Встречи в "Токио": Марис Ючерс
Фото: Владлена Янцевич
Текст: Елизавета Алферьева

Встречи в "Токио": Марис Ючерс

Особенно хорошо Марису Ючерсу, голкиперу рижского "Динамо", удаются буллитные серии. Об этом и многом другом он рассказал в нашей постоянной рубрике "Встречи в "Токио".
14 декабря 2011, среда. 10:30. Хоккей
По заведённой традиции, встреча прошла в известном суши-ресторане, неизменном месте встречи с рижскими хоккеистами. Марис Ючерс с большим удовольствием согласился побеседовать о жизни, хоккее и многом другом.

Уже второй сезон в рижском "Динамо" первым номером вратарей является Крис Холт, однако латвиец понемногу начинает дышать американцу в затылок.

— Вы с большой охотой отозвались на предложение дать интервью. Интересно?
— А почему нет? Я, может, с первого взгляда очень спокойный, но со мной есть о чём поговорить.

— Это очень приятно. С чего начнём?
— Давайте с хобби!

— Расскажите о своём хобби, пожалуйста.
— Когда речь идёт о хобби, я всегда представляю лето, потому что зимой я загружен тренировками и как-то ничего не успеваю. Зато летом есть время на волейбол. Конечно, если светит солнце и я в Юрмале – это песочное покрытие, а не зал, хотя и им не брезгую. Не могу сказать, чтобы меня интересовали другие виды спорта, мне очень близок волейбол.

— А смотреть что-то любите? Или важно играть самому?
— Ну, вот как, например, можно смотреть баскетбол? Я могу играть, а не смотреть. Люди смотрят, и я порой удивляюсь этому. Там совсем другое — не такое, как хоккей. Движения другие, хочется играть самому, а не смотреть.

— Болельщики о вас знают мало. Пусть сейчас все узнают о вас из первых уст.
— Да легко! Вот из еды, например, я люблю суши. Моя девушка, кстати, не очень любит японскую кухню, поэтому я ем суши крайне редко. На днях, кстати, был в этом же месте с коллегами по команде – они меня сюда привели и показали, что тут можно съесть особенно вкусного. И колу я люблю, тут уж и скрывать нечего (смеётся). Ещё я люблю компьютерные игры, связанные с гонками. Люблю проходить разные трассы, другие игры не особо привлекают.

— А что, наоборот, не нравится?
— Я не люблю шопинг. Когда я иду что-то покупать, чётко знаю, что мне надо, поэтому не задерживаюсь в магазине надолго. Больше не могу ничего вспомнить. Я вообще очень спокойный человек, и вывести меня из себя невозможно. По крайней мере, нужно очень сильно постараться, чтобы это случилось. Наверное, поэтому я вратарь.

— А вы хотели быть вратарём?
— Нет! Я был уверен, что даже и браться за это не буду. Хотел быть как все – нападающим или защитником. А тут на тебе – вратарь.

Марис Ючерс

Марис Ючерс


— Как же так? А почему мнение поменялось?
— Дело в том, что в той команде, куда я попал, просто не было вратаря. К парням подходили и спрашивали: "Хочешь быть голкипером?" Все как один отвечали, что не хотят. Ну а я, видимо, отпирался не так уверено, как остальные, поэтому меня поставили в ворота. Сначала мне не понравилось, а потом, вроде, привык. Вообще как сейчас помню – мы все хотели быть подвижными игроками, а не сохнуть на воротах. Я и на брата смотрел своего, тоже хотелось гонять шайбу.

— Вы не единственный ребёнок в семье?
— Нет, у нас есть старший, средний и младший. Я всегда смотрел на то, как мой старший брат гонял шайбу. Знаете, всегда хочется подражать брату, ну и я втянулся в хоккей, глядя на него. В школе я, кстати, очень хорошо учился, пока не попал в хоккей.

— А вы поздно встали на коньки?
— Ну да, не рано. Мне было 12 лет, когда я стал тренироваться. Потом сборы, первый выезд за границу, новый язык, всякие новые места, друзья.

— И где проходил ваш первый выезд?
— Швеция. Мы там прожили три года. Играли, тренировались, отпускали шуточки. Да, как себя мальчишки ведут, тем более хоккеисты? Жизнь была разнообразной, светилось всё! Потом был "Лиепайский Металлург", а затем "Динамо" (Рига). А сейчас мы с вами болтаем. В Швеции, между прочим, кормили вкусно, да и посмотреть было на что.

— Сейчас уже на выездах смотреть не на что?
— Есть, конечно. Особенно интересно было в Казани и Уфе. Чистенько так, красиво. Некоторые ребята про заводы какие-то говорили, но я пока не был в тех местах.

— Замечено, что в этом сезоне легионеры мало чему удивляются в России. В прошлых сезонах была более бурная реакция.
— Да я и не общался с теми легионерами. Честно говоря, не знаю ни одного из тех, кто играл за рижское "Динамо", поэтому и сказать не могу. Мы обычно в дороге фильмы смотрим, болтаем, редко по сторонам оглядываемся

— Есть, наверное, и любимые фильмы?
— Знаете, обычно я комедии смотрю. Последний фильм был какой-то американский. Да и музыку я не слушаю одного жанра. Обычно, что играет, то и слушаю, большего мне и не надо. Обычно Холт с Луцениусом смотрят какие-то свои фильмы, а так все скачивают комедии.

— Что у них, кстати, за странные усы?
— А, это акция из НХЛ. Якобы те, кто носит усы, поддерживают людей с раковым заболеванием. Выражают свою поддержку, как-то так.

— Говорите постоянно о Холте. Вы очень дружны?
— Да, я свободно говорю по-английски, поэтому постоянно в контакте с ним. Очень дружу с Андерсоном, Мейей, Галвиньшем, Сотниексом. У нас дружная компания — кто-то даже со школы знаком. Вообще я общаюсь со всеми, однако с кем-то меньше, с кем-то больше. Вот с Сашей мы вообще странно разговариваем. Я не говорю на русском языке, но понимаю его, а Саша не говорит на латышском, но тоже понимает меня. Так и выходит: стоят два хоккеиста, один говорит на своём, а другой на своём. Забавно. Я и немецкий в школе учил, но он как-то не прижился. В Швеции было не до языка, тем более в 12 лет не особо хотелось заниматься чем-то, кроме хоккея.

Марис Ючерс

Марис Ючерс


— Вспомнилась история со шлемом Холта. Вы оба очень долго играли в шлемах Сергея Наумова. У вас будет своя маска?
— Да, у меня есть целая история на этот счёт! Дело в том, что мы оба заказывали маски давно и абсолютно не сговаривались. Крис ждал, я ждал, но мы даже об этом не беседовали. А в итоге вышло, что они будут у нас очень похожи. У него большая буква "Д" на макушке, и у меня так же. Очень хочется, чтобы вы не думали, что они одинаковые, – так вышло. Даже цвет будет один – карминовый. У меня номер спереди, и у него спереди.

— Почему именно № 37?
— Честно говоря, не думал об этом. Не нужно вносить в это какой-то смысл. Номер и номер. Хоккей – это игра, поэтому я не считаю важным, чтобы мой год рождения, например, как-то отражался на номере.

— Значит, никаких особенных традиций перед выходом на лёд нет?
— Вообще нет. Хотя, может быть, когда-нибудь и они появятся. Болельщиков считаю наиболее важным фактором. Они есть, и это важно.

— А замечаете на игре кричалки, музыку, баннеры?
— Когда я в игре, обычно нет. Однако если я нахожусь на скамейке, могу в паузе посмотреть, как и что вокруг. Они все стараются, они замечательные. Да и после матча обычно целая очередь желающих сфотографироваться.

— Есть болельщики, которые собирают целые коллажи из фотографий одного игрока.
— Серьёзно? У меня пока нет личного болельщика. Они, наверное, больше к Крису тянутся, к Никласу.

После разговора о болельщиках разговор плавно перетёк в бурную дискуссию об автомобилях. Оказалось, что Марис просто обожает свой тёмно-фиолетовый БМВ. Надо было слышать, как ласково он называет свой автомобиль "пятёрочкой"! Как он объяснил, машина не особо новая, но очень любимая. После долгих обсуждений стало ясно одно: парню нравятся немецкие автомобили, остальное же он не особо воспринимает. Расписав достоинства "Ауди", "Фольксвагена" и обсудив качества "Доджа" 1970 года, Марис всё-таки вернулся к разговору на хоккейные темы.

— Вас часто стали ставить на буллиты. Ожидали?
— Абсолютно. Здесь всегда у кого-то получается лучше, у кого-то хуже. Поэтому, если приближается овертайм, я морально готовлюсь к тому, что встану в ворота. В этом сезоне в моём исполнении были как хорошие сейвы, так и проигрыши. Самое главное – это практика, и мне её дают.

— Если первую шайбу забрасывают вам, а не сопернику, это вызывает сомнения в следующих сейвах?
— Хороший вопрос. У меня – нет. Я уверен в том, что ребята должны сравнять счёт, а я буду стоять лучше и стараюсь не "поплыть".

— Тяжело, когда вас экстренно меняют в середине матча?
— Когда я не готовлюсь к матчу так, как это делает заявленный вратарь, то да. Когда я не разогрет, то немного не по себе, однако бывает так, что шайба сама летит в ловушку. Сергей Наумов и Пекка вместе решают, кого же ставить на матч в ворота, поэтому смена бывает, когда уже хуже быть уже не может.

— Почему столь тяжёлый выезд принёс победы, а домашние игры не удачные?
— Ребята устали после такого сложного выезда, им дома сложнее. Вы же сами видите, что игра нестабильна, в ней не хватает каких-то элементарных вещей. Результат не может быть высоким, когда бросков по воротам соперника совершается много, но из 10 шайб, попадает только одна. Не в этом ли проблема?

— Есть ли кумир среди вратарей?
— Вообще, я восхищаюсь финскими голкиперами. Однако самый любимый — это Мартин Пьер Бродо. Я думаю, что мне не нужно объяснять, почему он лучший.

Марис Ючерс

Марис Ючерс

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →