Все новости

Коровкин: ни одному нападающему просто не будет!

Габаритный защитник, вернувшийся в Челябинск из-за океана, собирается продемонстрировать отличия двух школ, и обещает, что лёгкой жизни его оппонентам не дождаться
Хоккей

Семь лет назад он был шестнадцатилетним подающим надежды защитником с хорошим броском, заканчивающим хоккейную школу «Трактора». На молодого игрока сразу положили глаз за океаном. Как и многие российские хоккеисты в то время, Никита Коровкин, послушав агента, поехал искать счастья в Америку. Теперь, через семь лет, он говорит, что рад возвращению, но признаётся, что интервью ему проще было бы давать на английском.

Ни о чём не жалею. Америка была для меня отличной школой. Да и к тому же, надеюсь, я туда еще вернусь, но уже в качестве игрока клуба НХЛ

— Как же вы в 16 лет решились перебраться за океан?

— Так сложилось, что в своём возрасте я был одним из самых габаритных игроков. Да ещё и защитником. Там таких ценят. Агент предложил мне поехать поиграть в юниорской лиге с перспективой оказаться в НХЛ. Конечно, мне тогда очень хотелось заиграть в сильнейшей лиге мира и я согласился. Меня задрафтовала «Филадельфия», но в основную команду, естественно, я не попал. Поехал в юниорскую лигу. Контракт у меня был очень маленький, но я хотел играть, а о деньгах сильно не задумывался.

— Не жалеете о семи годах, проведенных там?

— Ни о чём не жалею. Это было для меня отличной школой. В Америке я получил огромный хоккейный и жизненный опыт. Да и к тому же, зачем жалеть? Надеюсь, я туда еще вернусь, но уже в качестве игрока клуба НХЛ.

— Чем североамериканский хоккей отличается от нашего?

— Прежде всего тем, что он более силовой и жёсткий. Техничных игроков там мало, и упор делается на физику. У меня проблем с адаптацией не возникло, потому что я и здесь любил действовать в силовой манере. Там легко потерять грань между жёсткостью и грубостью, но я всегда стремился действовать в рамках правил.

— А если возникали драки, что делали?

— Естественно, если начиналась драка, не оставался в стороне. На льду, как и в жизни, надо защищать товарищей. Там драки возникали часто и были таким же элементом шоу, как и сам хоккей. В любой команде было 5-6 человек, которые могут помахать кулаками. И это кроме «штатных» бойцов, у которых разборки были почти исключительно между собой.

— А американские болельщики сильно отличаются от наших?

— Я слышал, что в России болельщики более агрессивные. Там люди ходят на хоккей покричать, посмотреть шоу, выпить пива. И всё это очень спокойно, без фанатизма. Даже в небольших городах с населением 200-300 тысяч человек на хоккей всегда собираются полные трибуны, а это пять-шесть тысяч зрителей.

— После таких больших арен как чувствуете себя в челябинском Дворце спорта?

— Нормально. Во время матча о зрителях редко вспоминаешь, стараешься сфокусироваться на игре. Сколько их там – две тысячи, или десять – разницы нет.

Естественно, если начиналась драка, я не оставался в стороне. На льду, как и в жизни, надо защищать товарищей

— Как получилось, что вы вернулись в «Трактор»?

— У меня были предложения и из других клубов, но я предпочёл Челябинск. Всё-таки я здесь рос и тренировался в местной хоккейной школе. Также большую роль сыграло то, что тренер здесь – Андрей Назаров. Мы с ним, кстати, воспитанники одного наставника – Виктора Михайловича Перегудова. Назаров мне позвонил, и я приехал в Челябинск.

— После такого длительного пребывания в Америке не тяжело было адаптироваться здесь?

— Откровенно говоря, в первое время было немного непривычно. Всё-таки семь лет прошло. Я, конечно, приезжал сюда в гости к родителям, но переехать жить – это совсем другое. Непривычно было слышать вокруг русскую речь. Мне интервью было бы проще вам на английском давать. Ну и размеры площадки здесь другие, хоккей другой, скорости иные. Ничего, привыкну.

— Как вам тренировки у Андрея Назарова?

— Многие говорят, что тяжело, а, по-моему, обычные тренировки. В Америке нас тоже сильно нагружали перед сезоном, и ничего страшного. Я привык к высоким физическим нагрузкам. В этом плане мне попроще, чем другим ребятам – спасибо Америке. Не скажу что Назаров – «канадский» тренер. Ну, может быть, процентов на 20…

— Как складываются отношения в команде? Атмосфера в раздевалке нормальная?

— Всё отлично. С Георгием Гелашвили и Владимиром Артюшиным мы играли вместе ещё в школе. 70 процентов ребят в команде местные, и я их давно знаю. Кого не знал, с тем познакомился. Отношения с игроками и тренерами замечательные. Мы – одна команда.

Не скажу что Назаров – «канадский» тренер. Ну, может быть, процентов на 20…

— В чём видите свои плюсы?

— Прежде всего, я жёсткий защитник. Могу отдать быстрый пас. В атаке стараюсь действовать просто: если нет возможности сделать передачу, бросаю по воротам. Если не забью сам, партнёры добавят.

— Как думаете, на что «Трактор» будет претендовать в грядущем чемпионате?

— Не секрет, что перед командой стоит задача попасть в плей-офф и пройти первый раунд. В этом вопросе я больше доверяю руководству клуба, поскольку сам ещё не имел возможности составить мнение о силе конкурентов. Пока мы играли с ними только в Паюлахти, а это был самый ранний предсезонный турнир, и судить по нему о чём-либо нельзя. Знаю, что Суперлига считается в мире второй после НХЛ, но убедиться в этом возможности пока не было. Посмотрим, сезон покажет.

— А какие персональные цели на сезон ставите лично себе?

— Пока надеюсь раскрыться в российском хоккее. Буду играть жёстко, как привык в США, и ни одному нападающему просто со мной не будет. В Суперлиге меня мало знают, и это для меня, как говорят в Америке, «challenge». Буду стараться и выкладываться в каждом матче.

Комментарии (0)
Партнерский контент