100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Алёна Шилова

Красоткин: с чистой совестью мы разошлись...

У Красоткина нет обид на "Локомотив", нет злости. Но после разговора с защитником "Чемпионат.ру" понял, что это не Красоткин потерял команду, а Ярославль - своего капитана.
Хоккей

Первое интервью бессменного, на протяжении более чем десяти лет, капитана ярославской команды, — сперва «Торпедо», затем «Локомотива», — после подписания им контракта с «Северсталью» состоялось в подмосковном Одинцово. На предсезонном сборе череповецкой команды.

Отказ «Локомотива» от Красоткина, который 17 (!) сезонов отыграл за Ярославль, выглядел просто невозможным. Даже тогда, когда «Локомотив» приехал в Москву на матч с ЦСКА без своего капитана. По одной информации, руководство просто не видело его в команде, но по другой – говорили, что, мол, Красоткина просто решили поберечь, у него, мол, растяжение задней поверхности бедра, как говорил помощник главного тренера Николай Борщевский, он восстанавливается. А сам главный, Пол Гарднер, тогда говорил «Чемпионат.ру», что он безусловно рассчитывает на Красоткина.

Через несколько дней появилась информация о том, что «Локомотив» предлагает защитнику перейти на тренерскую должность во вторую команду. А следом – Красоткин подписал контракт с «Северсталью».

И вот защитник катается уже с Череповцом, спокойно, флегматично даже, рассказывая о происшедшем с ним за последние пару месяцев.

— В августе уже, когда я месяц как тренировался с «Локомотивом», то есть прошел уже половину предсезонки… Всё-таки работать без контракта и не знать будущего – это тяжело. Поэтому я прояснил ситуацию и… вот, я в «Северстали».

— Честно говоря, мы просто в шоке...
— Такова спортивная жизнь. Я бы не сказал, что так всё плохо. Я к этому уже довольно спокойно отношусь.

— Для вас это не стало неожиданностью?
— Рано или поздно всё равно приходиться заканчивать и (пауза)… может, что-то менять надо. Поэтому я думаю, что в данной ситуации… (пауза) я сам выбрал такое решение. Мне предлагали остаться в клубе, работать тренером, но я всё-таки считаю, что ещё могу играть. И буду.

— Но, по сути-то, Ярославль поставил вас перед выбором: либо повесить коньки на гвоздь, либо...
— Я бы не сказал, что уж так – «повесить коньки» и уж сразу всё… Я три месяца ждал, может, всё-таки будет у меня возможность остаться, но вариант мне предложили такой, что… В общем, ничего страшного в этом нет, поверьте. Конечно, для меня это очень тяжело. Но, может, для меня это будет даже полезно – оказаться в другой команде? Всё что ни делается, всё к лучшему, так ведь?

— Вы так долго оставались без контракта именно потому, что думали — вам предложат контракт в Ярославле?
— У меня закончился контракт 30 апреля, и – да, — три месяца я оставался без контракта. В августе уже, когда я месяц как тренировался с «Локомотивом», то есть прошел уже половину предсезонки… (пауза). Всё-таки работать без контракта и не знать будущего – это тяжело. Поэтому я прояснил ситуацию и… вот, я в «Северстали».

— А вы ждали предложения от «Локомотива»?
— Конкретно предложений не было. У нас был разговор с президентом [Юрием Яковлевым], и мы договорились, что пока я буду тренироваться с командой, а там посмотрим. Длилось это всё очень долго. Но всё-таки я старался себя готовить к самому худшему. Наверное, я даже осознавал, что всё так произойдёт, но надеялся на лучшее…

— А я так и не сыграл ни одной игры, и тут почувствовал, что всё-таки, наверное, не дадут мне шанса. И вот у меня состоялся разговор с президентом «Локомотива» Юрием Николаевичем Яковлевым, и мы друг друга хорошо поняли.

— Мы разговаривали 1 августа, после игры с ЦСКА в Москве, с Полом Гарднером, и он сказал, что Дмитрий Красоткин нужен ему и как игрок, и как лидер.
— Я не знаю, что там, как и кто делал, кто всё это там решает. Я не думаю, что все против меня были. Наоборот — за. Но обстоятельства так сложились, что… возможно, на омоложение в клубе идут, возможно, кого-то видели в «Локомотиве» заранее. Я был девятый-десятый защитник, и не подписанный. Играть в четвёртом звене, как кто-то там считал? (пауза). Так я считаю, что я — не игрок четвёртого звена. И вдобавок, ушли защитники, пришли новые… Тренер, может, как-то стратегию поменял, и других на место меня видит… Но это ничего страшного, это спортивная жизнь.

— У вас вообще был разговор эту тему с главным тренером, с руководством?
— С Полом я не разговаривал на эту тему, потому что считаю, что я просто не должен этого делать. Главный тренер — он и решает. Я, игрок, не должен главного тренера спрашивать — буду я играть, или нет. Это как проявишь себя на предсезонке, так и… А я так и не сыграл ни одной игры, и тут почувствовал, что всё-таки, наверное, не дадут мне шанса. И вот у меня состоялся разговор с президентом «Локомотива» Юрием Николаевичем Яковлевым, и мы друг друга хорошо поняли. Мы поговорили и расстались как два нормальных человека, как президент клуба и как игрок… клуба. У нас не было разногласий, ругани. В данной ситуации мы пришли к оптимальному варианту.

— И Яковлев, который знает вас столько лет, после стольких совместных побед, спокойно вас отпустил?
— Возможно, ему было немножко… ну, не то чтобы, а просто… после стольких лет… ну, неприятно. И для меня это шаг тоже, поверьте, очень тяжелый. Но я готовился к нему. Я высказал своё мнение, он мне своё, и мы пришли к единому. Я поблагодарил его, он меня, и с чистой совестью мы разошлись. Я решил играть.

— Вам ведь предлагали в Ярославле остаться, но – не играть, так?
— Да, предлагали остаться в качестве тренера, начать со второй команды. Был вариант ещё всё-таки, что… сомневались… вроде, хотели оставить, но… (пауза). Когда сначала говорят – «не нужен», потом – «нужен», то есть сомневаются в тебе, для меня это уже… Поэтому я пришел к такому решению. Тем более что «Северсталь» мне сразу позвонила, позвали, и я решил, что рановато мне тренером пока (улыбается), ещё защитником поиграю.

— В «Детройте» Стиву Айзерману, такому же, как вы, харизматичному и «вечному» капитану, несмотря на возраст, несмотря на всё остальное, контракт предложили и дали возможность самому закончить именно в команде, в которой он всю жизнь капитаном, а здесь, в «Локомотиве»...
— Думаю, что не стоит меня с Айзерманом сравнивать. Человек играет совершенно на другом уровне. Он – в НХЛ, я здесь — в России. Поэтому по времени, может, да, а по уровню такие звёзды не сравнимы с любыми нашими. Те люди отыграли столько лет в НХЛ, они более популярны. Да, тоже всю жизнь отыграл в одном клубе. Но вон Челиос — сейчас в 46 лет играет, и нормально. Поэтому там люди — звёзды на самом деле, а здесь…

— У Айзермана там, в НХЛ, три Кубка Стэнли в «Детройте». У вас, здесь, в России, три чемпионства с «Торпедо» и «Локомотивом»...
— Если так, то да, можно сравнить.

— Таких, как вы, во всём российском хоккее… Вот только Равиль Гусманов в «Магнитке», и всё. Сложно даже представить Ярославль без Красоткина...
— Надо представить просто, и всё. Закрыть глаза и… представить.

— Неужели вы так и сделали?
— Нет, я не представляю. Сразу всё так не забудешь. В душе всё равно останется… Но это не злость, что я обижен на всё и всех, — нет! Просто всё равно хочется доказать, что я не хуже тех защитников, которые сейчас в Ярославле. Но это нормально. В любой команде ты должен доказывать, что ты игрок соответствующего уровня и класса. Ты не имеешь права опускаться ниже своего уровня. И ты в любом возрасте должен доказывать, не смотря на то, что тебе там 36 лет, что ты что-то там выиграл — всё равно должен доказывать. Доказывать игрой и отношением к делу. Тогда будут и уважать, и ценить. Буду доказывать.

— Я неспроста сюда приехал. В Череповце очень хорошее отношение не только к молодым, но и к опытным игрокам. Тем более, здесь Андрей Коваленко играет, вторую молодость переживает. Меня встретили очень дружелюбно, отношение было хорошее. На самом деле с открытым сердцем встретили и доброй душой.

— Да вы в Ярославле все эти месяцы старались доказать, разве нет?
— Естественно. Не имея контракта. Но нет, и нет. Я не только в предсезонку, я и летом настраивал себя, что надо всё-таки в состав пробиваться. Видел, что пришел на сбор уже девятым — десятым защитником. Ещё Гуськова, Соколова, Валлина взяли. Видя это… что берут защитников, всё равно хотелось доказать, что я не хуже. Я так и считаю, что я не хуже их. Но я ни одной игры даже не сыграл, и это тоже о чем-то говорит, что-то означает. А никакой обиды нет, и быть не должно, и не может. Для меня это самые счастливые годы были. И обижаться на это не стоит. Я всегда останусь ярославцем.

— А «Северсталь» — это та команда, где вы сможете что-то доказать себе, Ярославлю и всем вообще?
— Я считаю, что да. Во-первых, я неспроста сюда приехал. Насколько я знаю, в Череповце очень хорошее отношение не только к молодым, но и к опытным игрокам. Микроклимат в команде очень хороший. Тем более, здесь Андрей Коваленко играет, вторую молодость переживает. Тут и Дима Юшкевич, и Вьюхин, и Мухометов. Я переговорил с руководством клуба, с тренерами, мне все очень понравилось, меня встретили очень дружелюбно, отношение было хорошее. На самом деле с открытым сердцем встретили и доброй душой. Поэтому я надеюсь, что в этом клубе на протяжении двух лет у меня должно что-то получиться. И, прежде всего, я должен помочь команде «Северстали» выиграть медали.

— Вы считаете, что Череповцу реально претендовать на призовые места?
— Всё по силам. Почему бы и нет? Надо уже что-то выигрывать. Тем более, что Череповец уже выигрывал и бронзовые, и серебряные медали. Команда тоже с именем, и я думаю, что бороться за медали вполне может. Конечно, будет тяжело. Но не так страшен черт, как его малюют. Поэтому я думаю, что всё возможно.

— Столько опытных игроков в одной команде, столько лидеров – вы, Коваленко, Юшкевич – уживётесь?
— Да, мы же играли уже вместе, и хорошо понимаем друг друга. То, что мы в одной команде не значит, что каждый из нас будет тянуть одеяло на себя. И в быту, и на льду не будет разногласий. Может где-то так и бывает, но, по крайней мере, здесь такого точно не будет. Я сюда не шел на роль капитана. Тем более знаю, Андрей Коваленко будет капитаном. И что капитан скажет, то мы и будем делать. Я должен сейчас подчиняться только команде.

— С «Северсталью» вы уже тренировались три дня, теперь будете здесь, в Одинцово. Знаете уже, с кем будете играть?
— Я провел всего три тренировки на льду, и пока не знаю. Сейчас жду первых игр. Для меня самое главное, чтобы я играл (улыбается), а куда поставят совершенно не важно – слева, справа, с молодым – мне без разницы. Главное, чтобы доверяли и давали возможность, шанс себя проявить. Куда скажут, там и буду играть. Куда партия позовет, туда и пойдем (смеётся).

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент