Александр Поляков – о плохом поведении игроков и системе видеоповторов
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Борис Кудрявцев

Набиваем шишки

Кому разрешается спорить с судьей, какие видеоповторы можно показывать и правильно ли, в конце концов, был забит гол в Мытищах – в продолжении интервью Александра Полякова.
29 марта 2012, четверг. 09:00. Хоккей
Ссылки на предыдущие части:

Введение. "А судьи кто?"
Часть 1. Когда и за что свистеть
Часть 2. Буланов — он такой один

КАК ВЫРАСТИТЬ ХОРОШЕГО СУДЬЮ

Часто болельщики упрекают судей в некомпетентности, мол, за границей судьи квалифицированные, а у нас нет. Мы решили выяснить, по какой системе наши арбитры учатся и каким образом повышают свою квалификацию.

— Какие отзывы вы получаете о судействе российских арбитров от ИИХФ на её турнирах?
— Существует программа обмена, которая действует уже, если не ошибаюсь, с 1977 года, и все наши ведущие судьи прошли через эту систему. У нас есть трое новых судей, которые также проходят эту подготовку. Некоторое время назад состоялось совещание рабочей группы по программе обмена судьями, мы ездили в Швецию, где нам показывали в том числе, как работают шведские арбитры, а до этого такое же совещание было у нас в России.

Есть международная электронная программа (такая же есть у нас, в КХЛ) по оценке судей. Нам показывали оценки наших арбитров по этой международной системе, и положительные отзывы есть. Система такая: арбитру, ездившему судить, дают электронный отчёт и высылают его копию мне как руководителю департамента. Бывало, что руководители этих судейских комитетов, супервайзеры, писали в отчётах о том, что они такого хорошего судьи ещё не видели. По параметрам этой
Судья Константин Оленин

Судья Константин Оленин

программы российские судьи – среди лидеров. Есть надежда, что они вырастут в хороших рефери через несколько лет. Они и сейчас на уровне, но станут ещё лучше. Сейчас на международные турниры мы посылаем молодых судей. Приятно, когда говорят: "От вас приехал хороший арбитр". Приятно, что появляются арбитры, у которых хорошее будущее.

— Всем известны имена таких арбитров, как Билл Маккрири, Дэниэл О'Халлоран, Дэннис ЛаРу. Когда в российском хоккее будут судьи такого уровня?
— Я скажу, что это большая и длительная работа – вырастить арбитра подобного уровня. Самая большая беда для нас – мало соревнований. Говорят, в Канаде зарегистрированных судей — более четырёх тысяч. И там все зарегистрированные арбитры судят различные соревнования. У нас нет такого количества судей, и соревнований в таком количестве нет. В Москве, в европейской части страны какие-то турниры проходят, а где-то на периферии – нет ни судей, ни соревнований в достаточном количестве.

На данный момент хороший судья должен пройти школу МХЛ и ВХЛ. Необходимо набить шишки, чтобы начать судить на высшем уровне. Конечно, было бы хорошо, если бы некоторые игроки в возрасте тридцати лет, закончив по какой-то причине карьеру, переходили в судейство. Но такое редко происходит.

Таких судей, которые бы не обращали внимания ни на имена, ни на звания и понимали, что они делают, сейчас очень мало. Они у нас на примете, но всё равно нужно определённое время для их профессионального роста. Есть ещё один важный фактор: какая вокруг обстановка. Я имею в виду команды, руководителей. Это тоже на многое влияет. Если судья развивается и ему никто не мешает, он достигнет успехов.

КТО МОЖЕТ СПОРИТЬ С СУДЬЁЙ

В беседе с Александром Поляковым разговор так или иначе затрагивал вопрос доверия к судьям. Ни для кого не секрет, что у некоторых игроков в КХЛ есть, так сказать, привилегии. Хоккеисты позволяют себе спорить с судьями, причём порой в довольно хамской манере. Допустим, совсем недавно в эпизоде с Александром Радуловым игра остановилась более чем на минуту – игрок на повышенных тонах что-то долго и упорно доказывал и при этом не получил никаких санкций. Мы попросили Полякова прокомментировать поведение Радулова.

— Почему арбитр для начала не выпишет 10 минут, а если игрок не успокоится – 20, как это случается с менее звёздными игроками? Допустим, Вячеслав Буланов выписывает дисциплинарный штраф в таких ситуациях всегда.
— Действительно, такое бывает. Я могу привести пример прошлого плей-офф, когда Вячеслав Буланов удалил Радулова
до конца игры. Тот начал неподобающе себя вести, и Буланов сразу же дал ему сначала 10, потом 20 минут до конца игры.

Опять же, ситуации бывают разные. Когда игрок высказывает претензии по удалению либо оскорбляет словесно – это один вопрос. Если он спрашивает о каких-то игровых моментах, не по удалению — это другое. Дальше начинается опыт взаимодействия. Все люди разные: бывают темпераментные, горячие, которые сразу начинают кричать. И не всегда понятно: это ругань, оскорбления или игрок просто в запале повысил голос. Бывает, спросишь арбитра, мол, что вам там Радулов вечно кричит? И судьи отвечают: "Ничего конкретного, что-то говорит, но не оскорбляет. Он что-то орёт, мы сами не понимаем, что именно его не устраивает". Буланова же Александр оскорбил, за что и получил удаление.

Или тот же Милош Ржига – со его стороны крики выглядят просто ужасно. Да, смотрится это не очень красиво. Спрашиваю арбитров, мол, почему вы его не удаляете? Отвечают: "А он нас не оскорбляет. Он что-то там говорит, но не оскорбляет, а вопросы задаёт". Просто манера такая. А со стороны выглядит совсем иначе, и мне это тоже иногда не понятны такие реакции.

По моему мнению, такие моменты надо фиксировать, если необходимо. Причём санкции применять как к игрокам, так и к тренерам, то есть и предупреждать, и наказывать. Я думаю, что мы займёмся этими моментами в дальнейшем. Всё-таки раньше у нас с подобными ситуациями было строже, возможно, мы сами где-то отпустили вожжи. Главное, чтобы это не затягивало игру и не приводило к личностным оскорблениям. У нас эти темы, к сожалению, возникали и в этом сезоне. Не хочется, чтобы это было. Эмоции? Понятно. Но оскорблений не должно быть ни с одной, ни с другой стороны. Судьи не должны прощать прямых оскорблений.
Из свеженького: Милош Ржига и судья Роман Гофман

Из свеженького: Милош Ржига и судья Роман Гофман

ПОКАЗ СПОРНЫХ ЭПИЗОДОВ

В прошлом плей-офф произошло два больших скандала. Один — в первом матче первого раунда между "Атлантом" и "Северсталью", второй – в первом матче второго раунда между "Салаватом Юлаевым" и "Ак Барсом". Речь идёт о заброшенных в овертайме шайбах. В первую очередь тут, конечно, претензии к телевидению, потому что голов попросту никто не увидел, а ни в коем случае не к судейству, которое там оказалось на высоте. Обстановка и на трибунах, и у экранов телевизоров накалилась тогда до предела.

— Почему нельзя успокоить хотя бы болельщиков на трибунах, показав спорный эпизод на кубе? Почему трибуны не могут увидеть то, что видит судья видеоповторов? Возможно, это разрядило бы зашкаливающий градус напряжения и с трибун на лёд не летело бы всё, что под руку попадёт.
— Сейчас этот вопрос активно обсуждается. На данный момент показ повторов
"Иногда хочется заткнуть уши..."

"Иногда хочется заткнуть уши..."

на кубе запрещён. Почему? Есть очевидные моменты, а есть неочевидные.

Рассмотрим, например, спорный момент в Мытищах, когда шайбу просто не было видно. Мы с судьёй видеоповторов смотрели, и оба не видели шайбу. Раз за разом прокручивая эпизод, мы поняли, что в воротах оказался крюк клюшки, а шайба попала в штангу. Отсюда вопрос: а как мы это можем показать зрителю, если он так же, как и мы, не увидит взятия ворот с первого раза? Если трибуны в том эпизоде что-то и увидят, так только клюшку в воротах, но не отскочившую от штанги шайбу. Таким образом, есть моменты, которые попросту могут ввести зрителей в ещё большее заблуждение.

Конечно, есть моменты очевидные, и их можно показывать. Но для этого нужен грамотный видеоинженер, который хорошо разбирается в ситуации и понимает, что именно происходит. В Канаде это делается. И тут уже возникает вопрос профессионализма: это можно показать, это нельзя, это можно показать, но чуть позже… То есть должен быть человек, который бы отвечал за это. Да, сейчас у нас это запрещено, но удаления и видеопросмотр будут показывать. Помните, у нас момент был с Вячеславом Булановым, когда шайба влетела в ворота с другой стороны?

— Это было в Канаде.
— В Канаде, на чемпионате мира. Этот момент только один единственный раз показали на кубе. И команды видели, а мы нет. Команда была недовольна. Мы говорим, мол, никаких проблем, ребята, сейчас судья посмотрит, всё решит, чего вы переживаете? Видеосудья сказал, что гол был, и всё нормально. На самом деле гола не было. Ещё неизвестно, что лучше… Возможно, всё это принесет больше проблем.

СИСТЕМА "ВИДЕОГОЛ"

В связи с данной темой, естественно, нельзя было обойти вопрос технического оснащения арен, в частности расположения видеоаппаратуры. За примером далеко ходить не надо — эпизод со взятием ворот в Мытищах высоко поднятой клюшкой у игрока СКА. Споры не унимаются до сих пор. С одной камеры заметна высоко поднятая клюшка, с другой – этого просто не видно.

— Планируются ли какие-то сдвиги в оснащении телевизионной картинкой дворцов КХЛ? Предъявляют ли судьи какие-то требования к техническому оснащению дворцов?
— Всё упирается в возможность технического оснащения. В КХЛ у нас ещё есть возможность выводить картинку к нам в офис, а в Высшей лиге и в МХЛ эти возможности отсутствуют. Есть определённые стандарты, но бывают и частные случаи. Например, для определения игры высоко поднятой клюшкой
Начальник Департамента судейства КХЛ Александр Поляков

Начальник Департамента судейства КХЛ Александр Поляков

камера раньше стояла высоко, потом мы её специально поставили на борт, чтобы было удобнее отследить такие моменты. Одна камера находится за воротами, вторая наверху стоит, третья — в воротах. Плюс ко всему мы также видим телевизионную запись.

Если сейчас вспомнить ситуацию с голом в Магнитогорске, невозможно было точно определить пересечение шайбой линии ворот в системе "видеогол". Потом на одной из телевизионных камер мы заметили, что шайба пересекла линию. И это была единственная камера, которая помогла разобраться с этим эпизодом. Причем это была даже не выходная трансляция, а запись отдельной телевизионной камеры, которая заведена в телевизионную комнату, и на трансляцию по телевидению это выведено не было.

Стандарты у нас есть, и мы ими пользуемся. В ситуации, когда СКА забивал гол в Мытищах, главный судья определил для себя, что была игра высоко поднятой клюшкой. Он показал жест. Дальше – момент сложный, как вы правильно говорите, пограничный. Арбитр обращается к судье видеоповторов. Если он не видит, просто из-за того, что картинка на экране не даёт реального представления, то решение передаётся главному судье, и он должен полагаться на своё первое решение, которое он принял до видеопросмотра. В данной ситуации с голом СКА судья видеоповторов сказал, что касание было выше перекладины ворот. Конечно, если видео однозначно, такой момент надо вывести на табло, чтобы всех успокоить, и пусть игра дальше идёт своим чередом.
"Девиз наш: "Все за одного", и в этом наш успех..."

"Девиз наш: "Все за одного", и в этом наш успех..."

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →