Все новости

Между Питтсбургом и Магниткой - разницы никакой!

«Беглый» сын Магнитки вернулся домой, где ему устроили просто-таки королевкую встречу. Величикин встречал Малкина цветами.
Хоккей

Понедельник, 14 мая. Местное время 22 часа 55 минут. Приземлился домодедовский рейс «Москва — Магнитогорск». На борту Евгений Малкин. В этот вечер не обошлось и без путаницы: многие полагали, что Малкин прилетает только через 30 минут внуковским рейсом. Много было опоздавших: родители Малкина, которые так и не увидели своего сына в аэропорту, руководство клуба в лице Геннадия Величкина и Олега Куприянова. Последние и вовсе узнали о времени прилёта чуть ли не перед самым приземлением. Примчались в аэропорт, но на газельку, отъехавшую от здания аэровокзала к трапу самолета, всё равно опоздали. Пришлось клубым руководителям «Магнитки» ждать Малкина с шикарным букетом цветов в бизнес-зале аэропорта.

Зато как дождались – встреча была, так встреча. Как будто чуть менее года назад ни «побега» не было малкинского, ни взаимных обвинений, ни… Впрочем, какая теперь разница? «Несмотря на мой такой отъезд, я остался в хороших отношениях и с ребятами, и с руководством клуба», — улыбаясь, говорил Малкин. Говорил о том, что с самого времени того «отъезда» не был дома и страшно по дому соскучился, что многое хочет успеть и с друзьями побыть, и пообщаться с болельщиками и журналистами, и по городу пройтись, и арену новую посмотреть… Много чего…

— Жень, с журналистами общаться будешь? — спросил Величкин у Малкина.
— Да. Я не тороплюсь и, в принципе, выспался, — отвечал Малкин.

Тут же, прямо в магнитогорском аэропорту, была устроена пресс-конференция.

— Каково первое впечатление, Евгений, после того как ступил на родную магнитогорскую землю?
— Трудно передать словами. Я очень соскучился, первый год вдали от родины — он самый тяжелый. Многое хочется успеть:
— А в Магнитке давно не был?
— Со времени отъезда — не был точно. Прошло месяцев восемь – девять, да? Давно, в общем.

— Ожидал, что будет такая встреча?
— Честно говоря, да.
— Ну, теперь о хоккее. Что можешь сказать о полуфинальном матче с Финляндией? Сам вроде забил, а сборная проиграла...
— Вместо меня мог забить кто угодно. Мне просто больше повезло… мда…

— Обидно?
— Очень. По большому счёту, мы выглядели сильнее финнов и были достойны финала не меньше, чем они. Однако пара досадных промахов в обороне, и всё для нас закончилось.

— А какова атмосфера в команде Быкова? Отличалась ли она чем-нибудь от того, что было, скажем, у Крикунова?
— Атмосфера — рабочая. Сказать, что она чем-то отличалась, не могу. Я уже много раз был в сборной и знаю, что приезжают парни, которые знакомы уже много лет, а что касается Быкова, то это был наш очень хороший помощник. Он был не как тренер, а как игрок. Постоянно с нами, а на тренировках одевал коньки, брал клюшку и выходил на лёд. Вот.

— Может, столь убедительная победа над чехами в четвертьфинале, 4:0, сказалась потом в полуфинальном матче с финнами?
— Нет, расслабленности не было. Все знали, что нам оставалось всего два шага до золота. Все настраивались очень серьёзно. А почему проиграли в полуфинале? Ну, наверное, подсели физически, просто сил не хватило на овертайм.

— С кем было удобней всего выходить на лёд?
— Естественно, с теми ребятами, с которыми я играл на тренировках. Мы уже начали привыкать друг к другу. Посмотрите на казанское звено! Они играют вместе два года, поэтому и забивали почти в каждом матче. А тут посыпались травмы, и Быкову пришлось делать перестановки.

— Совсем тяжело стало?
— Поначалу да, тяжеловато было, но потом чуть сыгрались. Привык. И забивать начал. В общем, пошло дело.

— А как оценило руководство «Питтсбурга» результаты?
— Перед нами ставилась задача выхода в плей-офф, и мы её выполнили. Нами остались довольны, так как «Питтсбург» шесть лет не попадал в плей-офф. А то, что не поборолись дальше – так у нас ещё молодая команда. Многие хоккеисты впервые в своей карьере играли в плей-офф! Это очень хороший опыт для нас, думаю, в следующем году мы заберёмся повыше.

— А как североамериканскиме журналисты тебе – они, говорят, влезут куда и когда угодно… Не докучали?
— Согласен, что они везде лезут, но мне было намного проще в этом плане. Журналисты были для меня отдалённой темой, потому что я не знаю языка, а переводчик был со мной непостоянно. Помню, как зашёл в раздевалку после первой тренировки, а там уже стояли журналисты. Им там везде дорога, но интервью я дал за сезон очень мало.

— Какое самое яркое впечатление осталось от Америки?
— Сразу так и не вспомню, впечатлений целая куча. Самое запоминающееся, наверное, то, когда я участвовал в матче «Всех звёзд» и забил первый гол… А так – много чего было…

— Велика ли разница между магнитогорским болельщиком и болельщиком в Питтсбурге? Тоже ведь город металлургов, да?
— Разницы – никакой. Питтсбург, как и Магнитка, хоккейный город. Разница лишь в количестве. Там на хоккей приходит по 20 тысяч человек. Но, если бы в Магнитогорске был такой дворец, думаю, и тут бы свободных мест бы не было.

— Когда узнал, что «Металлург» стал чемпионом?
— Практически сразу, по интернету.

— Какие было по этому поводу чувства?
— Был очень рад за свой родной клуб и сразу позвонил ребятам, Геннадию Величкину, всех поздравил.

— Ну и последний вопрос относительно планов. Сколько думаешь пробыть в Магнитогорске?
— Сейчас тяжело сказать. Хочу повидаться с родными, с друзьями, съездим куда-нибудь, отдохнём. А предсезонную подготовку буду проходить в Питере вместе с Сергеем Гончаром. Ближе к осени уже буду подтягиваться в Питтсбург.

Комментарии (0)
Партнерский контент