Арутюнян: биографии разные. Позиция у ФХР – одна
Текст: Регина Севостьянова

Арутюнян: биографии разные. Позиция у ФХР – одна

Заседание суда по "делу Мезина" вообще не состоялось. Не явились истцы. Ответчик, Федерация хоккея России, считает, что дело можно было слушать и в их отсутствие.
21 июня 2007, четверг. 15:18. Хоккей
Запланированное через два для после решения по "делу Еремеева" заседание суда по "делу Мезина" вообще не состоялось. Не явились истцы, адвокат и агент Мезина Пётр Приходько, а также представитель "третьей стороны" – магнитогорского "Металлурга".

Вместо них прибыл курьер, который представил судье Любови Деднёвой медицинскую справку. Судья задала вопрос генеральному директору ФХР Сергею Арутюняну, представляющему в процессе интересы федерации: "Слушать ли дело в отсуствие истца?" Ознакомимвшись со справкой, Арутюнян предложил слушать. Деднёва, немного поразмыслив, решила дело отложить. Новое заседание назначено на 4 июля.

Сразу после этого Сергей Арутюнян ответил на вопросы "Чемпионат.ру".

– Вы верите в то, что истцам действительно не удалось никого прислать на слушание?
– Та ситуация, которая сложилась в связи с рассмотрением дела по иску Еремеева, естественно, требует от представителей Мезина определенной перегруппировки своих правовых позиций. И их сегодняшняя неявка, я думаю, вызвана этим желанием – подготовиться к процессу дополнительно.

– И как вы к этому относитесь?
– Я считаю, что это не очень-то корректно по отношению к нам. По крайней мере, они нас могли бы уведомить заранее.

– Можно подробнее про справку, которую прислал представитель Андрея Мезина Пётр Приходько?
– Справка о том, что "закрытое акционерное общество поликлиники Литфонда" удостоверяет: вчера вечером он [Приходько] пришел на прием к гастроэнтерологу, и у него была отмечена повышенная температура... – пожал плечами генеральный директор ФХР.

– Насколько, на ваш взгляд, "дело Мезина" идентично "делу Еремеева", которое рассматривалось два дня назад и решение по которому было вынесено в вашу пользу?
– Отличия, безусловно, есть, потому что разные биографии у этих двух вратарей. Но дело в другом – наша, Федерации хоккея России, позиция остается неизменной. Она состоит в том, что регламент не регулирует трудовые отношения между игроками и клубами. Это принципиальный момент. Все трудовые споры должны рассматриваться между работодателем и работником. Тем более что основанием для их исков является отказ в трудоустройстве. Но не мы [ФХР] же им [вратарям] отказываем в трудоустройстве, а клубы.

– А каково ваше личное мнение по этой проблеме? Насколько этично со стороны хоккеистов – столь явно выбирать для себя более выгодную с финансовой точки зрения сборную? Известно, например, что начиная годовой цикл перед Олимпиадой-98 в Нагано, сборная Белоруссии встала перед проблемой отсутствия игроков, в частности – вратарей. Поэтому тогда делались предложения многим незаигранным за сборную России российским игрокам, и Мезин – один из них. Премиальные за чемпионат мира тогда составили 40 тысяч долларов, а за Олимпиаду – 100 тысяч. Это были самые высокие премиальные в сборной в мире на тот момент...
– Как раз это и гарантируют Конституция и трудовое законодательство: каждый человек свободен в выборе места работы. Каждый человек имеет право стремиться к тому, чтобы зарабатывать как можно больше. Ничего неэтичного я тут не вижу. Они абсолютно профессионально поступают. Тем более что их работой клубы довольны. Век хоккеиста недолог, и человек должен успеть за время, когда он находится в расцвете сил, таланта и мастерства, самореализоваться и обеспечить себя и свою семью.

– Получается, когда Мезину просто было выгодно быть "белорусом", он им был. Как только стало выгоднее быть россиянином, он сразу захотел им обратно стать...
– Вопрос только в том, что он может это делать там, где это возможно. А ФХР приняла решение, что в чемпионате России нужно создать условия для роста своих вратарей. Никаких других предложений, кстати, даже в прессе не обсуждалось, и никто не предлагал никаких других идей. Я понимаю, что оказаться в ситуации Виталия Еремеева и Андрея Мезина очень неприятно. Но у них же есть выход: сменить своё "спортивное гражданство". Кстати, у Мезина, по сравнению с Еремеевым, ситуация ещё более усугублена. Если Еремеев после принятия регламента прошлого года больше не играл за Казахстан, то Мезин не далее, как месяц назад, играл за Белоруссию на чемпионате мира в Москве...

– Так почему они до сих пор свое "спортивное гражданство" не сменили?
– Если вы спрашиваете моё мнение, то оно таково: каждый должен заниматься своим делом. Любой высокопрофессиональный (и поэтому высокооплачиваемый) труд имеет нюансы. И это требует участия в жизни профессиональных спортсменов квалифицированных юристов. А уж каких юристов выбирает себе тот или иной спортсмен – его дело. Это не проблема Еремеева или Мезина как таковых. Проблема в том, что они не получают своевременной квалифицированной юридической помощи. Я так думаю.

– Считаете, дело надо было всё-таки слушать сейчас, в отсутствие истцов?
– В принципе, законодательство это позволяет. Но я понимаю в то же самое время и суд, который решил, что надо разобраться в истинных причинах их неявки. Потому что документы о том, что третье лицо было надлежащим образом уведомлено, отсутствуют. А дело в том, что обязательства передать третьему лицу повестку взял на себя на предварительном слушании агент Мезина, Приходько. И он суду документы о том, что повестку передал, не представил. Хотя, конечно, и суд, и мы с вами прекрасно понимаем, что "Металлург" был в курсе того, когда и где будет суд (лёгкая улыбка).

Арутюнян подтвердил, что намерен продолжить заниматься "делом Мезина" лично, и на новое заседание, которое назначено на 4 июля, приедет обязательно, не передоверяя дело никому из других юристов ФХР.

– Мы с Владиславом Александровичем [Третьяком, президентом ФХР] всё время на связи по этому поводу, – сказал напоследок генеральный директор ФХР. – Для нас принципиально, чтобы эти судебные разбирательства не разъединили наше хоккейное сообщество. Потому что все мысли и действия Владислава Александровича всегда были направлены на одно: на то, чтобы объединить клубы, игроков, тренеров вокруг дела, ради которого мы все живем. Вокруг хоккея. Игра существует для зрителей, и все внутренние разногласия мы должны стараться улаживать в самой дружественной обстановке и деловом режиме. Если не получается так, то в суде. Но также без каких-либо взаимных упреков и уколов. Наша задача одна: мы хотим сделать так, чтобы в России был сильнейший хоккей, разве нет? А что касается этих людей [Мезина и Еремеева], которые оказались в сложной ситуации, то я считаю: у их адвокатов есть возможность помочь своим клиентам другими способами, чтобы дать им возможность завершить свою хоккейную карьеру в чемпионате России.

– А сам Приходько говорил, что ещё до подачи исков пытался встретиться с представителями ФХР, но федерация на контакт с ними идти не захотела.
– Это абсолютная неправда. Я, как видите, доступен. Только вчера разговаривал с президентом "Динамо" [Михаилом Головковым] по этой ситуации [с Еремеевым]. Ещё раз объяснил, что надо воспользоваться теми возможностями, которые представляет Международная федерация хоккея. Если это действительно принципиальнейшая для них проблема – играть в чемпионате России.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →