В Канаде сборные сыграли вничью, затем состоялись матчи в СССР
Фото: РИА "Новости", Getty Image, Зал Славы НХЛ (hhof.com)
Текст: Михаил Мельников

Суперсерия-74. Фиаско канадцев в Москве

В заключительной части очерка о Суперсерии-74 Михаил Мельников подробно рассказывает о матчах, проходивших в СССР. Канадская часть сериала завершилась вничью, а вот дальше…
26 июля 2012, четверг. 09:00. Хоккей
Ссылки на предыдущие части:

ИГРА ПЕРВАЯ. ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВХА
ВХА: от рассвета до заката
ВХА на пике славы
Блеск и нищета ВХА

ИГРА ВТОРАЯ. ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ
Суперсерия-74. Повторение пройденного
Суперсерия-74. Плохой лёд
Суперсерия-74. Волшебный гол


Канадская часть сериала завершилась вничью – команды одержали по одной победе и дважды разошлись миром. Даже разность шайб была нулевой: 17-17. Для команды ВХА это уже было достижением. Ведь лига фактически ставила на кон репутацию, пыталась доказать свою жизнеспособность. Позже блок видеокассет с записями матчей 1974 года продавался в Канаде под названием "Остаться в живых". Кроме того, заочное соперничество с НХЛ пока складывалось удачно. К слову, на клубном уровне представители двух лиг за всё время провели 67 матчей, и у команд ВХА было преимущество: 33 победы против 27, при семь ничьих. Звёзды НХЛ в 72-м домашнюю часть серии проиграли, сборная ВХА – сыграла вничью. А могла ведь и победить – вспомним нереализованный выход один на один с Третьяком Фрэнка Маховлича на последней минуте первого матча и упущенный перевес в три шайбы в игре № 4.

Тем не менее теперь канадцам предстояло играть на больших площадках и при чужой аудитории (правда, в Москву со своей командой поехало около трёх тысяч болельщиков). Ажиотаж в советской столице был, если и меньший, чем в Канаде, то ненамного. Билеты стоили от 10 до 50 рублей (на матчи чемпионата СССР – 60 копеек и рубль двадцать, на "Приз "Известий" – до трёх рублей; средний учитель или инженер получал 120-130 рублей в месяц), но в кассах их всё равно не было. Они распределялись по организациям, начиная с самого верха,
Канадские хоккеисты в Москве

Канадские хоккеисты в Москве

с ЦК КПСС. Если на игры советской сборной на том же "Призе "Известий" ещё можно было попасть, заняв очередь с утра (в середине декабря) и дождавшись к вечеру выброса невыкупленной брони, здесь ни на какой возврат рассчитывать не приходилось. Однако люди в надежде на чудо – в виде лишнего билетика – дежурили в "Лужниках" сутками, вплоть до последнего матча серии.

По этой причине похороны Василия Шукшина, скончавшегося 2 октября 1974 года, были назначены на 7-е. Великий писатель, режиссёр и актёр умер на теплоходе "Дунай" на Дону во время съёмок фильма "Они сражались за родину" (кстати, его коллеги и товарищи вспоминали, что вечером 1 октября они всем теплоходом смотрели по телевизору первый матч московской части серии). Сергей Бондарчук обошёл все инстанции, включая КГБ, чтобы добиться разрешения похоронить Шукшина на Новодевичьем кладбище. Добился, но не раньше понедельника, 7 октября. 5-го и 6-го игрались заключительные встречи, причём не в вечернее, а в "выходное" время – в 18.00. И допустить два столпотворения почти в одном месте (тем более на хоккей шли иностранцы) КГБ никак не могло. Ведь Новодевичий монастырь располагается совсем рядом с "Лужниками" – по другую сторону Хамовнического вала.

Канадцы прилетели в Москву 27 сентября. По дороге сыграли два товарищеских матча (как это сделала и сборная-72) в Хельсинки и Гётеборге. У финнов выиграли 8:3, у шведов – 4:3. Но теперь у них был куда более серьёзный соперник.

Из-за травмы Якушева Борис Кулагин немного переиначил второе и третье звенья. Лебедев и Бодунов теперь играли с Шадриным, а Анисин – с Мальцевым и Владимиром Викуловым из ЦСКА. Мальцев в очередной раз доказал, что смена партнёров если и отражается на его игре, то только позитивно. Именно он открыл счёт в первом московском матче (с передачи Викулова), а потом ещё и забил в большинстве. Эту тройку Кулагин не разбивал вплоть до игры № 8, в которой уже приняли наконец участие "все желающие".
Советская спортивная пресса о Суперсерии-1974

Советская спортивная пресса о Суперсерии-1974

У канадцев в гостевых матчах на ударные роли вышло звено, в котором между Горди и Марком Хоу "центрил" Бэкстрём. Отец и сын были одноклубниками (по "Хьюстон Аэроз"), и наигранные связи пригодились – комбинации они проводили как по писаному. Марк, между прочим, начинал-то как форвард, но затем, ещё до перехода в НХЛ, переквалифицировался в игрока обороны и в годы выступлений за "Филадельфия Флайерз" стал одним из лучших атакующих защитников Северной Америки. Во всяком случае, трижды входил в первый состав "Всех звёзд" НХЛ.

Вообще большинство хоккеистов команды Билла Харриса старалось играть в комбинационной манере. Это было совсем не похоже на то, что мы видели в исполнении канадцев в 1972 году, и это означало, что процесс взаимообогащения стилей пошёл. Но, во-первых, побить сборную СССР её же оружием было практически невозможно, а во-вторых, к концу серии канадцы начали просто задыхаться. Здесь они играли без перелётов, зато вынуждены были провести четыре матча за шесть дней. Тут-то и сказался высокий средний возраст команды. Энхаэловская сборная была всё-таки помоложе, и
Суперсерия-1974

Суперсерия-1974

её хоккеистам как раз удалось двумя годами раньше выйти на пик формы к московским играм.

Пятый матч сборная СССР выиграла 3:2 (много раз спасал Чиверс), шестой – 5:2. Во втором периоде Хоу забили семейный гол – Марк набросил шайбу на ворота, а Горди подставил клюшку, сравняв счёт. Вполне себе канадский гол. Один игрок направляет шайбу в сторону ворот именно в ту секунду, когда другой делает движение на пятачок. Противостоять этому вроде бы нехитрому розыгрышу советские защитники ещё умели не очень. И, кстати, о движении. Когда многие его партнёры уже еле волочили ноги, 46-летний Горди Хоу выходил всё чаще и чаще и выглядел едва не самым свежим. Секрет его хоккейного долголетия не раскрыт до сих пор – после него никому не удалось доиграть до пятидесяти, даже Крису Челиосу.

Не успевая во многих эпизодах за соперниками, канадцы начали фолить, причём многие их приёмы выглядели откровенно хамскими. Травму получил Мальцев, и вместо него в анисинском звене вышел Сергей Капустин, которого считали тогда самым, пожалуй, талантливым молодым игроком. И буквально в первой своей смене Капустин начал атаку, после которой Анисин вновь вывел сборную СССР вперёд. Лучший бомбардир чемпионата СССР-73/74, Вячеслав умел забивать практически из любых положений (возможно, чувство броска генетически передалось его сыну, жадному, в хорошем хоккейном смысле, нападающему, всегда ищущему возможность атаковать ворота). Немногие помнят, что в конце карьеры, в начале 80-х, Анисин-старший пробовал играть специальной клюшкой с двумя крюками – чтобы удобно было бросать и с "неудобной" руки. В данном случае, правда, о неудобстве речь не шла – позиция была почти идеальной, какая и должна была быть после атаки три в два.

Канадцы в той игре набрали 33 минуты штрафа (сборная СССР – девять) и важную четвёртую шайбу пропустили в меньшинстве (Юрий Шаталов). Марк Хоу встретил Петрова приёмом, который сейчас расценили бы не иначе, как "удар в область головы и шеи". Хозяева, правда, в долгу не остались – Васильев навалял Брюсу Макгрегору так, что мало не показалось. Динамовский защитник, наверное, сделал в этой серии больше всех для того, чтобы канадцы поняли: у Советов есть кому ответить на провокации и грубость. Несмотря на то что за сборную уже не играл Александр Павлович Рагулин, которого даже игроки НХЛ при всей их задиристости трогать опасались.
Суперсерия-1974. Горди Хоу

Суперсерия-1974. Горди Хоу

Все эти мелкие стычки вылились в итоге в потасовку после финальной сирены. Начал Рик Лей, набросившийся на Харламова, а через пару секунд опустели обе скамейки, и уже нельзя было понять, кто дерётся, а кто разнимает. Это тогда родилось знаменитое озеровское: "Такой хоккей нам не нужен", – и советское телевидение вообще прекратило трансляцию. А драка продолжалась. В бой рвался даже запасной вратарь Маклеод, и только Третьяк с Чиверсом мирно, чуть не в обнимку, стояли в стороне и ждали, чем дело кончится. Третьяк был одним из немногих, кто пожал канадцам руки перед уходом в раздевалку (пожалуй, надо и остальных перечислить поимённо: Юрий Тюрин, Геннадий Цыганков, Васильев, Викулов, Михайлов, Шаталов и вернувшийся в состав Якушев), а Борис Кулагин на следующий день заявил, что "игроки, которые нанесли увечья и травмы советским хоккеистам, заслуживают отстранения от матчей".

Канадцы со своей стороны тоже были не слишком довольны судейством. Об этом говорил Горди Хоу, об этом говорили другие. Европейская трактовка некоторых эпизодов оставалась выше их понимания.
Джерри Чиверс и Владислав Третьяк

Джерри Чиверс и Владислав Третьяк

Седьмой матч судил Том Браун, и эта игра получилась самой корректной – всего три удаления. Единственный раз в серии у канадцев штрафных минут было меньше (Билл Харрис запретил удаляться строго-настрого), и тем не менее они умудрились пропустить в меньшинстве.

Кулагин впервые сыграл в четыре звена. Может, последовал примеру Харриса, может – страховался на случай возможных травм. Ну, и не надо думать, что советские хоккеисты, в отличие от соперников, вовсе не ведали усталости. Появилась ещё одна тройка из "Крыльев Советов": КапустинБодуновКотов (в клубе центром в ней был Владимир Репнёв). Сергей Котов, за сборную поигравший совсем немного, и в этой серии появлялся лишь эпизодически, хотя как раз против канадцев должно было пригодиться его фантастическое умение крепко стоять на коньках и практически никогда не оказываться лежащим на льду. Так он и не забил канадцам. Забивали в этой игре другие. Как и в предыдущем матче, советская сборная часто играла "в откат", отдавая инициативу гостям. Команды попеременно вели в счёте, остановившись на цифрах 4:4. Последнюю шайбу на 47-й минуте забросил Бэкстрём. Последнюю засчитанную.

Когда до конца оставалось около полутора минут, игра была остановлена в зоне защиты советской сборной. Чиверс в своих воротах тем временем внимательно наблюдал за секундомером, ожидая команды бежать на скамейку. И первым обратил внимание на то, что табло продолжало отсчитывать секунды после свистка. Канадцы, естественно, бросились к судьям. У меня нет документальных подтверждений того, что в ВХА в те годы умели отматывать время обратно, но, судя по реакции гостей, как-то там подобные ситуации разрешались. После долгих дискуссий Браун согласился вернуть две секунды, хотя канадцы требовали четыре. Эта разница окажется для них роковой. Любопытно, как технически судья-хронометрист решил проблему: он не перевёл часы назад (они по-прежнему показывали 1:28), а просто включил их через две секунды после следующего вбрасывания.
Суперсерия-1974. Владимир Шадрин и Джерри Чиверс

Суперсерия-1974. Владимир Шадрин и Джерри Чиверс

Последние полторы минуты тянулись, казалось, бесконечно. Оказывали помощь Цыганкову. Во время каждой смены советские игроки подолгу стояли возле бортика, словно ожидая, что матч закончится как-нибудь сам по себе, без их участия. Кончилось тем, что канадцы навалились на ворота Третьяка, и вместе с сиреной Халл отправил шайбу в сетку. Судья за воротами Виталий Уваров зажёг красный свет. На секундомере горел ноль.

Последовало новое разбирательство. Это много позже красная лампа будет электронным образом связана с хронометром. Иначе говоря, просто не будет зажигаться, если время матча (или периода) истекло. Здесь же судьям пришлось принимать решение на глазок. Уваров впоследствии скажет, что гол надо было засчитывать. Браун не засчитал. После этого в Канаде его не называли иначе, как "Дважды Слепой". Он не увидел гола Петрова во втором матче и не увидел гола Халла в седьмом.

А ведь канадцам только победа давала шанс не проиграть серию. Теперь последний матч превращался в формальность. Кулагин предоставил возможность поиграть тем, кто до сих пор сидел в запасе. Что не
В последнем, восьмом, матче ворота сборной СССР защищал Александр Сидельников

В последнем, восьмом, матче ворота сборной СССР защищал Александр Сидельников

помешало хозяевам одержать ещё одну победу (3:2) и поздравить, таким образом, с 30-летием своего капитана. Итоговый перевес сборной СССР оказался довольно внушительным: четыре победы при трёх ничьих и всего одном поражении. Как и в Суперсерии-72, лучшим бомбардиром советской команды стал Александр Якушев (5+3), также восемь баллов набрал Владимир Петров (2+6), семь (2+5) – Валерий Харламов. С канадской стороны отличились Халл (7+2), Бэкстрём (4+4), Хоу-отец (3+4) и Лакруа (1+7).

Потерпевшие полное фиаско в Москве канадцы (для полноты картины упомянем, что по дороге домой они ещё проиграли в Праге сборной Чехословакии – 1:3) постарались как можно быстрее об этой серии забыть. Как забыли потом и о самой ВХА. Советские болельщики, конечно, ликовали. Но самой удивительной была тональность статьи, опубликованной в "Советском спорте" через несколько дней после завершения серии за подписью Бориса Кулагина. Только представьте себе: тренер, только-только возглавивший сборную и убедительно переигравший в своих первых матчах канадских профи, критически (вот верх профессионализма!) призывал не переоценивать значение этой победы.

Кулагин писал: "Эта серия показала, что наши лучшие игроки превосходят канадских профессионалов в сумме всех слагаемых, из которых состоит хоккей. Но давайте задумаемся над одной деталью: мы сильнее 20-25 лучшими игроками, а если брать 50 или 100 хоккеистов с каждой стороны? Боюсь, что однозначного ответа не даст, пожалуй, никто. И я призываю и тренеров, и игроков засучить рукава, чтобы через несколько лет наша любая клубная команда высшей лиги спокойно могла выходить на лёд против любой зарубежной команды. И не просто "спокойно выходить", а побеждать!"

Возможности собственной клубной команды ("Крыльев Советов") во встречах с клубами НХЛ Борис Павлович смог проверить очень скоро. Уже в следующем сезоне. Но это уже другая история.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →