Никто ни в чём не виноват. Мы просто не забили
Текст: Игорь Какурин

Никто ни в чём не виноват. Мы просто не забили

Сборная Россия проиграла полуфинал сборной Финляндии, и будет ли у нас хотя бы «бронза» мы узнаем только 13-го, в матче за третье место.
12 мая 2007, суббота. 19:50. Хоккей
Сборная Россия проиграла полуфинал сборной Финляндии, и будет ли у нас хотя бы «бронза» мы узнаем только 13-го, в матче за третье место.

Финны сумели лишить Россию её главного оружия, во всех семи предыдущих матчах на чемпионате мира приносившего ей успех – нападения. Мы забили в полуфинальном матче всего одну шайбу, и поэтому проиграли. Забили бы больше – три, четыре, пять, как в первом матче с финнами, - выиграли бы.

Да, мы с ними уже играли на «предвариловке». И, как выяснилось в полуфинале, финны всё вообще, а из той нашей встречи и подавно, вынесли. Россия, как оказалось, не вынесла ничего. Потому что мы с финнами сыграли ровно так же, как тогда. А они с нами иначе.

А начиналось всё почти так, как тогда. С нашего гола – и мы реализовали большинство. Не первое в этом матче, но последнее. Малкин – отличным броском в дальнюю от финского вратаря Кари Лехтонена «девять». И то, как финны сравняли – оно, в контексте дальнейшего, не имеет особого значения. Да, «провалились», играя в большинстве, и сделал это вышедший четвёртым к «Малкинцам» Овечкин. Да, пропустили с чистого выхода Юкки Хентунена, которого наш Сергей Гончар не догнал, но и валить, - а ведь мог, с удалением, естественно, - не стал. Потому что начало игры, потому что у нас ещё всё будет – мы меньше трёх Италии на этом ЧМ не забиваем.

Не забивали. Нашему нападению было тяжело.

На 18-ой секунде у нас уже первое удаление, которых в этом матче мы явно перебрали. К счастью – отстояли. На исходе шестой минуты у каждого переживающего за сборную России сердце замерло – после удара финского нападающего Бергенхайма колено в колено нашего лучшего защитника Андрея Маркова, последний оказался на льду и покинул площадку сначала при помощи партнеров до скамейки, а далее и вовсе на спине доктора отправился в раздевалку… Финский форвард получает 5+20, а пытавшийся отомстить за Маркова тут же Ковальчук удаляется на 2 минуты. В итоге у наших три минуты большинства и Евгений Малкин наказал Финляндию – 1:0.

Спустя пять минут после первого «происшествия» крепко у борта «принимают» нашего капитана – Петра Счастливого, и он тоже покидает лёд. Тут же Койву жестко «вписывает» Непряева в борт и получает - 2+10. А дальше мы в большинстве пропускаем.

Важно не это, а то, что было на протяжении двух периодов и овертайм включительно матча. Всё шло по плану, только вот не по-нашему… По-финскому плану шло. Вратарь Лехтонен был лучше вратаря Норрены в нашем матче на «предвариловке», и «тащил». Финская защита была куда «злее», чем в первом матче, и «кислорода» нашему нападению вообще не давала, а наши броски-броски-броски... Ковальчук – Овечкин, Ковальчук – Овечкин, принимали на себя финские игроки, а если нет, то броски были открытыми, и Лехтонен их видел и ловил.

Во втором периоде ничего не поменялось, но зато Марков вернулся. Счастливый – нет, тоже травма колена. А так – финны не без труда, нодружно «гасили» наши атаки, как будто поставившие перед собой задачу проломить стену. Не сейчас, так сейчас. Ах не сейчас, так в следующий раз. Не в следующий, так потом. Это «потом» наступило ближе к середине третьего периода, когда сборная России навалилась на соперника вовсю. Но именно что «навалилась» - это был навал.

Быков, впрочем, так не считает – наш главный тренер после матча сказал, что игра России было коллективной с первой и до последней минуты.

Это количество было – и по нему мы финнов перебросали, и перебросали серьёзно. Но качество – мы не предлагали сопернику ничего из того, чего он о нас знал,и уже приноровился нейтрализовывать. Финны просто делали своё дело - потрясающе деловито, строго и хладнокровно – встречали в центре, не давали в зону войти иначе как вбросом, и «крыли» там. Перехватывали, контратаковали, и сразу назад. Организованно! Действия российских игроков всё это время носили довольно ярко выраженный индивидуальный характер – особенно Овечкина, который свою левую «бровку» вспахал, а Лехтонену своими обнообразными фирменными «бросками из-под-защитника» просто надоел.

Такое впечатление, что наше «незабитие» было всего лишь стимулом для того, чтобы «ещё раз, ещё быстрее, ещё сильнее». И тогда уже точно, уж в следующий раз... Но следующего раза не было, не было. Начался овертайм.

Всё случилось стремительно. Финны в нашей зоне, всё, вроде, под контролем и можно по-прежнему время до буллитной серии, а ещё наши входы в их зону и броски продолжать считать. Но следует пас Туомо Рууту, от правого борта, на наш пятак, где Микко Койву. Койву делает «раз», технично так, одним движением, клюшку нашего вратаря «подбивая», и делает «два» - шайбу пропихивая. Всё. Защитники наши («казанская», между прочим, пара Прошкин – Никулин) ни при делах. Шайба в воротах. Мы проиграли.

Причины этого не в том, что... Морозов, потому что у них не было Нуммелина, и на всё наше самое блестящее на всём чемпионате нападение у них было шесть защитников. Не в том, что... Потому что у нас было на один день больше отдыха, а Финляндия провела очень не простой четвертьфинал с США. Очевидно, что это мы должны были действовать за счёт своей скорости и подавлять финнов. Но это у них отлично получалось сбить темп, сбить нас на «навал» - да, финны играли предельно жёстко, но и это имело и достигло своей цели.

- Претензий к игрокам у меня нет, - Быков на пресс-конференции сказал, что никто ни в чём не виноват, - Вопросы, конечно, есть всегда. Но и сейчас я не могу сказать, что это я проиграл матч. Я не привык винить и вратарей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →