Сапрыкин: русских из Америки начинают выживать
Текст: Алёна Шилова

Сапрыкин: русских из Америки начинают выживать

Без пары дней игрок ЦСКА Олег Сапрыкин объясняет своё решение уехать из Америки отношением к русским в НХЛ, которое поменялось, и не в лучшую сторону. Об этом - в интервью "Чемпионат.ру".
26 июля 2007, четверг. 00:35 Хоккей

Контракт с ЦСКА 26-летний Сапрыкин намерен подписать в эту пятницу, как только в Москву прибудет его агент. По словам нападающего, дело почти уже решенное, осталось утрясти только пару моментов. Тем временем, уже несколько дней Сапрыкин тренируется с ЦСКА-2. Ему даже выдали армейскую форму. Как говорят в клубе, Олег «свой, просто свой!» И хотел он изначально играть только в ЦСКА, и только у Быкова – об этом тоже говорят.

К примеру, Уфа предлагала Сапрыкину больше, но деньги, для Сапрыкина не главное. Стоит сказать и о том, что главным игроком в борьбе за Сапрыкина была не Уфа, о которой говорили последнее время, а «Динамо». Именно между ЦСКА и «Динамо» разгорелась главная битва за нападающего, игравшего ещё недавно в финале Кубка Стэнли. Безусловно, ехать в Уфу, имея при этом два сопоставимых по суммам предложения от московских клубов для воспитанника ЦСКА было бы минимум странно. Да и зачем, ведь в минувшем плей-офф ЦСКА уже обыграл Уфу, также менее сильным составом. Сапрыкин считает, что армейцы и сейчас способны на многое.

— Я хочу играть в ЦСКА. Я провел здесь, в ЦСКА, много лет, молодость свою, играл в локаут, поэтому хотелось бы поиграть здесь ещё. Это тоже важно для меня – поиграть у тренера, у которого я уже играл раньше.

— Олег, прокомментируйте ситуацию с подписанием вами контракта в России? Вы выбирали, получается, из «Салавата», «Динамо» и ЦСКА.
— Интересовались и ещё несколько команд. Но всё будет ясно в пятницу. Мой агент улетел на несколько дней, как только прилетит, так мы и подпишем контракт.

— Что для вас стало определяющим в выборе клуба?
— То, где я раньше играл. Я хочу играть в ЦСКА. Я провел здесь, в ЦСКА, много лет, молодость свою, играл в локаут, поэтому хотелось бы поиграть здесь ещё. Это тоже важно для меня – поиграть у тренера, у которого я уже играл раньше. В том году ЦСКА занял очень высокое место. Сборная наша здорово сыграла. Престижно играть у такого тренера. У тренера, который достигает всего.

— Не жалеете, что за сборную в Москве не поиграли? На чемпионате мира?
— Жалею! Ещё как! Но не было у меня никаких вариантов сюда вернуться. Мы попали в плей-офф, и нельзя было никуда уехать. Мне НХЛ бы тогда запретила играть.

— Что вообще, по своему опыту, можете сказать о Быкове?
— Он очень хороший человек, и как спортсмен он многого достиг в своей карьере, и как тренер сейчас он достигает многих рубежей, которых многие люди достичь просто не в состоянии. Хочется играть у тренера, который относится к хоккеистам профессионально. Это на многом сказывается. Важно, что он и сам относится очень профессионально и к своей работе, и к спорту, и к игрокам.

— То есть, у вас есть мысли о том, что с ЦСКА можно добиться успеха в России?
— Конечно, есть амбиции. Я приехал в Россию не просто так, чтобы поиграть, а чтобы достичь чего-то. Конечно, у нас есть задачи и всё будет нормально. Уже сейчас есть разговоры, но они менее конкретные, потому что контракт с ЦСКА пока не подписан.

— Но если говорить об амбициях, то если рассматривать ЦСКА и Уфу, то у второй по составу шансы более внушительно.
— Cитуации бывают разные. Я сразу вспоминаю 2003 год, когда Казань тоже скупила всех (улыбается). Это хорошо, здорово, но кто знает, как дальше повернется ситуация. Это же хоккей. Никто не может знать, что будет в конце сезона, кто выиграет чемпионат.

— И при подписании контракта в России не финансовая сторона играет решающую роль для вас?
— Да, это не самое главное.

— А что — главное тогда?
— Чтобы мне доверяли, и чтобы команда добивалась успехов и решала большие задачи. Это главное. А финансы и всё остальное — потом.

— Всё-таки в НХЛ «Оттава» предлагала продлить контракт. Почему не остались?
— Там не только «Оттава» была. Две недели назад уже было около трёх-четырёх команд. Предложения были, но (пауза)… я пока и сам не могу ещё сказать, почему (улыбается). Потому, что такая ситуация… Там были другие разные ситуации, которые я думал… В том ситуация, что (пауза)… Я даже не знаю… и не могу про эту ситуацию сейчас сказать.

— Ну, не в 26 же лет с НХЛ решили завязать? Правильно?
— Никто с НХЛ и не завязывает. Это не от того. Но ситуация в том, что (пауза)… в том году у меня было мало игрового времени. В плей-офф было то же самое. На этой почве, ты просто не знаешь, что дальше будет и здесь, и там.

— Нельзя просто взять и объяснить одним словом – почему ты приехал. Всё накладывается одно на другое и по чуть-чуть, по чуть-чуть складывается такое мнение, что русских из Америки просто начинают выживать.

— Но, так или иначе, в плей-офф ваша «Оттава» выступила хорошо. Удалось до финала Кубка Стэнли дойти. Разве мало?
— Удалось так же, как с «Калгари» – дошли и проиграли. Плей-офф – это вещь незабываемая, особенно когда доходишь до финала. Немного людей до финала доходит. Тем более, за четыре года два раза играть в финале… это очень прилично. Но получилось, что мы были проигравшими два раза.

— У вас осталась неудовлетворенность от прошедшего сезона?
— В «Финиксе» у меня всё было более-менее нормально. А как туда, в «Оттаву», приехал, то сразу было другое отношение, — видно было, что тренер просто не любит русских. Это было с Огородниковым видно, с Яшиным это было раньше. «Оттава», сама организация — она к русским относится не очень. Поэтому именно это в большей степени повлияло на мой шаг. Потому что, в этом году посмотрите, и на драфте всего было наших девять человек, и наш первый был 17-м. Когда я драфтовался, было 37. Вот в чем ситуация. Я думаю, что это все скапливается и (пауза)… ну, нельзя просто взять и объяснить одним словом – почему ты приехал. Всё накладывается одно на другое и по чуть-чуть, по чуть-чуть складывается такое мнение, что русских из Америки просто начинают выживать.

— Выживать?! Аж так? Почему?
— Ситуация непонятна. Может, потому что мы не подписываем с ними договор. Могу сказать точно, что в последнее время отношение к русским стало совершенно другое, чем было хотя бы три года назад.

— Речь ведь идет не только об «Оттаве»? Вы и с другими нашими ребятами об этом говорили?
— Да, конечно, не только «Оттава». Просто тут была уже ситуация такая с Огородниковым и Яшиным. Теперь один Волченков там держится. Но я думаю, что продержатся там единицы. И опять, никто не знает сколько. Сегодня он тут, а завтра его уже нет. Вот у меня все это накапливалось-накапливалось, и вылилось в такое решение — уехать оттуда.

— Вы в «Оттаве» серьёзно на себе ощутили эту нелюбовь к русским?
— Да, это чётко проявлялось. Мне много говорили про этого тренера, и про (пауза)… Кайгородов вот уехал, хотя приезжал одним из сильнейших. А играл по четыре минуты за игру. А потом они начинают с него что-то спрашивать. А что можно сделать за четыре минуты? Ты там любого поставь, и никто ничего не сделает. Поэтому сразу там было видно, что отношение к русским очень напряжённое.

— Так вы хотите сказать, что пойдёт так дальше — русские игроки побегут из НХЛ?
— Я знаю, что ещё 3-4 игрока сейчас приезжают в Россию. Я буквально только что получил эти сведения. Это уже точно.

— А кто?
— Это они сами огласят, когда точно решат, что они возвращаются.

— Да, НХЛ – это НХЛ. Но её раскрутили такой. Я вот смотрел плей-офф Суперлиги, и должен сказать, что было очень приятно смотреть такой хоккей хороший. И все дворцы были забиты болельщиками.

— Это по тем же причинам, что и вы из «Оттавы» сейчас?
— Да, конечно.

— Но вы совершенно точно не сожалеете, что НХЛ сознательно меняете на Суперлигу?
— Да, НХЛ – это НХЛ. Но её раскрутили такой. Я вот смотрел плей-офф Суперлиги, и должен сказать, что было очень приятно смотреть такой хоккей хороший. И все дворцы были забиты болельщиками. То есть люди стали приближаться к хоккею, как это было в 2000-2003 годах. Поэтому я думаю, что наша лига будет подниматься. И чем больше ребят будет оставаться или приезжать назад, тем больше наша лига будет усиливаться. Разве это плохо?

— Всё-таки тот контракт, который вы в пятницу собираетесь подписать с ЦСКА, не будет для вас «страховочным»? Просто вдруг вам какой-нибудь клуб НХЛ предложит потрясающие условия, и вы тут же...
— Нет, контракт в России я буду подписывать только на год, чтобы уже больше не дёргаться. Я уже наездился в том году. Но на год, чтобы была возможность выезда назад, в Америку. Пока я не могу сказать точно, как и на сколько я подпишу контракт, но если подпишу на год, то уже точно никуда не уеду.

— То есть получается, что вы практически определились?
— Да, почти. Там пара моментов осталась, и я думаю, что в пятницу они все будут решены.

— Что-то может повлиять на ваше решение?
— Есть маленькие нюансы. Но уже можно сказать, что почти мы уже договорились.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
18 августа 2017, пятница
17 августа 2017, четверг
Партнерский контент