Модель КХЛ: путь от убытков к прибыли
Текст: Фарид Бектемиров

Модель КХЛ: путь от убытков к прибыли

В описании финансовой составляющей нашего хоккея мы действуем методом индукции – идём от частного (отдельных клубов и игроков) к общему, к ситуации в целой лиге.
15 ноября 2011, вторник. 23:00. Хоккей

Мы уже рассказывали вам, сколько и почему получают российские хоккеисты, как и на чём зарабатывают наши клубы и чем вся эта система отличается от более «продвинутой» заокеанской (а отличий достаточно). Теперь пришла пора расставить последние точки над «i» и выяснить, сколько и чем зарабатывает КХЛ в целом, увеличивается ли её доходность и какие планы она строит на будущее.

Большую помощь в этих вопросах нам оказало интервью Александра Медведева годичной давности, в котором он рассказывает, как строилась и на чём основывалась (в финансовом смысле, разумеется) Континентальная лига.

А дело было так. Ряд акционеров, чьи имена не называются, но можно догадаться, что они же – спонсоры КХЛ* и некоторых клубов, – создали уставный фонд (то есть произвели первоначальное накопление капитала – прямо по Марксу). В фонде была серьёзная даже для нашего спорта сумма — 40 миллионов долларов, которые КХЛ использует и теперь, три с половиной года спустя.

Михаэль Лангр: Я не могу понять, почему крупные компании и краевые/городские администрации вбухивают огромные деньги, полученные от продажи сырьевых ресурсов, на покупку Ягров и Вейнхандлей вместо того, чтобы вкладывать в инфраструктуру на благо народа. Мне совершенно непонятно, почему россияне воспринимают это как само собой разумеющееся.

Поначалу предполагалось, что в течение трёх лет лига будет работать в убыток. Это нормальное явление в бизнесе: деньги, за редким исключением, может дать только время. Однако мировой финансовый кризис заставил усомниться в этих планах. Но вместо того, чтобы уйти в глубокие убытки и просить милостыни у кого попало, КХЛ пережила кризис на удивление легко и даже перевыполнила бизнес-план.

Уже к концу третьего сезона стало ясно, что оперативные доходы лиги (785 млн рублей) превысят оперативные расходы (650 млн). И это при том, что ещё три года назад соотношение было противоположным – на 418 млн доходов приходилось 760 млн расходов.

Правда, эти красивые цифры не означают, что КХЛ уже стала прибыльной. Как маленький принц у Экзюпери, КХЛ ответственна за тех, кого приручила. И должна о них заботиться. В первую очередь речь идёт о Молодёжной хоккейной лиге, на которую большая лига тратит около 90 млн ежегодно. Дополнительные расходы принесло и включение ВХЛ в общую систему под эгидой Континентальной лиги.

Есть в нашей лиге и кризисный фонд, из которого в своё время «кормились» хоккеисты тольяттинской «Лады», месяцами не получавшие зарплату. Это к слову об обязательствах КХЛ перед игроками и болельщиками.

А самое интересное, что определённые деньги КХЛ передаёт Федерации хоккея России за право на проведение чемпионата страны. Точных цифр у нас, разумеется, нет, но, по словам Александра Медведева, «это очень существенная сумма». То есть счёт наверняка идёт на миллионы. Поэтому выйти на уровень прибыльности руководители лиги рассчитывают только в этом сезоне – в прошлом не получилось.

Оптимизм Медведева поддерживает и вице-президент КХЛ по коммерции Илья Кочеврин. По его словам, прирост доходов от сезона к сезону составляет почти 90%. Если это действительно так, показатель просто сумасшедший. При этом «самыми активными точками роста» (то есть приносящими лиге основную прибыль) являются телеканал КХЛ, мерчандайзинг и спонсоры. Причём значимость последних в этом списке неуклонно снижается.

Если в первый сезон инвесторы обеспечивали весь бюджет КХЛ, то теперь – лишь незначительную его часть, всё остальное лига зарабатывает сама.

Очень важную мысль об отношениях со спонсорами высказал и сам Медведев. «Если раньше в российском хоккее был единственный способ добывания денег – с помощью административного ресурса, то КХЛ перешла на коммерческие взаимоотношения», — заметил президент нашей лиги. И это уже вполне можно назвать одним из симптомов того самого обещанного нам «нового уровня».

Александр Медведев: Если раньше в российском хоккее был единственный способ добывания денег – с помощью административного ресурса, то КХЛ перешла на коммерческие взаимоотношения.

Не так давно известный чешский журналист Михаэль Лангр написал: «Я не могу понять, почему крупные компании и краевые/городские администрации вбухивают огромные деньги, полученные от продажи сырьевых ресурсов, на покупку Ягров и Вейнхандлей вместо того, чтобы вкладывать в инфраструктуру на благо народа. Мне совершенно непонятно, почему россияне воспринимают это как само собой разумеющееся».

Нам с вами это понятно больше, чем не разбирающемуся в российской ментальности чеху, но веселее от этого понимания не становится. И если наконец-то в российском хоккее решили, что «так жить нельзя» и надо зарабатывать самим, нужно только поприветствовать это решение и мысленно пожать руки тем людям, кто будет воплощать его в жизнь.

Интересно, что и вкладывать получаемые деньги КХЛ планирует в жизненно важную для российского хоккея вещь – в улучшение инфраструктуры и телетрансляций. По примеру НХЛ (а это пример зачастую весьма достойный) улучшать будут абсолютно всё – от бортов и льда до камер и прочей техники. Ну, во всяком случае, Кочеврин это пообещал.

Впрочем, существует и иной взгляд на организацию КХЛ. Ряд клубных руководителей считает, что лига должна принадлежать клубам и управляться ими, в то время как на данный момент это реализовано лишь частично — в форме комитета по развитию лиги. Но до полной консолидации клубов и лиги нужно дорасти и тем, и другим. Сил и времени в этом нелёгком процессе взросления жалеть не стоит.

*Спонсоры и партнёры КХЛ – «Согаз», «Мегафон», «Шевроле», «Би-Пи Виско», «Газпромбанк», «СМП-Банк» и некоторые другие.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 3
27 июля 2017, четверг
26 июля 2017, среда
Партнерский контент