Шведский легионер Андре Хульт – о своей карьере в России
Фото: Официальные сайты ХК "Донбасс", "Лев"
Текст: Пресс-служба ХК "Донбасс"

Хульт: в Швеции уже называют русским

"Глядя на игру Хульта, его сложно назвать чисто шведским хоккеистом. Поиграв в России, он сохранил присущие шведам катание и технику, но успел перенять многое от "советской" школы хоккея".
17 февраля 2012, пятница. 09:30. Хоккей
Такую характеристику игрока "Донбасса" недавно довелось услышать от одного из отечественных хоккейных специалистов.

В Донецк 24-летний швед прибыл со сравнительно небольшим "багажом". За свою непродолжительную карьеру он успел поиграть лишь в трёх странах, испробовав на себе как минимум два уровня чемпионатов Швеции, Высшую лигу России и чемпионат Словакии. Став первым легионером дончан из дальнего зарубежья, Хульт, как и многие другие новички, влился в коллектив уже по ходу текущего чемпионата ВХЛ с огромным желанием расти и совершенствоваться вместе со стремительно развивающимся украинским клубом. Мы же, заполняя пробелы в знаниях о новобранце, попросили Андре рассказать о себе как можно подробнее.


— Я начал играть в хоккей, когда мне было около пяти лет. Я родом из шведского городка Бурленге. На машине это два часа на север от столицы Швеции — Стокгольма. Бурленге — небольшой город. В нём проживает 40-45 тысяч человек. Одним словом, самый обычный шведский городок. Когда мне было около 13, я чётко определился, что буду играть именно в хоккей. До этого у меня был выбор: я занимался и футболом, и хоккеем. Когда я для себя всё решил, переехал в соседний город Мора. Там была хоккейная школа с интернатом. В одно время эта команда вышла на достаточно высокий уровень и начала играть в элитсерии. Я подписал с ними двухгодичный контракт и отыграл там два года. У меня есть старший брат Александр. Он был выбран клубом "Сан-Хосе Шаркс" на драфте НХЛ в 2003 году. Однако два года назад он решил закончить с хоккеем и занялся онлайн-покером. Сейчас он живёт в Лас-Вегасе. В Бурленге живут мои отец и мама. Ни жены, ни девушки у меня пока нет. Такова моя юношеская биография.

— Кто из вас с братом первым решил заниматься хоккеем?
— Александр. Его считали талантом. Я всегда и везде старался работать с полной самоотдачей, но всегда оставался в тени своего брата, потому что старшие всегда на первом плане. Мне всегда было интересно с ним соревноваться, и когда нам довелось сыграть в "Бофорсе" вместе, а мы играли в одном звене несколько игр, тогда уж мне удалось доказать, что я лучше. Позже Александр отошёл от хоккея, а я продолжил карьеру.

— Детские школы и подготовка юных игроков в Швеции – тема для отдельного разговора. С чего начинали учить вас?
— В моём случае серьёзные занятия начались в 10 лет. Мой отец был тренером в детской хоккейной школе. Он любил перенимать все самые прогрессивные методики, всегда ездил по конференциям, ездил в другие школы, впитывал самое лучшее и всё передавал нам. Три раза в
Андре Хульт, ещё "Лев"

Андре Хульт, ещё "Лев"

неделю у нас были тренировки, на которых ставилась техника катания, индивидуальная техника, разбирались разные игровые ситуации.

— Андре – французское имя, а Александр – греческое. В честь кого родители так именовали двух маленьких шведов?
— Мой брат родился крупным, поэтому родители в шутку называли его Александром Великим. Что касается моего имени, если честно, понятия не имею.

— Раз уж снова заговорили о брате, скажите, не он ли посодействовал тому, что из Швеции вы перебрались в российский ХК "Дмитров"? Александр Хульт играл в этом клубе незадолго до вашего прихода.
— Когда я играл в клубе "Мора", который выступал в элитсерии, мне никак не удавалось найти общий язык с тренером. Такое бывает. Он часто отправлял меня на лавку запасных и не давал играть. Можно сказать, что мы не сошлись характерами. Когда я перешёл во вторую лигу в клуб "Бофорс" и стал по текущим показателям лучшим бомбардиром команды, тренер за 15 туров до конца чемпионата переставил меня в четвёртое звено. Как мне кажется, это произошло потому, что я был близок к подписанию контракта с первой командой "Мора". Я потерял игровую практику и стал забивать меньше. В итоге в конце сезона контракт с "Морой" у меня сорвался. После этого я позвонил своему агенту. Он — швед, но живёт в России. Я спросил его совета, как можно выйти из этой ситуации, и он предложил мне переехать в Россию. Это было неплохо для моего дальнейшего развития. Я согласился. Агент предложил ХК "Дмитров", потому что там ранее играл мой брат и там нас уже знали. Следом за мной в этот клуб переехали ещё три моих соотечественника. Как в "Дмитров" попал мой брат? Александр всегда был любителем "приключений". Он в целом за карьеру сменил порядка 25 клубов.

— Ваш переезд в Пермь можно также отчасти считать экстримом. Урал не так далеко от Сибири, а ведь в Европе запугивание Сибирью – любимая вариация на тему "Россия". Как вы оказались в "Молоте-Прикамье"?
— Летом 2009 года я и Кеннет Берквист подписали контракты с подмосковным "Химиком", который выступал в КХЛ. Однако команда столкнулась с финансовыми трудностями, и её будущее было неясным. Они собирались продолжать выступления во второй лиге, хотя сезон-2009/10 провели в Высшей лиге. В это время мой агент предложил горячий вариант с Пермью. Я посмотрел по карте, где это, и понял, что это далеко на востоке, что это горы, почти Сибирь. Поэтому я позвонил своему другу и предложил попробовать переехать со мной, потому что перебираться туда в одиночку я немного опасался. Мы приехали, начали играть, увидели, что уровень хоккея довольно хорош. Мы влились в команду, у нас шла игра, и болельщики нам симпатизировали. Мы поиграли в "Молоте" год и решили остаться ещё на один, ведь была перспектива, что команда перейдёт в КХЛ.

— У пермяков интересный логотип – атакующий, скалящийся медведь. Фотография в форме с таким рисунком на груди, присланная почти из Сибири домой, могла бы серьёзно обеспокоить "запуганного" человека…
— Я часто "прикалывался" по этому поводу и неоднократно посылал фотографии в Швецию. Родственники, друзья, друзья друзей и знакомые, как только меня видели, вполне серьёзно спрашивали: "Всё ли с тобой в порядке"? У всех них в корне неправильные представления о России. Они думали, что там медведи ходят по улицам, а я огонь разжигаю прямо у себя в комнате и кругом постоянно темно. Я же говорил всем, кого знаю: "Перестаньте говорить глупости. Всё не так, как вы себе представляете. Приезжайте в Россию и посмотрите сами!" Моё мнение и представление о России изменилось полностью, после того как я сам там побывал и поиграл. Всё, чем пугают, абсолютно не соответствует действительности.
Андре Хульт

Андре Хульт

— Насколько важными в вашей карьере были эти два года выступлений в "Молоте-Прикамье"?
— Я рос и как игрок, и как человек. Я остался один, жил далеко от дома. Был и моральный прессинг, и стрессы, потому что мне нужно было играть, нужно было забивать, ведь если ты не выполняешь свою работу, тебя могут просто уволить. Я этого не хотел. Ровно так же, как и везде, если в России подписывают контракт с игроком из дальнего зарубежья, то от него ожидают гораздо большего, чем от своих игроков или легионеров из более близких стран. Все считают, что тот же швед должен отработать на 150 процентов и сразу. Это и хорошо, и плохо. Ты находишься под постоянным давлением, но это развивает и как личность, и как хоккеиста.

— Следующим клубом в вашей карьере был словацкий "Лев". Как вы оказались в Попраде?
— Мы подписывали с "Молотом-Прикамье" два контракта. Один на ВХЛ, другой на КХЛ. Конечно, мы хотели расти и играть в более сильном чемпионате. Не могу сказать точно почему, но когда сложилась ситуация, что "Молот" не перешёл в КХЛ, мы решили воспользоваться одним из пунктов контракта и попробовать себя в "Леве", который собирался играть в КХЛ. В Словакию нам помог перебраться русский агент. Сначала был просмотр, а через две недели мне предложили контракт. Было два возможных пути подписания – КХЛ и словацкая лига. Я отыграл всю предсезонку с командой КХЛ, и когда начался сезон, в эту команду пришли сразу два новых нападающих. Из-за этого меня и еще двух игроков из команды КХЛ перевели в команду, выступающую в словацкой лиге. Я начал играть в местном чемпионате. Так я отыграл полтора месяца, после чего мне предложили следующие условия, мол, если я хочу играть в команде, выступающей в чемпионате Словакии, то я должен разорвать контракт с командой КХЛ, а если я этого не сделаю, то буду играть редко. Это меня обескуражило. Я был расстроен. Когда ты подписываешь контракт, ожидаешь, что если будешь играть хорошо, то попадёшь в первую команду, но там получилось что-то странное. Я же хотел играть в КХЛ и не согласился на такие условия, потому решил не оставаться в команде.

— Можно сказать, что вы приложили все усилия, чтобы закрепиться в "Леве"?
— Я много раз пытался поговорить с тренером, который меня уверял, что я буду играть в первой команде, но по факту, ни единого шанса я так и не получил. Я не очень хотел оставаться в словацкой лиге, потому что хотел расти.

— Как возник вариант с переходом в "Донбасс"?
— Всё ещё оставаясь в Словакии, я попросил своего агента начать подыскивать мне другие клубы. Он мне сказал, что есть вариант продолжить карьеру в команде, которая находится на ведущих позициях в Высшей хоккейной лиге России. Сказал, что об этой команде ходят позитивные отзывы. Я узнал, что "Донбасс" представляет большой украинский город, посмотрел ростер игроков. Всё, что окружает этот клуб, всё, что с ним связано, показалось мне привлекательным. Когда я получил общую информацию о "Донбассе", я попросил агента подписывать контракт. Это было обдуманное, взвешенное решение. Теперь я здесь.

— Просмотрев ростер, увидели в нём кого-то знакомого?
— Только Владислава Егина. Мы вместе ранее играли в "Молоте-Прикамье".

— Какие впечатления от Украины? Что нового для себя открыли?
— Я понимал, что Украина в целом будет похожа на Россию. Донецк мне очень понравился. Большой город и видно, что он строится и преображается. Естественно, тяжело вливаться в команду, когда никого не знаешь. Один знакомый – хорошо, но мало. Я не
Андре Хульт в Попраде

Андре Хульт в Попраде

очень хорошо говорю по-русски, но пытаюсь учить язык. При этом я довольно легко адаптировался, потому что коллектив очень хороший, дружелюбный. Многие из игроков говорят по-английски, и это облегчает жизнь.

— Вы дебютировали в составе "Донбасса" в матче против ярославского "Локомотива". Всё, что вы увидели на площадке в исполнении клуба, оправдало ваши ожидания? Таким вы себе представляли "Донбасс" в деле?
— До того как приехать в Донецк, я был в Швеции почти две недели. Там у меня, к сожалению, не получилось ни с кем тренироваться в это время. Когда я приехал сюда и впервые зашёл в раздевалку команды, все сидели на "чемоданах", отправляясь в Ярославль. В итоге впервые за это время удалось выйти на лёд лишь утром перед игрой с "Локомотивом" и всего на 20 минут. Я очень переживал по этому поводу, ведь отсутствие тренировок, длительные перелёты никому не пойдут на пользу. К тому же тренер сразу поставил меня в состав на эту игру. Было тяжело, но я думаю, что в том матче я не выглядел белой вороной, хоть и удалось сыграть далеко не на сто процентов. Мне очень хотелось показать партнёрам по команде, на что я способен и что они могут на меня рассчитывать.

— Сергей Варламов и Денис Кочетков играют в связке уже давно. Вы почувствовали это, когда впервые вышли с ними в одном звене?
— Для меня это большая ответственность. Каждый раз, когда я играю с ними в звене, видно, что они хорошо сыграны. Каждую игру я стараюсь играть на максимуме, чтобы не понижать их игру, а поддерживать, и в то же время, самому расти вместе с ними.

— Если теперь родственники спросят, "всё ли у тебя в порядке", что вы им ответите?
— Я им отвечу: "Нормално" (это слово, как оно написано, Андре Хульт произнёс на русском языке. — Прим. ред.) Я был удивлён, потому что тут всё построено на профессиональном уровне. В офисе команды все дружелюбны и стараются помочь, Владислав Егин помог с выбором квартиры… Всё в порядке.

— Если просуммировать годы, проведённые в России, получается почти пять лет. Вас в Швеции русским ещё не считают?
— Что-то в этом роде (смеётся). Мои друзья и родственники хотели приехать ко мне в гости, но оформить визу в Россию довольно проблематично, и многие не могли заниматься такой бумажной волокитой для того, чтобы прилететь на пару матчей. В Украине с этим гораздо проще.

— Как много слов вы уже знаете по-русски? Достаточно для того, чтобы при случае понять, что тренер предъявляет претензии и сделать вид, что ты не понимаешь о чем речь?
— (Смеётся.) На самом деле я понимаю достаточно много. Мне сложно говорить. В быту я могу объясниться в магазине, ресторане, такси. Когда тренер со мной говорит по-русски, я всё отлично понимаю и в играх, и на тренировках.

— Для многих хоккеистов самая заветная мечта – играть в НХЛ. Если вам никогда не доведётся там играть, будете считать, что карьера не удалась?
— НХЛ – это, конечно, мечта. Туда тяжело попасть. На сегодняшний день цель, к которой я стремлюсь, – это КХЛ.

Кубок Братины в этом году в ваши планы не входит?
— Я очень бы хотел стать победителем ВХЛ. Думаю, что наша команда не только заслуживает того, чтобы играть в финале, она обязательно должна туда выходить. Как мне кажется, сейчас в ВХЛ многие команды имеют высокий уровень и он стал заметно выше за последние годы, но "Донбасс" выделяется из общего числа команд и больше подходит под уровень команд Континентальной хоккейной лиги.

— Чего болельщики нашего клуба могут ожидать от Андре Хульта в ближайшем будущем?
— Я буду стремиться играть ещё лучше, чтобы помочь команде выйти в финал плей-офф Высшей хоккейной лиги.
Андре Хульт

Андре Хульт

Источник: Официальный сайт ХК "Донбасс"
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →