Тертышный: у Белоусова верну себе голевое чутьё
Текст: Олег Малицкий (ХК "Авангард")

Тертышный: у Белоусова верну себе голевое чутьё

О чемпионстве "Магнитки", о тренере Канарейкине и о своих надеждах в "Авангарде" - нападающий Алексей Тертышный в интервью "Чемпионат.ру"
23 июля 2007, понедельник. 14:04. Хоккей

Бывает так, что человек запоминается окружающим всего по одному-единственному эпизоду, произошедшему в его жизни. Этот хоккеист запомнился омским болельщикам «каре» на льду СКК имени Виктора Блинова в локаутный сезон, когда в одиночку решил исход матча в пользу своей «Магнитки». Последние три года до чемпионства «Авангард» неизменно вставал на пути Алексея Тертышного в плей-офф, и только в прошедшем сезоне этот нападающий сумел-таки преодолеть омский барьер. А как только преодолел, сразу же стал «ястребом».

У меня были предложения из ЦСКА, из «Динамо», но я выбрал Омск именно потому, что здесь настроены бороться за первое место.

— Алексей, вас давно приглашали в Омск, но переход осуществился только в этом сезоне. Если не секрет, почему именно так сложилось?

— Ну, всё получилось так, как оно обычно бывает: у меня закончился контракт с «Магниткой», и нового не предлагали. А перед последним плей-офф мне позвонил Сергей Григоркин, тренер «Авангарда», и предложил стать «ястребом». К слову, это был уже наш третий, наверное, разговор за последние три года. Я взвесил всё как следует и принял решение перебраться в Омск. Так что уже по ходу плей-офф я немного подумывал о переходе в «Авангард».

— На новом месте как обустроились?

— До сих пор обустраиваемся понемногу. Переезд – дело непростое. Мы всей семьёй приехали в Омск из Магнитогорска прямо на машине, а ведь ещё вещи надо перевозить. Квартиру нашли уже, сейчас заселяемся. Сыну моему, Никите, этот переезд нелегко даётся – у него в Магнитогорске были друзья, школа, сам в хоккейную секцию «Металлурга» ходил два года. Теперь нужно новую школу искать, ну а выступать теперь будет за ДЮСШ «Авангард».

— Первые впечатления от начала сезона в новой команде?

— Самые положительные. Команда известная, с традициями. Все условия для работы предоставлены, жаловаться не на что. Насколько я понял, костяк остался; два звена, которые делали результат, удалось сохранить. Это очень здорово. Да и новые ребята, включая меня, надеюсь, погоды не испортят. Хотелось бы влиться в этот коллектив по-настоящему, надолго. В прошлом сезоне «Авангард» доказал, что умеет играть в хоккей, что способен решать самые высокие задачи. И я рад, что мне представился шанс побороться за золото в этом составе в нынешнем году. У меня были предложения из ЦСКА, из «Динамо», но я выбрал Омск именно потому, что здесь настроены бороться за первое место.

— Какие функции вам предстоит выполнять, как считаете?

— Пока мы на лёд не выходили, и состав тренеры ещё не определяли. Но в принципе, я могу догадываться, в какой хоккей мне предстоит здесь играть и с кем. Скорее всего, партнерами по звену у меня будут Евгений Артюхин, Максим Якуценя, Евгений Хацей или Владимир Первушин. Наверное, третью тройку создавать будут из нас.

— А то, что изначально вам отводится роль нападающего третьего-четвертого звена, вас как профессионала не «напрягает»? Может быть, попытаетесь составить конкуренцию форвардам первых двух троек?

— Все хотят играть в хоккей – это понятно. Другое дело, у кого как пойдёт по ходу сезона. У кого-то пошло лучше – он и на льду времени проводит больше, всё логично. По ходу чемпионата какая-то тройка может выполнять функции оборонительного плана, какая-то – атакующего, а через определённое время всё может поменяться строго наоборот. Я поиграл в разных сочетаниях, отрабатывал и «на передовой», и «в тылу», поэтому готов, если надо, стать универсалом.

— Будучи игроком «Магнитки», вам довелось переезжать на новую арену. В начале этого сезона вместе с «Авангардом» вам предстоит переехать в стены «Арены Омск». Что это за ощущения – играть на льду только что построенного дворца? Добавляет ли это мотивации?

— Когда в «Магнитке» прощались со старым дворцом, ощущения были непередаваемые. Я провёл в его стенах почти четыре полных сезона, а кто-то ведь и всю жизнь там играл и работал. Кто-то там часть своей души оставил. Поэтому когда закончился последний матч в «Ромазане», многие не могли сдержать слёз. Люди прощались не просто со стадионом – они прощались с частью истории клуба. И когда мы переезжали на новую арену, всем очень хотелось забрать из старого дворца тот дух победителей, который там жил все это время. Как видите, получилось – «Металлург» стал чемпионом. Это если о мотивации говорить.

— Прошедший сезон как для вас сложился?

— Завоевал золотую медаль — этим всё сказано. Долго очень к ней стремился. Три серебра у меня было, три финала, а победить никак не удавалось – постоянно что-то мешало…

— Тот же «Авангард»…

— Да, взять хотя бы финал 2004 года, когда мы 2:0 в серии вели, а Омск у нас золото, считайте, из-под носа увёл. Так что это чемпионство, я думаю, выстраданное. А если о личных показателях говорить, об игре, то нужно признать – результативность моя в прошлом сезоне хромала. Никак не получалось забить, чуть ли не по пустым воротам промахивался. Сам удивлялся – вроде и не нервничал, и не мешало мне ничего, а шайба не шла в сетку.

Многие спрашивают про особый настрой. А я скажу откровенно: настраивались мы на Омск, как обычно. Просто должно было это когда-то случиться – ведь такого, чтобы при встрече двух равных клубов всегда побеждал только один, не бывает.

— Наверное, тогда и возникли мысли о необходимости сменить обстановку, то есть команду?

— Может, и так, но скажу откровенно – если бы мне предложили остаться в «Магнитке», остался бы обязательно. Все-таки четыре года подряд там отыграл, ребенок уже в третий класс пошёл… Но это хоккей, это жизнь – я оказался в Омске, и хочу, чтобы у меня получилось здесь то, что не получалось в «Металлурге».

— За счет чего «Магнитке» удалось снять омское «проклятие» в плей-офф? Что такого появилось в игре, чего не хватало в предыдущие три года, когда «металлурги» постоянно проигрывали «ястребам»?

— Многие спрашивают про особый настрой. А я скажу откровенно: настраивались мы на Омск, как обычно. Просто должно было это когда-то случиться – ведь такого, чтобы при встрече двух равных клубов всегда побеждал только один, не бывает. Матчи же были абсолютно равные, каждая игра – как качели, и можно сказать, что мы вытащили серию «на тоненького». Фортуна очень вовремя к нам лицом повернулась – тогда, в третьем матче, когда за восемь минут до конца «Металлург» 1:3 проигрывал. Взяли мы ту ключевую победу – и дома «Авангард» уже не отпустили.

— Да и физически «Магнитка» выглядела посильнее.

— Может быть, хотя это как еще посмотреть. О команде, которая выигрывает, всегда говорят – вот, у них «физика» была поставлена лучше. Победил «Металлург» — и все сказали: вот, мол, задавили они «Авангард». Хотя мне кажется, что по основным параметрам мы с Омском были равны. Только иногда двигались чуть побыстрее, плюс вратарь наш, конечно, весь тот плей-офф великолепно провел. Больше половины той золотой медали – его.

— Финал тяжело дался?

— И не говорите. С кровью мы то золото выиграли. Даже не верится иногда, что нам удалось это сделать. Потерять по ходу плей-офф столько защитников, всего с пятью игроками обороны играть пятый матч в Казани… Памятник ребятам надо поставить. Чисто по-человечески было их жалко – как такие нагрузки выносят? Откуда берут силы, эмоции? В атаке же все звенья к финалу подошли в устоявшихся сочетаниях, только Платонов выпал к решающей игре. Чехи очень вовремя взяли на себя лидерство – тройка, которая умеет реализовать большинство, забросить решающую шайбу, ценится в любой команде. Кулёмин до появления Марека и Кудрны терялся на поле, вхолостую бегал, а здесь его прямо прорвало. Да и чехи вовремя свои голы забивали, взять ту же «золотую» шайбу Марека в пятом матче. За счёт всего этого и получилось взять кубок.

— Золотую медаль как-то отпраздновали в отпуске по-особенному?

— Отпуск получился вообще-то скомканный. Сын заканчивал второй класс, большую часть времени провели всей семьей в Магнитогорске и в Челябинске – туда ездили на время школьных каникул. Потом время забрал переезд в Омск. И только недавно на две недели выбрались на море, на остров съездили. Вот там уже по-настоящему отдохнули.

Канарейкин, когда стал главным тренером, совсем не изменился. Остался хорошим человеком, как в деле, так и в общении, каким мы его знали, когда он был вторым тренером. После того как Кинга сняли, он не стал ничего менять – внёс только небольшие поправки в тренировочный процесс.

— После победы «Металлурга» в чемпионате России стали много говорить о Канарейкине как о тренере-новаторе. Как вы оцениваете этого специалиста, насколько эта победа – «его»?

— Знаете, что было самое интересное? Канарейкин, когда стал главным тренером, совсем не изменился. Остался хорошим человеком, как в деле, так и в общении, каким мы его знали, когда он был вторым тренером. После того как Кинга сняли, он не стал ничего менять – внёс только небольшие поправки в тренировочный процесс, а тройки не перекраивал. Зрело поступил, то есть не рубил сплеча, а просто добавил в существующую систему что-то своё. Потому и коллектив сохранил, не потерял у команды доверия, как, например, Плющев в Казани, когда тот пришел и сразу всё изменил. И не получилось у него в итоге ничего. А здесь были правильные точечные усиления – удачно влился Гловацкий, вернулся Кудерметов, и собрались четыре ровных звена, которые давали результат. Разумеется, эта победа – и Канарейкина в том числе. Он, я считаю, вырос до уровня главного тренера. Всё-таки становился чемпионом с «Локомотивом», поработал вместе с большими специалистами. Наверное, в прошлом сезоне пришло его время. Теперь главный вопрос – как ему дастся сезон после золота. Все будут смотреть, оценивать. Так тренеры и проверяются, в принципе.

— В Омск, надо понимать, вы переходили не только для решения серьёзных задач, но еще и «к Белоусову»?

— Да. Он на протяжении многих лет показывает класс, его команды всегда играют в хоккей. Именно играют, а не отбиваются, отбрасываются, пытаются взять соперника измором. Мне же, как нормальному нападающему, хочется как можно больше забивать, а в команде Валерия Константиновича это делают практически все. Надеюсь, что в Омске, у Белоусова, ко мне вернётся голевое чутьё, и я выйду на «свой» показатель в 15–20 шайб за сезон. Хотелось бы выйти. С этой целью и переходил в «Авангард».

— И может быть, вам удастся сделать «каре» в ворота «Металлурга» в Магнитогорске?

— А собственно, почему бы и нет? (Улыбается.)

— Вообще, с каждым годом в Суперлиге играть становится интереснее? Конкуренция усиливается между командами?

— Сейчас каждый матч стал проходить интереснее, чем бывало раньше. Класс клубов подравнялся. Если в предыдущие годы лидеров могли обыграть команды из первой восьмерки, то теперь это способны сделать 12–14 команд.

— А то, что Суперлига не сокращается, а расширяется, что искусственно изгоняют вратарей-легионеров, уровень нашего хоккея не снижает?

— Ну как сказать… Видно же, что своих вратарей нам действительно не хватает. В топ-клубах ведущие позиции занимают иностранцы, как, например, Скотт в «Магнитке», Норонен в Казани. Наверное, ФХР по этой причине и принимает такие законы, чтобы возродить нашу российскую вратарскую школу, чтобы можно было чемпионат мира или Олимпиаду выиграть. Хотя у нас как бывает – сегодня приняли закон, завтра отменили. Посмотрим…

— Сезон в любом случае нас ждет любопытный?

— Безусловно. Вон, Уфа как усилилась, СКА что-то готовит, да и прежние лидеры своих позиций не отдадут. Каждый чемпионат – это всегда что-то новое, кто-то обязательно преподнесет сюрприз. Хотелось бы, чтобы сюрприз своим болельщикам – приятный сюрприз – преподнес наш клуб. «Авангард».

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →