Текст: Алёна Шилова

Юшкевич: старую собаку не научить новым трюкам

35-летний защитник-ветеран верен себе: что значит победа "Северстали" в Питере, чем Смит в СКА - не Кинг в "Магнитке", и что бесит Юшкевича в родном Череповце - в интервью "Чемпионат.ру".
7 августа 2007, вторник. 01:15 Хоккей

35-летний защитник-ветеран верен себе: что значит победа «Северстали» в Питере, чем Смит в СКА — не Кинг в «Магнитке», и что бесит Юшкевича в родном Череповце — в интервью «Чемпионат.ру» сразу по возвращении с мемориала Пучкова домой.

— «Северсталь» выиграла турнир в Санкт-Петербурге. Как оценить этот результат?
— Все чемпионы этих турниров немножко надуманные…

— ...?!
— Ну, нереальные такие. У каждой команды в этот период свои задачи – нужно подготовить команду, набрать физическую форму, наиграть сочетания. Наше состояние, если расценить объективно, — мы не в оптимальной форме сейчас, но, как мне кажется, мы на правильном пути.

— Так что сейчас представляет из себя «Северсталь» на самом деле?
— Ничего особенного. 25 человек, ребят, которые борются за места в составе. У нас очень серьёзная конкуренция. Все хотят играть.

— Конкуренция между молодыми игроками?
— Я вообще был больше всего поражен в команде «Северсталь» тому, что вообще молодые ребята, пацаны, которым по 17-18 лет, в таком порядке находятся. Реально могу сказать! Я на своем уровне… Да любой ветеран в такой команде должен бороться за своё место.

— Итак, по результатам питерского турнира делать какие-то выводы сложно...
— Всё равно интересно. Некоторые команды приезжают с целью обязательно выиграть турнир. Просто выходишь на площадку, играешь на результат, и это само уже интересно. Очень приятно было обыграть команду из Казани. Когда на площадке такие ребята, как Морозов, Зиновьев, Зарипов – одни из лучших хоккеистов нашей страны… очень приятно их обыграть. И не задумываешься, что они ещё не в форме. И почему… Конечно, по предсезонной подготовке нельзя судить ни о чем, кроме, разве что, о характере команд. Например, я могу сказать, что мы проявили характер. Вчера мы проиграли СКА в овертайме в ночной игре, а сегодня в дневной игре выиграли у ХК МВД, который имел больше времени на восстановление. Я думаю, что был такой турнир характеров – и мы в нём победили.

Честно говоря, в восторг я не пришел. Я ждал от Барри Смита большего. Я работал с Кингом и знаю, что может дать команде американский тренер. Что давал в «Магнитке» Кинг…

— На СКА ты как-то по-особому, наверное, всё-таки смотрел, более пристально?
— Нет. Да и команда, по сути, осталась та же самая, что была. Мне интересно было посмотреть, что сделает с ней именно Барри Смит. И знаешь, скажу честно про Смита, он меня совершенно не удивил. Я не большой поклонник Дэйва Кинга, но он смог за более короткое время повлиять на команду.

— Барри Смит вот говорил, что ему игра своей команды очень нравится...
— Сейчас сложно говорить об игре команды СКА. У СКА идёт очень своеобразная подготовка. Очень много они работают на льду. Причем тренировки такие очень большие и скоростные. Очень мало занимаются в зале штанги. Не знаю… Я не знаю (пауза). Честно говоря, в восторг я не пришел. Я ждал от Барри Смита большего. Знаешь, я работал с Кингом и знаю, что может дать команде американский тренер. Что давал в «Магнитке» Кинг…

— То есть, в СКА ты этого просто не разглядел?
— Честно говорю, нет этого. Дейв сразу разглядел таланты, расставил приоритеты, и команда цельно двигалась в чемпионате. А здесь, у Смита, идёт такая поточная работа. Я общался сейчас со многими игроками СКА. И некоторые (пауза)… Вот Саша Дроздецкий, например, вообще играет в пятой пятёрке, хотя парень безусловно талантливый. Но не мне судить, конечно.

Я честно скажу (пауза). На меня взгляд всё время такой… неприятный такой взгляд… Как я катаюсь, как моё колено, как я торможу левой ногой. А это меня просто бесит!

