Все новости
Фото: Официальный сайт ХК "Трактор", фотобанк КХЛ

35 лет первой бронзе. Анатолий Кострюков

Анатолий Кострюков – глыба советского тренерского цеха. Под его руководством в сезоне-1976/77 челябинский клуб впервые в истории выиграл бронзовые награды чемпионата СССР.
Хоккей

В качестве игрока Анатолий Кострюков выиграл все клубные трофеи в СССР, а в качестве тренера дорос до штаба сборной страны. Именно он сумел сделать из интересного, но провинциального «Трактора» грозную силу и кузницу хоккейных талантов. В свои 87 лет Анатолий Михайлович уже отошёл от дел, но по-прежнему остаётся востребованным хоккейным экспертом.

— О «Тракторе» остались самые положительные воспоминания. Там были хорошие ребята, хорошее руководство, и работать было приятно и интересно. В Челябинске удалось подготовить многих игроков для сборной СССР. Правда, они потом играли в основном в ЦСКА, но всё равно это наши воспитанники. Часто вспоминаю те времена с тёплыми чувствами.

— Сейчас поддерживаете контакт с кем-то из той команды?
— Нет, уже много времени прошло. Все закончили с хоккеем, некоторые работают тренерами.

— В Челябинске давно бывали?
— Последний раз лет шесть назад. Был по приглашению одного из ветеранов той команды Юрия Шумакова. А сейчас уже здоровье не позволяет путешествовать.

— Леонид Герасимов в своём интервью сказал, что вы научили «Трактор» «жить по-московски». Что это значит?
— По-московски (смеётся)? Главное отличие столичных команд тогда – это железная дисциплина. Этого я требовал и в «Тракторе». Дисциплина необходима во всём. Нет дисциплины – нет порядка. Нет порядка – нет результата. На тренировки нужно было приходить не просто провести время, а отработать с пользой для дальнейших результатов. Это были мои основные требования к ребятам. И они это осознали. Всё, что я говорил, они выполняли, поэтому и достигли того третьего места.

Анатолий Кострюков (справа) и Виктор Тихонов

Анатолий Кострюков (справа) и Виктор Тихонов

— Наладить дисциплину в «Тракторе» было тяжело?
— Я бы не сказал. Конечно, в первое время для игроков это было непривычно. До меня в команде была свобода, а то и безответственность. А потом они сами поняли, что только при большом труде, при большой ответственности перед хоккеем можно чего-то добиться. Ребята там были прекрасные. Да и вообще у вас прекрасный народ. У меня добрые воспоминания о городе и болельщиках.

— Но если ребята немного расслаблялись? Как, например, после матча против «Торпедо» в Горьком, когда «Трактор» уже обеспечил себе бронзу, сыграв 3:3?
— Приводить в чувство можно было только одним способом – повысить голос, потребовать. А остальное шло на самосознании. Ребята сами всё понимали и профессионально относились к своему делу. Не каждый может стать тренером.

— В Белоусове и Цыгурове вы сразу разглядели тренеров?
— Да. У них были такие склонности. Тренером не каждый может стать. Это дело надо любить. Надо относиться к нему ответственно и всегда быть в поиске нового. Белоусов и Цыгуров любили хоккей и смогли в нём остаться, даже когда завершили карьеры игроков.

— Как вы считаете, бронза — это потолок той команды?
— Нет, почему же? Если бы получилось подольше с ней поработать, то можно было бы и большего достичь. Там были такие ребята, как Сергей Бабинов, Сергей и Николай Макаровы, Сергей Стариков, Валерий Белоусов, Геннадий Цыгуров, Николай Шорин, Михаил Природин, Юрий

Анатолий Кострюков

Анатолий Кострюков

Шумаков и многие другие. Они были очень талантливыми, и требовалось просто развить их качества. В Челябинске замечательная хоккейная школа, так что мы могли бы и выше подняться. Правда, растаскивали команду столичные клубы. У тебя игрока забирают, а ты ещё не успел никого подготовить ему на смену. Но с этим ничего нельзя было поделать.

— Почему в 1978 году вы уехали из Челябинска?
— Меня пригласили работать в Спорткомитет РСФСР. Моя задача была – поднять хоккей в регионах России. На примере Челябинска и «Трактора» мы поняли, что хоккей можно развивать не только в столице. Урал — это же так далеко от Москвы, Ленинграда, а команда смогла многого добиться и подготовить игроков сборной. Через год позвали в Спорткомитет СССР. Там уже ответственность была за весь советский хоккей. Когда я был начальником, наша сборная всегда была чемпионом мира и Олимпийских игр. Челябинск – это хоккейный город.

— Бронза «Трактора» много значит для вас?
— Для меня все награды много значат. Как игрок я был чемпионом СССР, дважды серебряным призёром, трижды – бронзовым. Выиграл первый в истории Кубок СССР в 1951 году. Дважды играл в финале Кубка. Как тренер тоже многое выигрывал. Конечно, все награды я очень ценю. Бронза с «Трактором» — одна из самых весомых наград, потому что в то время было очень тяжело соперничать с московскими командами.

— Правда, что вы позировали для фигурки хоккеиста на Кубке СССР?
— Да. Это было решение Спорткомитета СССР. Я тогда играл в «Крыльях советов». К нам на тренировку пришла женщина-скульптор, и я для неё минут 15 позировал. А она рисовала эскизы. Было неожиданно, что выбрали именно меня. Мой партнёр по команде Валентин Захаров тогда сказал: «Раз Михалыч на кубке, кубок будет наш». Как в воду глядел. Мы вышли в финал и завоевали его. А победную шайбу забросил я. Видите, как сложилось?

— Как вы считаете, в чём секрет успеха «Трактора» в нынешнем сезоне?
— Наверное, в дисциплине и чувстве ответственности самих ребят. Чтобы побеждать, надо работать, работать и работать. В команде есть взаимопонимание игроков, комбинационная игра. Это главное. Челябинск – это хоккейный город. У вас понимают и любят игру. Много талантливых ребят в «Тракторе». Им нужно развивать свои способности. Надо, чтобы ребята понимали, что больших успехов можно добиваться только при большом труде и самоотдаче. Хочу пожелать, я подчёркиваю, нашей команде больших успехов и в будущем.

Анатолий Кострюков

Анатолий Кострюков

Комментарии (0)
Партнерский контент