Все новости
Фото: Официальный сайт ХК "Ак Барс"

"Не представляю хоккей без эмоций"

Тот, кто не уходит в перерывах с казанской арены, хорошо знает этого человека — шоумена и ярого болельщика "Ак Барса" Максима Куралесова.
Хоккей

– Помню, было дело в Омске. Я опаздываю на матч буквально на несколько минут, забегаю арену, и как раз в этот момент «Ак Барс» забрасывает шайбу. Я кричу «Гооол!». И вдруг понимаю, что нахожусь на чужой трибуне. Стою совсем один, а напротив болельщики «Ак Барса» тоже кричат. Я на эмоциях продолжаю радоваться, поворачиваюсь ко всем и говорю: «Мужики, ну, гол же, гооол!». Вдогонку много ещё неслось непечатных фраз.

– На выездах вы часто бываете?
– В основном в плей-офф. В «регулярке» на особо важных матчах бываю. На выездах это, конечно, чистое «боление», чистые эмоции.

– В Казани, наверное, вам сложнее. Матчи смотреть успеваете?
– Да, матчи смотрю всегда. Как правило, нахожусь за воротами и стараюсь бывать в секторах за воротами соперника, куда наши забивают. Мое любимое дело – действовать на нервы вратарям. Я изучаю голкипера соперника. Выясняю, чего он не любит, и в те секунды, когда на арене становится тише, кричу какое-нибудь заветное слово.

– Они реагируют?
– Были случаи, что реагировали. Я точно знаю, что они меня слышат. Хотя вот Эрик Эрсберг пока не поддался.

– Когда вы начали болеть за «Ак Барс»?
– В первый раз на хоккей меня привёл дядя в 1998 году. Это как раз была игра против «Динамо», когда «Ак Барс» досрочно стал чемпионом по очкам. Это было ярчайшее впечатление. После я тоже ходил на хоккей. А в 2006 году познал радость победы уже в качестве ведущего.

– Как вы оказались на сцене?
– Есть у меня хороший друг – великолепный человек и преданный фанат «Ак Барса» Махмуд Аракаев. Как-то он пригласил меня попробовать вести шоу в перерывах. Я провёл несколько матчей – в том сезоне мы с ним менялись. И заново влюбился в хоккей, нашёл себя в этой работе. Я и сам в детстве

Максим Куралесов

Максим Куралесов

занимался хоккеем, но потом получил травму, про спорт пришлось забыть. И вот в 2006 году нашёл для себя отдушину в этом.

– Везёт вам на чемпионские годы.
– Да, на чемпионства мне очень везло. Как пришёл в 2006 году, так и началась у нас замечательная серия. Мы ездили на Кубок европейских чемпионов – это было волшебно. Потом два Кубка Гагарина. Тоже незабываемые впечатления.

– Кубок Гагарина в руках держали?
– Держал. После того как выиграли первый Кубок, мне позвонили из клуба и сказали, что начинается фотосессия игроков. Я тут же примчался на «Татнефть-Арену». Мне очень хотелось подержаться за Кубок, поцеловать его, пообщаться с игроками. Конечно, это потрясающие впечатления – держать в руках трофей, который не был ещё ни в одном городе, которым ещё никто не владел – самый первый Кубок Гагарина. В этот момент испытываешь огромную гордость за свою республику и за свой клуб.

– Что самое приятное в вашей работе?
– Самое приятное – это когда есть результат работы. Иногда я вижу, что зритель уже поник и находится в каком-то «нехоккейном» состоянии. А я со сцены стараюсь вдохновить людей на то, чтобы они поддерживали свою команду, были с ними до конца. Конечно, есть болельщики, которых и не нужно заводить – они изначально такие. Но бывает так, что при крупном счёте люди просто уходят с игры. Считаю, это неправильно, если ты пришёл болеть за свою команду – болей до конца, люби её, как бы она ни играла и что бы она ни делала. Стараюсь в меру своих сил вдохновить людей на это.

Вы создаёте драйв на сцене. В вас всегда было желание это делать?
– Это пошло ещё со школы, потом команда КВН, университет, ночные клубы, радио. Я профессиональный шоумен – ведущий. Работал на многих концертах, презентациях и других мероприятиях. Но с хоккеем сроднился уже давно, мне очень приятно работать на матчах «Ак Барса». Бывает, на выездах в игривом настроении в автобусе болельщиков беру на себя роль комментатора: «Здравствуйте, дорогие друзья! Мы отправляемся в Уфу…». И так всю дорогу.

– Тяжело заводить казанскую публику?
– Казанский болельщик несколько избалованный. Да и все люди приходят в разном настроении и болеют по-разному. Но скажу, что не тяжело. Когда ты сам душой с этими людьми, они тебя любят, ты любишь их, вместе вы любите хоккей. Они понимают с полуслова то, о чём ты говоришь.

– Когда начинали работать, волновались?
– Поначалу волновался. Да и сейчас иногда волнуюсь. Это же немалая ответственность – выйти на сцену и что-то сказать людям, чтобы передать свою энергетику, свою любовь к клубу. Важно найти нужные слова, а они находятся не всегда. Хотя чаще всего, конечно, находятся.

– У вас, наверное, есть сценарий?
– Никакого сценария у меня нет. Всё, что вы слышите со сцены, исключительно импровизация. В следующем сезоне готовится кое-что интересное. Думаю, поживее станет в перерывах.

– А что готовится?
– Это пока секрет. Когда приготовится, увидите (улыбается).

– Коллекционируете что-нибудь хоккейное?
– Нет. У меня есть только любимое полотенце с символикой «Ак Барса», которое путешествует со мной по выездам. Хотя был случай, когда я привёз в Уфу целую сумку атрибутики нашего клуба. У меня друг там живёт. Он, конечно, активный болельщик «Салавата Юлаева». Мы с ним часто желаем друг другу «всего самого наилучшего». Весной 2010 года я приехал на матчи и остановился у него. Когда друг ушёл на работу, я украсил всю его квартиру – развесил кругом экипировку, календари, плакаты «Ак Барса». Возмущению его не было предела, когда он вернулся.

– Любите вы провоцировать людей.
– В игривом настроении очень люблю. Как-то в Омске пришли на арену. Смотрим – на небольшой сцене в фойе танцует группа поддержки. И без охраны. Я забегаю туда, встаю прямо посреди девчонок, начинаю повторять за ними движения и кричать заветное «Ак Барс!». Думаю, от такого заряжаются позитивом все.

– Без чего не представляете себе хоккей?
– Не представляю хоккей без эмоций, без силы воли и без победы!

Максим Куралесов

Максим Куралесов

Комментарии (0)
Партнерский контент