Вилле Ниеминен
Фото: Алина Аршавская
Текст: Елизавета Алферьева

"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

Героем нового выпуска рубрики "Встречи в Токио" стал новый игрок рижского "Динамо" нападающий Вилле Ниеминен. Он оказался интересным и позитивным собеседником.
16 ноября 2011, среда. 15:05. Хоккей
Встреча была запланирована на довольно позднее время — на половину восьмого вечера пятницы. В это время в рижском ресторанчике вовсю бурлила жизнь: кто-то праздновал день рождения, официанты суматошно бегали по залу, пытаясь найти свободное меню, а у входа толпились желающие попасть в переполненный зал.

К счастью, наш столик был зарезервирован, и толстенное меню ожидало Ниеминена. Наш гость появился на пороге минута в минуту, и сообщив, что очень голоден после вечерней тренировки, заказал себе обильный ужин.

Потекла непринуждённая беседа, которая принимала порой совершенно неожиданные направления. Наброски для будущего интервью были благополучно забыты – Вилле сам выбирал, о чём разговаривать, а порой и не стеснялся задавать вопросы корреспонденту.

— Когда я брала у вас короткий комментарий после игры, вы обмолвились, что очень любите поговорить.
— Да, обычно, когда коллегам по команде скучно, грустно и некуда пойти, они всегда знают, что если захватить с собой большой пакет чая, то у меня можно проговорить до утра. Я и сегодня чай закажу. Жасминовый. Испытаете на себе, что такое — разговаривать с Вилле (смеётся)!

— Уже приходил кто-то из команды поболтать по душам?
— По душам нет, но больше всего общаюсь с Никласом Луцениусом, и мне очень приятен Якуб Шиндел. Улыбчивый человек, да и вообще помощник. Вот вспомните, кто меня из раздевалки вытащил! Это ведь Шиндел подсобил, а так ждали бы до полуночи. Есть ещё один парень в Риге классный, мы сразу поняли друг друга, хотя до этого я и не знал о его существовании. Никогда не угадаешь – незаметный он, стеснительный, как мне показалось.

— Неужели Рекис?
— Правда, Рекис. Мне нравится разговаривать с серьёзными людьми. Он всегда собран и если что-то говорит, то по делу. Я слышал от других, что он не так часто улыбается, а бывает, такой анекдот выдаст, что челюсть болит смеяться. Не знают его болельщики, и как-то жалко, что все лавры в большинстве своём другим достаются. Вообще удивлён, что вы угадали.

— Арвид — действительно хороший собеседник, хоть и тихий. А неужели Подзиньш к вам не подходил? Он всегда к легионерам неравнодушен.
— О, это дитё (смеётся)! Когда он увидел меня в раздевалке, сразу же сообщил, что отлично знает английский и вообще по всем делам надо к нему обращаться. Смешной парень, очень позитивный. Вообще знаете, почему так в Ригу хотел? Здесь атмосфера абсолютно ненапряжённая, нет соперничества, открытой зависти. Мне очень нравится.

— Неужели в других командах была напряжённая атмосфера и зависть?
— Если говорить об НХЛ – да. Там порой сложно собраться, даже когда забрасываешь много шайб. Есть нормальные команды, а есть такие, где тихоням проще, чем снайперам. К счастью, я не был в таких командах. Если говорить о КХЛ, то в "Сибири" всё дело тащили болельщики – они очень поддерживали или просто ко мне с такой любовью относились, не знаю. В Нижнекамске есть два минуса, которые не касаются команды. Первое — это постоянный дым, а второе – это полное отсутствие хоть какого-то места, где можно посидеть, выпить чашку чая. В Риге объединяется всё: центр похожий на Тампере, старый город забит различными кафе, атмосфера в команде дружная, на поле я понимаю, чего от меня хотят. Я так долго могу оды петь, так что поехали дальше.