— Не пожалел сейчас, что ушел из СКА?
— (пауза) Нет. Я всегда жалею о незаконченной работе. А СКА – это и есть моя незаконченная работа. У меня был двухгодичный контракт, но были причины, по которым его расторгли. Я бы никогда не подписал контракт на один год, потому что невозможно сразу показать результат. Понятно было, что команда с 14-го места сразу не сможет подняться на уровень элиты. И я подписывал контракт на два года, подразумевая, что мало ли, что может произойти. Я жалею?.. Да… Что всё так произошло. Жалею, что я не смог помочь команде в прошлом году, и в этом… Но сейчас я знаю, что есть команда, которая ждет от меня многого. Это «Северсталь». Мне очень много вопросов задают на тему – почему ты вернулся домой. Знаешь, какой у меня ответ?

— И какой?
— Дома не предают.

— В Череповце тебе вообще комфортно?
— Я честно скажу (пауза). Не особенно комфортно. На меня взгляд всё время такой… неприятный такой взгляд… Как я катаюсь, как моё колено, как я торможу левой ногой. А это меня просто бесит!

— ?!
— Хоккей — это моя судьба! Моя жизнь. И неужели не понятно, что сейчас я хочу что-то доказать?! Я делаю это, и буду делать на площадке. А то, что ко мне придираются и спрашивают вещи, которые я в 36 лет… Старую собаку не научить новым трюкам (пауза)… А с меня это требуют. Вот. А так я очень доволен. Хорошая команда. Молодые ребята.

— Противоречивое такое мнение...
— У меня остался шрам в душе после прошлого года. И даже не у меня, а у клуба, в который я пришел. Тогда я пришел в СКА из «Магнитки», где набрал 45 очков, установил новый рекорд. А в прошлом году… ну, был провальный сезон. И все на меня смотрят, как на столетнего ветерана. Мы иногда, когда играем в три пары защитников, меня спрашивают – ты, мол, не устал? Я?! Это же обидно! Очень обидно! Своей игрой я не показываю, что я устал… (пауза) А так, в принципе, всё хорошо.

— А это отношение к тебе именно в команде?
— И вообще, и в команде тоже есть такое – что, мол, пришел сюда, ветеран?.. Но ничего страшного. Не первый год.

— Удалось войти в рабочий ритм? Раньше ты всегда готовился к сезону по индивидуальной программе, а тут вместе с командой и скидок, наверное, никто не делает...
— Какие там скидки?

— Всё, что я запланировал, у меня реально получается прямо день в день, секунда в секунду. Я делаю всё по плану. И я очень рад. Рад тому, что происходит со мной. Жду 4-го сентября. Будет судный день

— Но нормально всё?
— Да, ничего не нормально! Наоборот, очень тяжело. Я уже подумал не раз, что лучше бы сам тренировался. Для меня эти сборы – очень тяжело проходят. Честно. Я первый раз с 1991 года готовлюсь вместе с командой, а не сам. И так намного тяжелее. Но у меня не было другого выбора просто. И привычка тут ни при чем. Понимашь, для возрастных игроков, надо понимать, что важно и тренироваться больше, но и отдыхать тоже надо больше. А тут понятно, что все равны и подход ко всем один. У всех же индивидуальные моменты. Вот я, например, закачиваю свою ногу после травмы, и делаю при этом то же самое, что и все делают. Это тяжело. И это меня немножко злит. Потому что я знаю, что мне надо делать это, это и это, а я должен делать противоположные вещи. Но меня не то, чтобы заставляют, а я просто должен, и… Ну, в общем…

— Ты сказал, что вопрос – «как самочувствие, как нога», тебя обижает, но всё-таки...
— Чувствую себя очень хорошо. Знаешь, реально подхожу. Честно — боялся, что всё-таки мало ли что там… Но всё, что я запланировал, у меня реально получается прямо день в день, секунда в секунду. Я делаю всё по плану. И я очень рад. Рад тому, что происходит со мной, как у спортсмена, хоккеиста. Жду 4-го сентября. Будет судный день (улыбается).

— Как ощущения от игровой практики на турнире?
— Я реально обрел себя. Понимаешь, я чувствую свою силу. Чувствую, что ещё могу сыграть на самом высоком уровне. Меня только нужно использовать правильно.

— А главный тренер Александр Асташев тебе доверяет?
— Пока только идет предсезонная подготовка, и этот вопрос… я думаю, преждевременен.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 сентября 2017, пятница
21 сентября 2017, четверг
Партнерский контент