Все новости
Фото: Фотобанк КХЛ

Надь vs "Лев"

Конфликты между клубом и хоккеистом не редкость. Они были, есть и будут. Но ситуация, произошедшая между словацким "Левом" и Ладиславом Надем, привлекла к себе повышенный интерес.
Хоккей

Конфликт, возникший между хоккеистом Ладиславом Надем и его бывшим клубом словацким «Левом», несмотря на то что произошёл ещё в конце декабря, не угасает и по сей день. Ситуация выглядит крайне запутанной. Каждый из оппонентов считает, что правда на его стороне, и, наверное, всё точки на i расставит только заседание дисциплинарного комитета. Оно назначено на 19 января.

Напомним: суть конфликта заключается в том, что «Лев» расторг контракт с Надем. Вот только сторона игрока считает, что на момент расторжения договора у Надя была травма, а значит, всё произошло не по правилам. Клуб же считает по-другому. Они действовали в рамках закона, посему никаких претензий со стороны игрока к ним быть не может.

Казалось бы, в чём здесь весь сыр-бор, ведь спустя некоторое время Надь нашёл себе новое место работы, причём, в отличие от «Лева», новоиспечённая команда нападающего, минское «Динамо», будет играть в плей-офф. К тому же словацкий клуб, по инициативе которого и был разорван контракт, ничего не имеет

Первая страница документа

Первая страница документа

против того, чтобы возместить Надю 50 процентов от заработной платы, не выплаченной ему до конца сезона. Есть закон, и «Лев» его, на первый взгляд, обходить не собирался.

Правда, здесь стоит сделать одно немаловажное отступление. В том случае, если бы «Лев» расторг соглашение с нападающим в период с 1 января и до начала плей-офф, он должен был бы уже выплатить ему 100 процентов заработной платы. Разумеется, клуб этого делать не захотел и спешил бы во что бы то ни стало вывести его из списка травмированных до 31 декабря. Надь же, напротив, считает, что до Нового года он должен был числиться временно нетрудоспособным. И обе стороны можно понять. В конце концов, сами понимаете, предмет спора не так уж и мал.

Но вот так ли «чисто» сработал клуб, как кажется на первый взгляд? Ведь травмированного игрока просто так уволить нельзя, равно как и скрыть его повреждение. Судя по всему, именно это сторона Надя и хочет доказать. Сам форвард прокомментировал сложившуюся ситуацию так: «У меня была встреча с менеджером клуба Сергеем Сошниковым, во время которой он предложил урезать мою зарплату на 20 процентов. Я не согласился, переговорил со своим агентом, а на следующий день со мной разорвали контракт. Кроме того, Сошников обвинил меня в том, что я симулирую травму! Даже врачи подтвердили, что у меня сотрясение мозга, а клуб даже не внёс меня в список травмированных».

Здесь только надо сделать поправку, что фамилия Надя в списке травмированных присутствовала, но была выведена оттуда 30 декабря, так как несколькими днями ранее врач команды, проведя осмотр, выявил отсутствие последствий удара, полученного форвардом 24 декабря в матче с «Атлантом». Только вот диагноз, с которым нападающий попал в список травмированных, был таков: «ушиб челюсти», а также «ушиб бедра».

Естественно, шесть дней вполне хватит, дабы залечить вышеуказанные болячки. Вот только сторона Надя делает упор на то, что у игрока было сотрясение мозга. Правда, её окончательная позиция по этому вопросу неизвестна. «Лев» же при рассмотрении ситуации, сложившейся в связи с расторжением контракта хоккеиста КХЛ по инициативе клуба с Ладиславом Надем, опубликовал обращение в дисциплинарный комитет КХЛ (см. иллюстрацию).

Если верить этому документу, то клуб действовал абсолютно в рамках закона. Но если принять во внимание вышеуказанные слова Надя, то возникают вопросы сразу по нескольким ситуациям.

Ситуация первая. 26 декабря Надь был приглашён на беседу к руководству клуба, в ходе которой ему было объявлено о необходимости дополнительного медицинского осмотра. Но только ли это было предложено Надю? Может, сначала боссы клуба сказали Надю об урезании его зарплаты на 20 процентов? После чего он отказался от этого предложения и клуб принял решение разорвать с ним контракт? А для этого «Леву» нужно вывести Надя из списка травмированных. Поэтому те в срочном порядке и

Вторая страница документа

Вторая страница документа

потребовали от него пройти дополнительный медицинский осмотр.