— Всегда спрашиваю у легионеров о семье. Бывает много трудностей с переездом, да и повидаться с родными всегда хочется.
— Начнём с того, что у меня трое детей. Да, я очень люблю своих двух мальчиков и девочку. Они просто замечательные! Когда у меня спрашивают, сколько у меня детей, я с гордостью отвечаю, что я отец троих! Это невозможно описать словами, когда они тебя встречают, бегут к тебе… Я счастлив! Насчёт того, чтобы видеться с семьёй во время игр, это для меня сложно. Я давно открыл для себя, что не имею права путать хоккей и дом, поэтому вижусь с семьёй крайне редко, обычно в паузах. И не только я детей хочу повидать, у меня и любимая сестра есть. Когда у меня о ней спрашивают, то я всегда вспоминаю её фразу: "У меня есть брат –лучший хоккеист в мире".
"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

— Чем же вы обычно занимаетесь, когда все товарищи по команде проводят время с семьёй? Хобби? Пересматриваете любимые фильмы?
— Терпеть не могу сидеть в квартире, но и спортом никаким, кроме хоккейных тренировок не занимаюсь. Обычно фитнес. Я люблю включить наушники и провести на беговой дорожке час, иногда два. Вообще сложно иметь какое-то хобби, учитывая, что дома находятся трое детей. Стараюсь свободное время проводить с ними. Трое детей — покруче фитнеса будут! Пока смотришь, куда пошёл один, двое других делают что-то ещё, и я не успеваю за ними. Что касается фильмов, то вообще не имею какого-то листа с лучшими картинами. Я могу слушать любую музыку, смотреть фильмы, где есть невыдуманные персонажи, а не с нарисованными монстрами или жутким анимэ.

— Какая музыка играет в раздевалках перед игрой и после?
— Хороший вопрос. В НХЛ всё немного проще – там всегда похожие треки. Меня особенно поразил Георгий Пуяц со своей музыкой! Он сам составлял плей-лист, там был и Тиесто, и диджей Смеш, много электроники. У меня до сих пор в мобильном закачана русская музыка, очень много всяких песен. Самая любимая у Лепса и какой-то Ирины… Что-то про неправду, кажется.

— Ого, так вас на русскую попсу подсадили? А с такой теплотой о Пуяце говорили…
— О, Жора — лучший! Похоже, что это тот самый человек, который стал для меня больше чем знакомым или коллегой на льду. Мы очень много времени провели с ним вместе: грустили и улыбались. Я раньше думал, что кроме НХЛ нигде не может быть уютно. Моё мнение реально изменилось, я сейчас чувствую, что ошибался, пока в КХЛ не побывал.

— У вас за спиной огромное количество команд НХЛ. "Колорадо", "Питтсбург", "Чикаго", "Нью-Йорк", "Сент-Луис", "Сан-Хосе", "Калгари"…
— Да, я горжусь тем, что отыграл во многих командах. Люблю перемены, люблю не засиживаться на одном месте долго. Могу сказать, что задерживался я в среднем на два сезона, и с неплохими результатами. Не хочется сейчас ворошить каждый клуб, я ведь всё-таки в Ригу приехал играть! Надо строить историю здесь, а не ковыряться в прошлом. Наверное, я реалист. Если хотите, я могу поделиться тем, что сам считаю интересным из моей карьеры в НХЛ.

— С удовольствием передам вам право вести разговор.
— Люблю так делать — я рассказываю, а вы совершенно расслаблены. Что ещё надо? В общем, самый запоминающийся сезон – это 2001 год, когда я выиграл Кубок Стэнли со своей командой – "Колорадо". Нет, я не скакал 24 часа от счастья, я наконец-то смог по-настоящему понять, что же это такое, когда этот кубок, за который ты так бился, твой. Самым большим ударом в моей истории НХЛ стало то, когда нам не хватило до Кубка совсем чуть-чуть. Это был 2004 год, кажется. Как я сказал, не хочется мне копаться в прошлом, я в настоящем живу. Единственное, что могу добавить, так это то, что самым большим толчком стали три сезона в АХЛ. Именно они помогли мне выйти на тот уровень.

— "Херши Беарс", кажется?
— Смешно получилось. Вы немного неправильно произнесли, я ведь в "беарз" играл, а не в пиве (смеётся). Да ладно, я люблю подшутить над собеседником. Не такой я и холодный, как говорят про большинство финнов. Да, я играл в "Hershey Bears"!

— О вас говорят, что вы очень агрессивны на льду. В Риге прошло лишь несколько игр, и пока непонятно.
— В молодости я был очень резким игроком, а сейчас мне 34, и я стал немного легче на подъём. Знаю, что до сих пор могу вывести из себя любого игрока, просто подмигнув ему. Есть у меня такая черта, знаю. Если говорить о силовых приёмах, то в Риге их делает Карсумс, да? Я не любитель мощных приёмов, но иногда во мне просыпается этакое мальчишество, и хочется похулиганить. Да и вообще в каждой команде было бы неплохо иметь не тафгая, а просто играющего парня, который может пойти на защиту того же вратаря. Тем более в КХЛ драки — не редкость.
"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

— Вы сейчас на "Витязь" намекаете?
— Нет, только давайте не будем говорить об этом сумасшествии!

— Вы напомнили о тафгаях. Вы ведь играли с Кшиштофом Оливой?
— Он, между прочим, ещё и забивать умел, а не только устраивать кулачные бои. Я знаю, почему вы спросили. Уверен, что любите смотреть бои. Оливу так просто не вспоминают. Люди вообще не любят Кшиштофа, считают его неуравновешенным, больным на всю голову. Олива умел устраивать шоу, его хоккей – это цирк на льду. Многим до него расти и расти. Он ещё и сумасшедший гонщик, очень любит водить машину. Я совсем не такой.

— Но ведь вы водитель?
— Да, я обладатель "Мерседеса". Моя миссия — это сесть в машину и добраться от одного места до другого. Скоро, кстати, пригоню машину в Ригу, а то мне не нравится каждый раз такси брать. Кто-то любит машины, а я люблю готовить.

— Ого, теперь у Криса Холта есть конкурент!
— Да, он мастер на все руки, тоже позитивный. Я учился готовить три года, поэтому могу по любому рецепту что-то приготовить. А знаете что, я у вас тоже кое-что спрошу. Мы говорили о Пуяце, и я совсем забыл, что хотел узнать о двух бывших игроках Риги. Всегда интересно знать, кто где играет, тем более от тех, кто смотрит хоккей, а не играет в него. Где сейчас Теллквист и Алекс Широков?

— Микаэль в "МОДО", а Алексей, кажется, в чешской экстралиге.
— "МОДО"? Странный выбор. Ваш Алексей тоже удивил, насколько знаю, когда-то был капитаном в Риге. Пуяц много о нём рассказывал хорошего, говорил, хороший игрок. Я особенно прессу не читаю, мне хватает того, что рассказывают коллеги. Значит, "МОДО" и чешская лига? Неожиданно.

— Сейчас в Риге Сандис Озолиньш капитан, и представить кого-то другого невозможно.
— Я знаю, что Озо значит для болельщиков, да и вообще для латвийского хоккея. Я, между прочим, очень много знаю из истории сборной СССР и Латвии отдельно. Никогда не забуду, как когда-то на льду мне подмигнул один замечательный игрок. Знаете, кто это был? Хельмут Балдерис. Он и сейчас для меня кумир – такой сильный, бойкий, да и вообще настоящий хоккеист! Я тоже хочу принести что-то в рижское "Динамо". Мне нравится, когда болельщики после игры подходят и разговаривают со мной. Я чувствую, что я нужен.

— В Риге всегда есть желающие сфотографироваться, попросить автограф.
— Да, я тут по дороге в ресторан несколько человек встретил. Узнают ведь, что интересно. О, кстати я вспомнил о самом необычном происшествии в КХЛ для меня! За 40 минут до игры в ледовом холле выключился свет, и мы сидели со свечами в руках. До сих пор помню, как болтал в кромешной темноте с Крисом Саймоном.

— Так радостно об этом вспоминаете — хочется повторить?
— А почему бы и нет? Дайте мне только собеседника, и всё будет! У нас уже беседа не в то русло пошла. Да вы выключайте диктофон и давайте ещё по кружечке кофе. Расскажете о любимых игроках. Я люблю слушать.

— Так что мы пожелаем болельщикам Риги?
— Верить в команду, а я уж постараюсь не подвести!
"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

"Встречи в Токио": Вилле Ниеминен

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →