Все новости
Фото: sportbox.ru, из личного архива А. Журанкова

За кулисами. "Хоккей России". Часть 2

О создании программы "Хоккей России", постепенной эволюции, новых и старых рубриках мы поговорили с ведущим Андреем Журанковым.
Хоккей

«Проброс-шоу». Часть 1
«Проброс-шоу». Часть 2
«Проброс-шоу». Часть 3
«Хоккей России». Часть 1

– Расскажите, как создавалась программа. Я знаю, она изначально была давно ещё на «Спорте», потом на какое-то время пропала.
– Да, она была когда-то на «Спорте», году в 2004-2005-м… Но это была не совсем сегодняшняя передача. Её возрождение было связано с созданием в 2008 году Континентальной лиги. КХЛ появилась – и решили возобновить программу, вернулись к старому названию. Там вся линейка тогда так называлась – «Футбол России», «Хоккей России», какое-то время был «Волейбол России», «Сборная России»…

Если до перерыва программа была в неком «журнальном» варианте – без студии, без ведущего, только сюжеты, клипы и таблицы, то когда она во второй раз появилась на экранах, это была уже большая программа – 52 минуты. Вели её два Александра – Ткачёв и Кузмак. Тогда мы приглашали гостей, было много сюжетов. В таком формате мы и просуществовали два года. А в предыдущем сезоне мы вышли уже в формате 26 минут, более сжатого, компактного журнала, с одним ведущим и практически без гостей.

Но параллельно с этим ещё в прошлом году была передача, называвшаяся «Хоккей России Live». Там было примерно то же, что мы делали во время этого финала Кубка Гагарина: мы называем это «обвязки», мы как бы «обвязывали»

Наталья Кларк и Андрей Журанков

Наталья Кларк и Андрей Журанков

хоккейные матчи. Там уже в студию приглашались какие-то хоккейные специалисты, обсуждались события.

– То есть во время первых матчей финала вы перешли на другой формат?
– Да, это были спецвыпуски. Потому что финал. Получилось так, что финальные матчи из Омска полностью «обвязывала» наша программа, а московскую часть серии – мы вместе с отделом трансляций уже с арены.

– А на каком этапе вы сами пришли в этот проект?
– Я с самого начала здесь был, в качестве шеф-редактора программы. То есть с 2008 года.

– Кому принадлежала идея создания программы?
– Тайна, покрытая мраком. Я уже сейчас этого не вспомню. Но это точно была не моя инициатива, скажу честно, потому что я в тот момент занимался документальным кино…

– Хоккейным или вообще?
– Спортивным. На канале «Спорт». Потому что до этого я работал на «России», на большом документальном кино, и на «Спорте» стал заниматься тем же самым. Но документальных проектов становилось всё меньше, потому что денег давали всё меньше, и мне по старой памяти (я когда-то комментировал хоккей на ТВЦ, в конце 1990-х — начале 2000-х) предложили заниматься этой программой.

– Курьёзные случаи на программе были?
– К такому вопросу надо было заранее готовиться, так навскидку и не вспомнишь. На самом деле курьёзные случаи были исключительно тогда, когда у нас менялись студии. Мы сначала выходили из большой студии, а потом нас завели сюда, в хромакей, и без гостей. И мы думали: делать без гостей 52 минуты? А потом у нас была программа, где мы без ведущего, только одних сюжетов сняли на 50 минут! Это было что-то невероятное, такого количества материала никто не ожидал.

Студия программы "Хоккей России"

Студия программы "Хоккей России"

У нас был очень интересный второй сезон программы, когда мы решили попробовать сделать народную хоккейную передачу. Что мы под этим подразумевали: мы стали рассказывать не только о КХЛ, о НХЛ (о НХЛ мы, кстати, вообще очень мало рассказывали, это сейчас, когда у телеканала есть права на показ, мы можем что-то обсуждать), а ещё и о детском хоккее, о дворовом хоккее, о женском, о девичьем. Причём не с той позиции, что кто-то сыграл и кто-то победил, а с точки зрения интересных героев, каких-то проблем.

Был, например, репортаж о мужиках, которые у себя, в дальнем Подмосковье, сами сделали площадку, сами её оборудовали, залили, поддерживали в хорошем состоянии, играли, сами раздевалку себе сделали при этой коробке… Просто дворовая коробка!

– Влюблённые в хоккей люди…
– Да-да-да. То есть мы стали делать такие программы. И тут случилось что-то невероятное. Нам начали писать письма. В огромных количествах. У кого какие проблемы, у кого конфликт с детским тренером, какие-то серьёзные случаи…

– Как в советское время.
– Точно! Я подумал – ничего себе! Народу, оказывается, это важно! Очень много приходило именно таких писем, где просили помочь или рассказывали свои истории. Нас потрясло, когда Дима Пашковский поехал снимать сюжет о какой-то никому не нужной коробке, за которую идёт война. Местные

Андрей Журанков и его мысли…

Андрей Журанков и его мысли…

власти просто плюнули на неё, а тем людям, которые хотят её восстановить, не дают это сделать. Потом мы с Сашей (Ткачёвым. – Прим. «Чемпионат.com») долго шутили, мол, Пашковский подбросил мешок картошки. Была осень, ещё не было льда, и там реально какие-то тапочки валялись, какой-то мусор, картошка валялась на этой хоккейной коробке.

Это всё было очень интересно. Тогда мы действительно вдруг поняли, что нас смотрят и со стороны зрителей есть ответная реакция. И важен не просто хоккей. Многим достаточно и верхнего уровня, но есть и хоккей уровнем пониже – дворовый, детский. В детском хоккее, кстати, огромное количество проблем. Просто огромное.

– То есть у вас была настоящая социальная передача. Почему в итоге отошли от этого?
– Формат поменялся. В 26 минут вложить всё это очень сложно, приходится разрываться. Мы делаем какие-то сюжеты околохоккейные, но гораздо реже.

Из нынешних курьёзов у нас самый главный – это, наверное, рубрика «Без шлема» Ксении Инденко. Это, если кто не знает, рубрика, где хоккеистам как бы подкладывают в шлем разные смешные вопросы, и они отвечают. Это не мы придумали, и даже не Рома Скворцов в программе «Баскетбол России», хотя он, наверное, первый, кто сделал нечто подобное на российском телевидении. Но это придумали ещё на Западе и довольно давно. Просто каждый этот формат переделывает под себя.

У Ромы Скворцова корреспондент задавал смешные вопросы и давал баскетболистам какие-то предметы любопытные. Мы сделали по-другому. Поскольку рубрика «Без шлема», мы в этот шлем положили листочки со смешными вопросами. Вот это долгое время была самая смешная рубрика, все её ждали. В этом году Ксюша ещё и ведёт программу, поэтому времени у неё меньше, и этой рубрики тоже меньше. Зато у нас в этом году появилась рубрика «IMHOckey».

– Об этом поподробнее. Как вы вообще связались с Дэнглом и Осадченко?
– С Андреем Осадченко нас познакомил Саша Ткачёв. Андрей нам делал сюжеты в прошлом году с молодёжного чемпионата мира. А потом мы увидели первый выпуск его видеоблога в Интернете…

– Там он выходит как Joining the rush…
– Да-да-да… так вот, мы посмотрели, подумали, почему бы это не сделать в какой-то другой версии, чтобы он сделал для нас что-то оригинальное. То же самое, но оригинальный вариант. Мы с ним связались, он сказал: не вопрос. Очень многие поначалу ругали эту рубрику, потому что там самая главная проблема – успеть прочитать субтитры.

– В Интернете-то проще: остановил – и читаешь.
– Да, на телевидении так не получится. Вот такие были претензии. Мы перемонтируем иногда, редактируем титры, укорачиваем их. Осадченко с Дэнглом начали включать в свой ТВ-блог видеофрагменты. Иногда переходят на русский. В общем, поиск лучшего варианта продолжается. Было несколько очень удачных выпусков, над которыми смеялись все! Будут ли они выходить ещё? Насчёт следующего сезона не знаю, а остаток этого мы работаем в формате «обвязок» – у нас все программы связаны с матчами.

Программа "Хоккей России" — как она есть…

Программа "Хоккей России" — как она есть…

Продолжение следует.

Комментарии (0)
Партнерский контент