Как вам такой поворот событий? Ведь не зря же агент игрока Андрей Трефилов обратился в Профсоюз игроков КХЛ с заявлением о расторжении контракта 28 декабря, хотя официально всё было оформлено только 30 декабря. Значит, уже к этому моменту игрок понимал: с ним хотят расстаться, и руководители клуба не просто так настояли на том, чтобы Надь прошёл дополнительное обследование.

Ситуация вторая. Вдруг выяснилось, что Надь самостоятельно обратился к врачу 24 декабря. Он предъявил клубу заключение доктора из больницы, на основании которого был перемещён в список травмированных игроков. В данном эпикризе указывалось следующее: контроль в течение двух-трёх дней. Вот только контроль за чем? За бедром или лицом, а может, головой? Уж слишком расплывчато выглядит это заключение.

Судя по тому, что 27 декабря доктор «Лева» провёл осмотр, который выявил отсутствие последствий удара, здесь имеется в виду травма лица. Ведь в ходе этого обследования данных по сотрясению головного мозга, как указывает агент игрока, выявлено не было. А были ли они на самом деле, клуб не уточняет. И совершенно непонятно, почему клуб, будучи уверенным, что Надь здоров, направил 30 декабря хоккеисту письмо, в котором предложил ему пройти ещё один осмотр в медицинском учреждении, определённым клубом.

Тут либо «Лев» захотел просто перестраховаться, либо это письмо предназначалось для другой цели. Потому что, во-первых, как это письмо было направлено Надю? По электронной почте, почтальоном или голубем? Во-вторых, письмо было отправлено Надю 30 декабря, и в этот же день клуб понял, что тот не готов проходить такое обследование. А может, Надь просто не успел отреагировать на это послание? Что ещё более удивительно, оказывается «Лев» в один день не только отправил письмо Надю и понял, что тот не готов к его предложению, но ещё и умудрился разорвать с нападающим контракт. «Лев» сделал сам всё в один

Ладислав Надь

Ладислав Надь

день: отправил, понял, разорвал. Здесь либо клуб настолько был уверен в своей правоте, либо очень спешил.

Тут мы и пришли к самому главному: есть ли на руках у Надя независимое заключение из медицинского учреждения, в котором указывается, что он получил сотрясение головного мозга, которое не позволяло ему выполнять свою работу на тот момент, когда клуб расторг с ним контракт? Ведь, опять же, по утверждению агента игрока, при осмотре Надя доктором клуба, которое, напомним, произошло 27 декабря, не было данных по сотрясению головного мозга. Значит, в больнице Надь осматривал не только челюсть и бедро, но и голову, ведь не зря же агент акцентировал на этом внимание. Только вот что было в этом заключении?

В итоге получается, у Надя должен быть документ, подтверждающий то, что у него на тот момент было сотрясение мозга или подозрение на него, который впоследствии по непонятным причинам был проигнорирован клубом. Причём тот факт, что 11 января Надь уже стал игроком «Динамо», не играет никакой роли. Как раз к этому моменту хоккеист мог уже оправиться от полученного сотрясения, если, опять же, оно было. В ином случае вообще непонятно, зачем сторона игрока ввязалась в этот конфликт.

Наверное, какой-то козырь у профсоюза игроков всё-таки есть. Не просто же так Надь обратился к нему, а тот в свою очередь уже в дисциплинарный комитет. Вот только какой козырь припрятан в рукаве у стороны игрока, мы можем только догадываться.

Вообще же, слишком много «если» в этом вопросе, поэтому делать какие-то прогнозы на исход этого дела не хотелось бы. Ясно одно: дело тёмное, и «Лев» почему-то нервничает. Ведь даже заявление клуба о том, что при принятии решения о расторжении контракта с хоккеистом он учитывал предыдущую историю выступлений хоккеиста в других клубах, назвать логичным язык никак не повернётся. Получается, что когда «Лев» подписывал контракт с Надем, он на его прошлое внимание не обращал, а при принятии решения о его уходе вдруг вспомнил про всё: какие у него отношения были с «Северсталью», как он на льду с судьями ругался и т.д. Осталось только ещё рассказать, как Надь, к примеру, бабушку через дорогу не перевёл или промахнулся мимо мусорного бака, выкидывая жвачку.

Так что разгадать этот ребус весьма непросто, и что-то подсказывает нам, что заседание дисциплинарного комитета будет долгим и утомительным.

Комментарии (0)
Партнерский контент