Текст: Дмитрий Ерыкалов

Год надежд

2011 год уходит в истории, но что он оставил нам от себя? Эмоции, мысли, наблюдения – субъективный взгляд на хоккейный год.
31 декабря 2011, суббота. 20:00 Хоккей

Сейчас, за несколько часов до праздника, публикуются итоги, рейтинги, проводится черта под 2011 годом. Так принято. Однако есть в этом некоторая несправедливость и даже тупик – всем читателям не угодить, и бесчисленные рейтинги главных событий напоминают попытку навязать своё видение года. Ниже хочется поделиться эмоциями и мыслями об уходящем годе, в котором большая часть из 365 дней так или иначе была посвящена хоккею.

Как и турнир в Баффало, молодёжный чемпионат мира в Калгари и Эдмонтоне я наблюдаю с экрана своего 32-дюймового телевизора. Было бы волшебно сейчас оказаться в Канаде и своими глазами увидеть то, как пишется история. Похоже, что до нас доносятся волны канадского безумия, которое сопровождает каждый чемпионат мира среди молодёжи. Сотворив чудо год назад, наши парни влюбили нас не только в ту команду, в Тарасенко и Кузнецова или в хитрую улыбку Валерия Брагина. По себе знаю, что много людей, ранее интересовавшихся только НХЛ или КХЛ, стали увлечённо интересоваться молодёжным хоккеем. Одни пристально следят за кандидатами в «молодёжку”, а некоторые пошли и того дальше – досконально знают составы наших соперников.

Прелесть турнира 20-летних не только в их искренности, страсти и некой безбашенности. Молодёжная сборная, по крайней мере, пока в ней не повторяются истории вроде Плющев vs Филатов, дарит нам роскошную возможность чувствовать себя просто болельщиком. Без примесей в виде политики и дрязг между болельщиками разных клубов, без претензий к „зажравшимся” ветеранам и “стероидному” Овечкину. Чистый хоккей и ничего большего.

Героев чемпионата мира Тарасенко и Игнатовича с другими новосибирскими журналистами я встречал в аэропорту Толмачёво. Воздух стоял морозный, только светало, на часах было около 5 утра. Никита Зайцев с напарниками по „Сибири” не приехал – остался в Москве, с родителями. Если помните, когда Владимир Тарасенко забивал в финале и поехал праздновать гол к борту, за стеклом были люди в сетках новосибирского клуба — в их числе была и мама Никиты Зайцева. Вы нет? А я запомнил, потому что это – НАВСЕГДА.

Так же как и шайбу Алексея Терещенко, которая в 2008 разбудила меня, задремавшего, в середине третьего периода. Или Ванкувер… эмоции полярные, но из памяти сотрёшь едва ли. У каждого, наверное, своя история при каких обстоятельствах представилось наблюдать тот матч с Канадой. Мы с друзьями собрались в баре, в 6:00 по местному времени. На улицах и транспорт-то ещё не ходит, темнота, а у спортбара – не припарковаться. Ожиданий было масса, а когда счёт стал 1:4 и они разрушились, за соседним столиком прозвучало отчаянное: “Наливай!..”

Андрей Тарасенко — в тот момент прежде всего отец, а не тренер, — рассказывал, что, не отрываясь до этого происходящего в Баффало, после 0:3 пошёл на кухню заваривать себе кофе. Как и отец капитана, мы вряд ли верили в спасение, но что-то ведь у экранов удержало – в том числе и меня.

Следом был Матч всех звёзд в Санкт-Петербурге, где Женя Кузнецов продолжил блистать всеми гранями своего таланта. Многие люди не придают значения таким мероприятиям, но я вижу в них максимум символизма. На скамейке команды Ягра челябинский парень смеялся на пару с самим Яромиром, что-то обсуждал с Сергеем Фёдоровым. В этот момент стало окончательно ясно, что Кузнецов – следующий. Набрав в матче со сборной Латвии 9 очков, Евгений в очередной раз положил руку на плечо великому, на этот раз Петеру Форсбергу.

Сезон, который для Тарасенко и Кузнецова ещё продолжается, это ведь тоже событие само по себе. Они могли уехать ещё год назад, но остались в России. Как дебютировал Владимир Тарасенко за „Сибирь”, я видел своими глазами, в режиме Live. Первый сезон КХЛ, первый матч сезона, первая смена Тарасенко во взрослом хоккее, первое касание, первый гол. Сказка, да и только. Поэтому и финал российской части этой сказки должен быть красочным.

Как бы ни хотелось, чтобы наша лига стояла на таких вот 20-летних, но каждый дружащий с головой и разбирающийся в хоккее человек осознаёт, что этот сезон, скорее всего, станет для Вовы и Жени последним в КХЛ. Вспоминая отъезд других звёзд, в памяти почему-то отложился последний сезон Евгения Малкина в России. Несмотря на то что сам по себе его побег вряд ли кто-то мог предсказать, почему-то было внутри чёткое осознание – нужно ловить момент, ценить каждое движение этого мастера. Поэтому и следил за ним даже на раскатке, что и вам советую в случае с нашими нынешними звёздочками. Нужно ценить что имеешь – этот год нас научил и этой просто истине.

Уверен, что именно в этом году мы прошли пик ненависти. Искреннее не хочется привлекать к обсуждению поклонников Быкова и его ненавистников, но всё происходящее вокруг сборной этой весной хочется поскорее забыть. Решение исполкома, отношение болельщиков и экспертов – такого количества негатива лично я не своём хоккейном веку не видел. Надеюсь, и не увижу.

Прогрессирующая год за годом лига – как бальзам на душу. Хотя насчёт нынешнего года я бы не был столь оптимистичен. Сезон-2011/2012 год для хоккея – словно для футбольной Премьер-Лиги 2008 год. За неожиданного чемпиона тогда сыграло падение всех фаворитов, так и сегодня взлёты “Трактора” и „Амура” выглядят столь эффектно не только благодаря этим интересным коллективам.

Но знаете, при любых фактах и решениях я не смогу пойти против КХЛ, потому что сам убеждён, что у лиги, которой завидуют и ставят в пример люди из российского футбола и баскетбола, всё получится. И дело не в ангажированности или замыленном взгляде. Прекрасно понимая, что у НИХ во многом и хоккей лучше и смотреть на него приятнее, НАШУ лигу я никогда не буду втаптывать в грязь и прилюдно унижать.

Что огорчило в этом году, так это преобразование КХЛ-ТВ и исчезновение программы “Ледовый континент”. Мы, люди хоккейные, по большей части обмениваемся мнениями через „Твиттер“ или посылаем весточки через СМИ. Места для дискуссий в хоккейной России сейчас просто не существует. Лично мне запомнилась „заруба” замечательных, но очень разных комментаторов Сергея Федотова и Дмитрия Фёдорова. Дискуссия шла по поводу личности Игоря Ларионова и его перспектив как генерального менеджера сборной и выдалась насколько аргументированной, настолько и острой. Или, быть может, вы слышали более профессиональную и по-хорошему въедливую аналитику, нежели от Александра Хаванова? Вместо этого у нас появилась юмористическая передача “Детали”. Впрочем, эту тему в уходящем году с успехом подхватил коллега Семёнов в своей рубрике „Зазубрины недели” – порой спорной и противоречивой, но всегда актуальной.

Наверное, с этого надо было начать или в канун праздника не упоминать вовсе. Но событие года может быть только одно – “Локомотив”. В отличие от многих более опытных коллег, знакомых в составе ярославского клуба у меня не было. Легче мне от этого или тяжелее, даже не знаю. Терять приятеля или друга никому не пожелаешь, но сейчас искреннее жалею, что не знал близко кого-то из этого состава „Локомотива”.

Будучи простым болельщиком, ходил исключительно на Сашу Вьюхина – человека невероятной харизмы. Не зря ведь своим он стал не только в родном Екатеринбурге, но и в Омске, Новосибирске, Новокузнецке и на Украине, за чью сборную по иронии судьбы выступал… Или Стефан Лив? Для Новосибирска он стал настоящей находкой, и ведь он сам не стремился во что бы то ни стало уезжать из клуба. Помню его понурого, сидящего в раздевалке после поражения… Расстроенный, но открытый и смотрящий на тебя невероятно добрыми глазами. На его месте в раздевалке “Сибири” и сейчас висит свитер с фамилией „Лив” и номером “1”.

Я много думал о том, почему это случилось именно с „Локомотивом”. Нет, не подумайте, что можно пожелать ТАКОЕ какой-то другой команде. Дело в том, что от Ярославля всегда веяло доброй атмосферой, я всегда поражался их школе, традициям, любви в команде со стороны целого города. Почему они?

Ответ ко мне пришёл достаточно быстро, и от него я не открещиваюсь до сих пор. Другие бы не выдержали, не справились. Начиная успехом “молодёжки” и заканчивая трагедией „Локомотива”, хочется провести не очевидную, но просящуюся на карандаш параллель.

…перед вторым перерывом памятного матча Россия – Канада, Владимир Тарасенко получает от канадца коленом под ребро. Со льда он уходит тяжело, и почти все уверены, что этот финал для него закончен — так умирала надежда на победу. Несмотря на сомнения тренеров и врачей, капитан не просто выходит в третьем периоде, а ведёт за собой, забивая и раздавая передачи партнёрам. Так и хоккейный Ярославль, оказавшийся сейчас на коленях, за взятый им перерыв должен собраться в один кулак, а мы ему в этом поможем.

2011 год подарил мне надежду, что поговорка “человек человеку — волк” уместна далеко не всегда, и мы можем быть не только озлобленными одиночками, но и большой хоккейной семьёй, небезучастной к горю соседа. Так давайте не терять чувство локтя и сопричастности и в следующем году.

С Новым годом!

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 сентября 2017, среда
19 сентября 2017, вторник
Партнерский контент