Россия: возвращение блудной хоккейной дочери
Текст: Максим Замятин

Россия: возвращение блудной хоккейной дочери

Россия-таки решилась вернуться в «семейство ИИХФ» и подписать договор о переходах игроков в НХЛ. Кем-то называемый «кабальным», а кем-то – «единственно правильным».
3 мая 2007, четверг. 14:27. Хоккей
Россия присоединится к трансферному договору между НХЛ и Международной федерацией хоккея (ИИХФ). Подписание соглашения должно произойти на этой неделе в рамках рабочей встречи во время чемпионата мира в Москве.

«Думаю, на русских в последнее время смотрели как на изгоев», - заявил источник канадской телекомпании ESPN, "находящийся в курсе переговоров".

Решение России вступить в международное соглашение должно положить конец спорам относительно возможности участия энхаэловцев в международных турнирах, что особенно важно в преддверии Олимпиады-2010 в Ванкувере. Таков приоритет Международной федерации хоккея. Свою позицию по этому вопросу её руководство никогда и не скрывало. Потому что НХЛ твёрдо стояла на своём: русские должны быть в одном строю со всеми.

«Для нас жизненно важно, чтобы с договором были согласны все национальные федерации. Если кто-то отказывается, это вызывает большие трудности, - говорит президент ИИХФ Рене Фазель. – Конечно, российские чиновники хоккея заботятся о своих интересах и должны чувствовать, что условия договора для них приемлемы. Мы планируем расширять и продлевать наши отношения с НХЛ, и без России это было бы гораздо труднее сделать».

«Российский хоккей – очень важная часть международного хоккея, он ключевой фактор в развитии самой игры. Поэтому важно, чтобы Россия оставалась в «семействе ИИХФ», - продекларировал президент Федерации хоккея Канады Боб Николсон.

Напомним, что за последние два года по поводу этого договора (а точнее – по тому поводу, что Россия – единственная, кто отказался его подписывать на общих для всех условиях, с которыми, так или иначе, согласились все европейские хоккейные ассоциации) было сломано немало копий.

Начиналось всё с того, что российские клубы, требуя отдельного к себе отношения со стороны НХЛ (то есть больше денег за игроков), два года назад торпедировали подписание Россией этого договора. В Москву тогда прояснить ситуацию прилетал (первый и пока последний раз в жизни) комиссионер НХЛ Гэри Бэттмен. Бэттмен и Фазель встречались с руководителями ФХР (тогда президентом был ещё Александр Стеблин) и боссами российских клубов (правда не всеми, но «активом», в который входили Геннадий Величкин («Магнитка»), Юрий Яковлев («Локомотив»), Леонид Вайсфельд (тогда ещё «Лада») и Константин Потапов («Авангард»). Уговорить русских пойти на попятную Бэттмену и Фазелю не удалось, а Стеблин встал на сторону российских клубов, мотивируя это тем, что личное мнение – личным мнением, но раз клубы так решили, он, президент, должен отстаивать точку зрения клубов. Впрочем, оценивая реальные последствия того или иного, Стеблин честно признавался: "И подписывать нехорошо, и неподписывать тоже".

Потом было много чего "хорошего", включая «дело Овечкина» (и не только), отъехавшего из «Динамо» в «Вашингтон» безо всякой компенсации. ПХЛ (Профессиональная хоккейная лига), которая в то время занималась проведением чемпионата России и объединяла клубы на коллегиальных началах, хотела вести и вела с НХЛ сепаратные переговоры насчёт «особых условий» для России. Говорят, таковые едва уже не были заокеанской стороной приняты – к переговорному процессу тогда подключился сенатор Михаил Маргелов, председатель сенатского комитета по иностранным делам, который был председателем попечительского совета ПХЛ.

В общем, всё для сторонников «особых условий» рисовалось тогда в самых радужных тонах - ещё немного, ещё чуть-чуть... Впрочем, были и противники, но их было не так много. Руководство же ФХР, президент Стеблин, занимало всё ту же позицию: «мы - как клубы».

Однако потом, и очень быстро, в нашем хоккее сменилась власть – президентом ФХР стал Владислав Третьяк, первым серьёзным делом которого стал разгон ПХЛ и принятие чемпионата России «под крыло» федерации. Третьяк поначалу придерживался мнения, что договор с НХЛ России нужен такой, «как у всех», говоря о том, что иначе НХЛ может взять и не отпустить наших энхаэловцев на чемпионат мира в Москве. Впрочем, на самом деле это не так, что и подтверждал Фазель, но это не суть.

Позже новый президент ФХР «после консультаций с владельцами клубов суперлиги» отказался от своих слов и своего, получается, мнения – не стал подписывать данное соглашение. Клубные боссы надеялись на значительное увеличение компенсаций и ведение переговоров по системе «клуб-клуб», однако ни один из этих пунктов не был претворён в итоге жизнь. Комиссар НХЛ Гэри Бэттмен официально запретил генеральным менеджерам своих команд вступать напрямую в переговоры с российской стороной и рекомендовал как можно более осторожно подходить к выбору россиян на драфте новичков. Апофеозом всей этой борьбы стал скандал с «делом Малкина» и проигрыши в американских судах магнитогорского «Металлурга» и ярославского «Локомотива» - судились за то, что клубы НХЛ клубам суперлиги должны за отъезд (в случае Малкина – форменный «побег») куда больших денег, чем по условиям договора. Впрочем, поскольку Россия была не в договоре, американцы вообще ничего не хотели платить. И не заплатили.

«Кабальный договор» с НХЛ, как его называли многие российские специалисты, имеет, однако, и обратную сторону. Клубы суперлиги не получили денег за Малкина и Овечкина, но смогли, правда, «отомстить» заокеанским коллегам, задержав на целый сезон в суперлиге Александра Сёмина под предлогом военной службы (в то время у него был действующий контракт с «Вашингтоном»). Впрочем, уже через год Сёмин прекрасно себя чувствовал в Америке, выходя на лёд в паре с Овечкиным. А вот Алексею Кайгородову, который, не захотев играть в фарм-клубе «Оттавы», просто собрал вещи и вернулся в Магнитогорск, отсуствие договора даже помогло.

Факт же в том, что последние два года Россия жила вообще в отсутствии всяких прописанных отношений с НХЛ по части трансферов игроков. Не добились «особых условий», не согласились и на «общие». То, что с этим нужно что-то делать, хорошо понимали все, а вот что делать? – не выходило ничего.

Похоже, прошедшего года Третьяку хватило, чтобы разобраться в ситуации и вновь поиметь своё мнение на сей счёт – договор нужен, и такой, как «у всех». Продавить это решение через клубы было уже делом техники, - клубы нынче никто особо, в отличие от времён ПХЛ, и не спрашивает. Фазель теперь доволен, Бэттмен – тоже: блудная дочка мирового хоккея взялась за ум. И будет получать от НХЛ, если договор будет подписан, «хоть что-то, что лучше, чем ничего» (цитата из Фазеля) и «вернётся в семейство ИИХФ».

Таким образом, согласно новым условиям, российские клубы смогут получать компенсацию за уехавших в НХЛ игроков: ежегодно заокеанская лига будет перечислять ИИХФ от 10 до 12 миллионов долларов, а международная федерация будет распределять их в зависимости от того, сколько игроков каждой национальности отправились в НХЛ. Конкретные суммы компенсаций за каждого игрока будут объявлены позднее. В общем, это как раз то, что Россия отказалась принимать два года назад.

Можно предположить, что после подписания соглашения российских хоккеистов будут охотнее брать на энхаэловском драфте, так как американским владельцам клубов больше не нужно будет опасаться судебных исков. Кроме того, нынешним летом возможен некоторый отток за океан опытных мастеров, таких как Алексей Морозов или Александр Королюк, для отъезда которых стало одним препятствием меньше.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →