Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Евгений Царегородцев
Текст: «Чемпионат»
Фото: официальные сайты КХЛ, ВХЛ, ХК "Авангард”, "Автомобилист”, "Донбасс”.

Царегородцев: Царь, очень приятно

Приглашение в "Донбасс", перспективы возвращения в КХЛ и многое другое – во второй части интервью Евгения Царегородцева.
13 ноября 2011, воскресенье. 10:15 Хоккей

Первая часть

ДОНЕЦКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

— И плавно перешли к «Донбассу». Для хоккейного мира предложение ведь из разряда экзотических.
— У меня история повторилась – в последний момент не смогли договориться с «Автомобилистом», а через день-два мой агент сказал о том, что «Донбасс» проявляет интерес. В принципе, мы могли ещё выждать время – в предсезонке вратари могли получить травмы, у кого-то не пошла бы игра и можно было бы закрыть вакансию. Но из Донецка сразу поступило хорошее предложение – приезжай и играй. Так что я и не стал ждать. С руководством «Донбасса» было легко обо всем договориться, и никаких проблем я не испытывал – ни в финансовом плане, ни в бытовом. Уже летом, в России, когда я был в отпуске, много писали на хоккейных сайтах о «Донбассе», который вступает в ВХЛ и имеет грандиозные планы на будущее. Плюс руководство сразу обозначило планы – выиграть ВХЛ, завоевать Континентальный кубок. И я подумал, почему нет, если открываются такие перспективы.

— И не сомневались?
— Конечно, когда ехал, в глубине души была какая-то боязнь. Всё-таки на Украине хоккея со времён СССР не было, когда ещё «Сокол» играл. А сейчас могу сказать, что в Донецке очень много делается для хоккея, и держат слово. Так что мои опасения полностью развеялись уже буквально через неделю после приезда. Думаю, что если всё так и дальше пойдёт, то со временем здесь команда будет бороться за Кубок Гагарина.

— Коллектив смешанный – украинцы, россияне, белорусы… Сразу нашли общий язык?
— Когда я только приехал, в основном были украинцы. Россиян было все пять человек, и со всеми я был знаком. Плюс знал некоторых украинцев – того же Бобкина, Варламова, Кочеткова… А с остальными ребятами… Все приблизительного одного возраста, поэтому вообще не возникло никаких трудностей, чтобы влиться в коллектив.

— Вам вопрос про «Нитру» надоел уже?
(Улыбается.) Да нормально. Это была предсезонка. С кем не бывает? А сезон – это другое дело. Ты можешь что-то сказать, но всё равно думаешь о последствиях.

— Кстати, если посмотреть знаменитую драку «Витязя» и «Авангарда», то вы были тогда на площадке, но вратари в бой так и не вступили, а мирно беседовали. О чём?
— Всё просто. Болельщики оставляли тогда много комментариев, мол, стоял в стороне, хвост поджал. Ничего подобного. Просто напротив стоял парень 1991 года рождения, которому ещё играть и играть. И когда вся эта заварушка началась, он просто дал понять жестами, что давай не будем. А мне какой смысл? Поэтому мы просто стояли и смотрели на это дело. Хотя, конечно, если бы там кто-то другой стоял, канадец какой-нибудь, то мы бы схватились.

— Но вообще о вас говорят, что на площадке вы за словом в карман не полезете.
— Бывает. Не без греха. Если по жизни, то меня трудно вывести из себя. Спокойный, что даже говорят – будь чуть-чуть злее, а то ты сильно мягкий, добрый. А на лёд выхожу и, как говорится, «планка падает». Я весь в игре, наверное, даже глаза кровью наливаются (смеётся). И если что не по-моему, то могу и вспылить.

— Хоккейная команда – это всё-таки коллектив мужиков.
— Раньше такое было, и я сам попал под такое, когда был молодым. Прямо «дедовщина» армейская – сделай то, подай это. А сейчас эти времена отошли, и молодые ребята могут пообщаться с нами, с теми, кто лет на 10 старше. Ничего в этом нет. Да это и к лучшему. Мы же одна команда и должны быть друг за друга, а не так что своему же лещи отвешивать.

— Почему 33-й номер?
— Любимый номер. Ещё с детства в Хабаровске, когда мне было лет 10-12 и я начал следить за НХЛ, то там обратил внимание на Патрика Руа. Уже тогда он был моим кумиром, и с тех пор я стараюсь не изменять 33-му номеру, если он свободен в команде.

Царегородцев: Царь, очень приятно

Царегородцев: Царь, очень приятно

ЗНАКИ И ПРИМЕТЫ

— А шлем откуда такой?
— О, он у меня уже давно, еще с Омска. Мне Карри Рамо привез его из Финляндии, а дизайн разрабатывала моя жена. С одной стороны – герб. Во-первых, это герб России. Во-вторых, «Авангард» называют ястребами, а здесь можно обыграть – орлы, ястребы. С другой стороны нанесен лев. Как сказала тогда жена: «Лев – царь зверей». А на подбородке написано Victoria. Так зовут мою жену, и плюс Виктория – это победа. В принципе, все просто.

— Царь, стало быть, закрепившееся прозвище?
— Да, давно уже повелось, что меня так называют. Поэтому даже когда зовут по имени, то временами даже не сразу понимаешь, кого зовут (улыбается).

— Заходят новички, а вы им: «Очень приятно. Царь»
— Бывает и такое (смеётся).

— Перед игрой можете по каким-то признакам определить, как сложится матч?
— Есть у меня нелюбимый вопрос. Знаете, когда перед игрой подойдут и спросят: «Ты готов?». А вот что на это ответить? Скажу, что готов, а вышел на игру, и у меня не пошло. Мне скажут: «Ну и что ж ты?». А отвечу, что не готов, то доверие вообще пропадёт, и в следующий раз даже спрашивать не будут – просто посадят в запас. У меня так: если игра пошла, то уже никуда не денется. А нет – так с первых минут могут и гол забить. Всё зависит от игры, и никакие приметы или что-то ещё – ничего не помогает. У нас в Омске был случай. Мы с «Ак Барсом» играли в плей-офф. Выигрывали серию 2:1 и проводили матч дома. Серия до трёх побед – побеждай и иди дальше. А мы проиграли дома 1:11. У нас реально не пошло. Саня Фомичёв встал – четыре пропустил. Меня поставили – забили семь шайб за оставшиеся два с половиной периода. Хотя ощущений никаких перед матчем не было.

— А настраиваетесь на матчи как?
— У всех одинаково. Раскатился, пообедал, сон. Проснулся – поехал на игру. Вот и весь настрой. Ничего особенного.

— А после матча быстро отходите?
— Смотря какой матч, и как сам сыграл. Если проиграли, то гоняешь там в голове. А если еще и сам напортачил, то всю ночь не спишь, думаешь, как так вышло, хотя мог такие лёгкие шайбы поймать. А когда выигрываешь и отыграешь удачно, то выходишь – жену поцеловал, посмеялся, домой пришёл, с сыном поиграл, и всё (смеётся).

Царегородцев: Царь, очень приятно

Царегородцев: Царь, очень приятно

ЗАДАЧА – ВЕРНУТЬСЯ В КХЛ

— На ноль важно сыграть?
— Всегда приятно, но важнее, чтобы выиграла команда.

— Это понятно. Но вот в Балашихе выигрывали 4:0 за пять минут до конца…
— Да, конечно, хотелось отыграть на ноль. Тем более, кажется, что уже и времени немного, и игра позволяет это сделать. Но не всегда получается.

— У вас «сухих» матчей сейчас два. Планку себе поставили?
— Чем больше, тем лучше. Тем более у меня задача на сезон такая, что я должен вернуться обратно в КХЛ. Поэтому чем больше игр на ноль, чем меньше пропущенных шайб, тем лучше.

— Получается, что признание вас лучшим вратарём чемпионата ВХЛ в октябре — это лишняя возможность напомнить о себе.
— Здесь ещё и плюс всей команде, потому что все ребята помогают в обороне. Так что не без их помощи всё это произошло. А во-вторых, чемпионат только начался. В октябре ты лучший, но кто знает, что будет в феврале.

— В принципе, ведь возможен вариант, при котором вы вернётесь в КХЛ, не уходя из «Донбасса»?
— Если я устрою руководство, то да. Я повторю, мне здесь всё нравится, и я вижу, что люди действительно хотят поднять здесь хоккей. Поэтому, если здесь будет КХЛ и во мне будут заинтересованы, я даже думать не буду – подпишу контракт.

Царегородцев: Царь, очень приятно

Царегородцев: Царь, очень приятно

ХОРОШИЙ ТЫЛ — ПОЛОВИНА ПОБЕДЫ

— Кто сегодня является вашим самым близким болельщиком? Семья?
— За меня переживают все мои родственники, а моя семья — супруга Виктория и сын Илья. Ему 5,5 лет. Даже когда мы в поездках, он выхватывает трубку у супруги: «Папа! Как сыграл? Выиграли? Молодец!». А когда я отстоял на ноль, он радовался больше всех. Всегда за меня переживают мама и дядя. Читают всё, что пишут в Интернете. С Хабаровском большая разница во времени, потому посмотреть матчи не всегда получается, но если есть возможность, смотрят и переживают.

— Мама приезжала в Донецк?
— Она сейчас с нами и будет почти до конца ноября. Супруга в Ярославле на сессии, а бабушка помогает с внуком. Кстати, она прилетела в тот день, когда мы играли с «Торосом», я стоял в воротах, и мы выиграли 3:0. Она была на матче и всё видела. Что ещё нужно?!

— Мама уже привыкла к вашей кочевой жизни, а как к этому относится супруга?
— Тоже привыкла за семь лет совместной жизни. Она постоянно со мной, за мной, как жена декабриста. В Донецке ей нравится, город хороший, большой.

— А так чтобы корни пустить?
— Корни у нас в Ярославле. Они уже пущены. А как сложится моя судьба в Донецке? Давайте поговорим об этом позже. Я тут всего три месяца, всё только начинается.

— Появилось в Донецке любимое место семейного отдыха?
— На это почти нет времени. Жене понравился «Хинкали» на бульваре Пушкина. Если есть свободное время, заходим туда с ребёнком поужинать.

— Внешне вы жизнерадостный человек, во всяком случае, первое впечатление именно такое. Чего для полного счастья вам не хватает?
— Полное счастье – это здоровые родные и близкие. Жена есть, сын есть, работа есть. Чего ещё желать?

Царегородцев: Царь, очень приятно

Царегородцев: Царь, очень приятно

Источник: Официальный сайт ХК "Донбасс" Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент