянцы в плане спорта – лодыри — это я лишь о хоккее: то они обедают по пять часов, то у них ланч, то ещё что-то, а лёд никому не нужен. Так, я каждый день ходил тренироваться с папой, а когда отец был занят, вела мама. Он ей говорил что делать, и мама руководила. "Ноги согни пониже", — командовала она.
Папа и сейчас подсказывает, его советы бесценны. То, что я состоялся как игрок, – это заслуга моих родителей.

— Напоследок ещё один семейный вопрос.
— Не про Джигурду, случайно, собираетесь спрашивать?

— Нет, хотелось поинтересоваться, каково это — быть братом такой звёздной сестры?
— Марина – молодец, добилось всего, чего хотела. Уж столько, сколько пахала она, с утра до ночи, такого человека ещё поискать надо. С одной стороны, хорошо, что у меня сестра и папа – известные люди. Но, с другой, признаться, это мешает. Непросто быть сыном легенды советского хоккея. Давит груз ответственности.
Михаил Анисин

Михаил Анисин

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →