Андрей Старовойтов
Фото: официальный сайт ФХР.
Текст: Фарид Бектемиров

Судья международного класса

96 лет назад родился великий советский арбитр и функционер, один из отцов Суперсерии-72 и турнира на приз "Известий" Андрей Старовойтов.
6 декабря 2011, вторник. 17:00. Хоккей
Согласно легенде, Суперсерия зарождалась так. Второй секретарь канадского посольства в СССР Гари Смис как-то увидел в "Известиях" заметку журналиста Бориса Федосова о том, что выигрывающая всё и вся сборная СССР нуждается в новом сопернике – равном по силам. Понимая, что в советских газетах ни одно слово не печатается без одобрения сверху, Смис решил связаться с автором заметки и руководством нашего хоккея, чтобы обсудить саму возможность противостояния лучших игроков СССР и Канады. В этих основополагающих встречах участвовали всего три человека: сам Смис, журналист Федоcов и один из главных хоккейных функционеров Союза Андрей Старовойтов. О последнем мы и поведём свой рассказ.

Андрей Васильевич родился во время Первой Мировой войны в Смоленске. Там же начал заниматься спортом, был чемпионом Западной области (административно-территориальная единица того времени с центром в Смоленске) по скоростному бегу на коньках, играл в хоккей с мячом. Когда парню стукнул 21 год, он решил отправиться в Москву, учиться на спортсмена, в футбольно-хоккейное отделение Высшей школы тренеров. Правда, окончив её, Старовойтов не стал поступать по примеру товарищей, сразу начавших тренерскую деятельность, а перешёл на третий курс Института физкультуры, продолжив обучение.

В годы, когда о хоккее с шайбой в нашей стране ещё не слышали, Старовойтов играл в бенди за профсоюзный "Спартак", между прочим, вместе со знаменитым голкипером Валентином Гранаткиным. Однако, как только канадский хоккей замаячил на советском горизонте, Андрея Васильевича призвали под знамёна ЦДКА. Формально Старовойтов был военнослужащим, поскольку работал в Военно-политической академии имени Ленина, а новому виду спорта отчаянно требовались талантливые кадры.

Узнав о правилах и принципах этой игры от друзей, поддержав клюшку и поработав с шайбой, Старовойтов довольно быстро превратился в весьма приличного хоккеиста. До самого 1951 года он выступал в составе ЦДКА, выиграв три чемпионских титула и одно серебро. Мог бы играть и дальше, однако наставник армейцев Анатолий Тарасов предпочёл ему более молодых спортсменов.

Андрей Васильевич быстро оправился от этого удара и посвятил себя делам судейским. Он среди первых советских арбитров международного уровня стал членом Международной лиги хоккея на льду (будущей ИИХФ). С 1951 по 1969 год он судил матчи чемпионатов СССР, обслуживал игры девяти чемпионатов мира (в том числе двух олимпийских турниров), 12 раз входил в десятку лучших арбитров Советского Союза. С 1969 года Старовойтов был членом исполкома ЛИХГ (ИИХФ) и одной из самых значимых фигур в руководстве советского хоккея.

Неудивительно, что именно он подписывал контракт Федерации хоккея СССР с канадскими профессионалами о проведении первой серии встреч. К тому моменту Анатолий Тарасов и Аркадий Чернышёв уже не были тренерами сборной, и, согласно распространённому мнению, руку к этому приложил непосредственно Старовойтов. Предполагают, что Андрей Васильевич так и не простил своему бывшему тренеру увольнения из ЦДКА и отомстил, что называется, "с запасом". Уволив Тарасова и с должности армейского тренера, и из национальной команды. Возможно, это и неправда, но повесть о вендетте, согласитесь, красивая.

Сейчас мало кто понимает, насколько рискованным со стороны советского хоккейного руководства был шаг по организации Суперсерии. Вот что бы сделали с канадскими чиновниками и хоккеистами в случае провала? Отругали бы, покритиковали в прессе (как и случилось), да и забыли. Провал же с нашей стороны (скажем, поражение в серии 0-8, как предполагали канадцы) стоил бы советским функционерам куда большего. На Колыму, конечно, не отправили бы – времена не те, а вот билеты могли легко обменять. С партийного – на волчий. Разумеется, Старовойтов сделал всё, чтобы максимально ослабить состав соперника. До последнего он надеялся, что клубы НХЛ не отпустят игроков в сборную и Канада выставит любителей.

Поэтому, когда Андрею Васильевичу перед подписанием договора дали список с игроками "кленовых листьев", он схватился и за голову, и за сердце. Братья Эспозито, Фрэнк и Питер Маховличи, Иван Курнуайе, Деннис Халл, Билл Голсуорси, Бобби Орр, Стен Микита… От имён "богоизбранных" канадцев, собиравшихся разбирать "красную машину" на части, и правда могла закружиться голова. Но отступать уже было некуда. К счастью, по прилёту в Москву тренер сборной Всеволод Бобров успокоил своего товарища. "Чему огорчаться? – спросил он. — Прыгай от радости. Представляешь, если мы обыграем этих профессионалов, о которых кое-кто говорит, что они чуть ли не хоккейные полубоги? А ведь сможем обыграть, ей-богу, сможем!"

Эти слова вселили в Старовойтова уверенность, что мы как минимум не опозоримся на родине хоккея. Встречаясь перед самой серией с канадским журналистом Рэдом Фишером, он попросил того дать прогноз. Фишер, не сомневавшийся в своих соотечественниках, ответил: "Мы выиграем все матчи". После первой встречи, завершившейся со счётом 7:3 в нашу пользу, Старовойтов отыскал Фишера и ответил ему: "Вы были правы, серия закончится со счётом 8-0, только в нашу пользу". Стало понятно, что ставка на Суперсерию уже оправдалась.

К слову, после второго поединка, в котором мы уступили 1:4, Старовойтов проявил себя как настоящий лидер и защитник команды. Вне себя от негодования, он, опытнейший арбитр, ворвался в раздевалку американских судей и высказал им всё, что о них думает. Для истории сохранились, видимо, самые приличные его слова "Судьи позволяли канадским хоккеистам действовать как шайке разбойников". После этого инцидента судейство в Суперсерии и правда стало вызывать гораздо меньше вопросов с нашей стороны.

Заметим, что не одной Суперсерией известен Андрей Васильевич. Московский международный турнир (он же турнир на приз "Известий", а ныне один из этапов Евротура) при своём появлении тоже не обошёлся без Старовойтова. Именно наш герой доказал руководству КПСС необходимость этого соревнования. По его словам, турнир был нужен для лучшей подготовки к чемпионату мира – довод был признан убедительным.

Мало того, Старовойтов инициировал приглашение на турнир руководства ЛИХГ, что заметно повысило авторитет Советского Союза в хоккейном мире. С власть имущими дружить необходимо даже в спорте.

До своего включения в Зал славы ИИХФ Старовойтов не дожил всего нескольких месяцев. Он умер 23 марта 1997 года, оставив после себя добрую память и хоккейный приз "Золотой свисток" имени Андрея Старовойтова, который в том же году учредила ПХЛ для награждения лучших судей России.
Источник: Федерация хоккея России
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →