Фил Эспозито
Фото: Getty Images, РИА-Новости, пресс-служба МХЛ
Текст: Мария Роговская

Эспозито: сказал величайшую речь в истории Канады

Легендарный канадский хоккеист Фил Эспозито вспомнил события 40-летней давности и рассказал о встрече с Путиным и своей нынешней жизни.
28 сентября 2012, пятница. 14:00. Хоккей
Ровно 40 лет назад завершилась Суперсерия СССР-Канада. Лучшим игроком в составе сборной Канады стал Фил Эспозито, набравший 13 очков в 8 матчах. Сейчас он живёт во Флориде, работает в "Тампе" и комментирует игры НХЛ, но его по-прежнему помнят как автора знаменитой речи в Ванкувере и игрока, прославившегося своими угрожающими жестами во время матчей в "Лужниках"

"СУПЕРСЕРИЯ ТЯЖЕЛО ОТРАЗИЛАСЬ НА МОЕЙ СЕМЬЕ"

– 40 лет пролетели так быстро… Когда меня в августе позвали участвовать в Суперсерии, я отказался. А потом согласился, прекрасно помню, как я уехал в Торонто на сбор в день рождения своей старшей дочери. Это было 14 августа. Мы тренировались семь или восемь дней. Этого было мало, и к началу серии мы оказались не готовы. Кто такие эти русские, мы не имели ни малейшего представления. На самом деле нам было наплевать. Мы думали, что едем на шутливые игры в стиле Матча звёзд НХЛ. Сначала выпьем до матча, а после игры пойдём куда-нибудь все вместе: посидим и выпьем ещё. На деле получилась война. И всё из-за политики. Вовлечены были обе стороны, канадское и советское правительство. Я не хотел этого, мне это всё не нравилось, но я был в игре и раз обещал сыграть, слово надо было сдержать. А вообще эта Суперсерия тяжело отразилась на моей семье.

– Каким образом?
– Я жил в Бостоне, мой брат Тони – в Чикаго. И никому там не было дело до этой Супесерии, как и жителям Нью-Йорка, Майами и Лос-Анджелеса. Зато в Торонто, Монреале и Ванкувере все сошли с ума из-за этих матчей. Когда мы проиграли русским, дом моего отца в родном Су-Сент-Мэри закидывали мусором, разбили окна. Моя семья пострадала из-за поражения в первом матче гораздо сильнее, чем я.
Фил Эспозито

Фил Эспозито

Это не просто расстроило меня, я разозлился, меня всё бесило. Я захотел, чтобы эта Суперсерия поскорее убралась из моей жизни. По правде говоря, никакого наслаждения от Суперсерии я не получил. Единственная радость – это последний матч, когда я понял, что всё закончилось. После сирены мне было безразлично, выиграли мы или нет. Просто это был конец.

– Разве так относятся к войне?
– Это была политическая война. Я хотел выиграть, потому что не верю в коммунизм, а верю в капитализм. Если ты умён и талантлив, чтобы заработать больше денег, то тебя благословил бог. А русским никогда не удавалось по-настоящему жить своей мечтой, заработать большие деньги. Они оказались солдатами армии, а не хоккеистами. Нам рассказали, что, играя в хоккей, они проходили и службу в армии.

– Правда, что канадцы обещали обыграть сборную СССР во всех матчах со счётом 7:0?
– Это всё репортёры. Откуда им было знать о силе русских?! Они что, играли против них или, может, видели их матчи? А у нас не играли Бобби Орр и Бобби Халл. После неудачной канадской части серии нас жёстко критиковали. Болельщики оскорбляли наши семьи, мои родители даже не выходили из дома. Меня канадцы вообще перестали уважать, и это всё сплотило команду. Кстати, поэтому я живу сейчас в Майами. Канада становится слишком социалистической, и мне это не нравится. Я – капиталист!

– В том, что канадцы вас невзлюбили, сыграла свою роль знаменитая речь, которую вы произнесли после четвёртого матча в Канаде?
– Конечно. В Ванкувере русские победили 5:3. Стадион освистывал нас, болельщики выкрикивали ругательства. Мы такого не заслуживали. Я кипел и выдал болельщикам всё, что о них думал. Я назвал их неблагодарными и пообещал, что если русские болельщики освистают своих игроков в Москве, я вернусь и извинюсь персонально перед каждым из них.

– Вы сами тогда осознавали, что говорите? Или это были одни эмоции?
– Спустя годы понимаю, говорил на эмоциях. Хоккей не существует без эмоций, как и брак. Я очень эмоциональный человек. Русские поначалу были лучше, сильнее. Но мы победили благодаря взрыву эмоций. Они не могли противостоять нашей страсти. Знаете, я только в 1982 году впервые послушал свою речь в записи и только тогда понял, почему взбесил всю страну. Это был шок, я очень смутился. О, мой бог, что я выдал!!! Зато эта речь завела команду. Это как речь Линкольна после того, как он освободил рабов, или Черчилля после победы во Второй Мировой войне. Забавно, что величайшую речь в истории Канады произнёс хоккеист. Когда я это слышу, то отвечаю: "Какой же дырой должна быть Канада в таком случае!"
Фил Эспозито

Фил Эспозито

"РАНЬШЕ Я НЕНАВИДЕЛ МИХАЙЛОВА"

– Суперсерия изменила ваше отношение к соперникам по НХЛ?
– Мы стали настоящей единой командой. У русских изначально было единство в сборной, а нас собрали из разных команд НХЛ, где мы бодались друг с другом до крови. Я терпеть не мог Бобби Кларка, Пита Маховлича, а Вика Хэдвилда я просто ненавидел. Мне хотелось ударить этого типа, подлейшего игрока. Всем пришлось пожертвовать личными амбициями. Мы стали командой, а после Суперсерии я стал относиться к ним с уважением. Но через несколько дней мы снова встретились на льду с Бобби Кларком. Это был уже матч НХЛ. И как всегда он пытался зацепить и ударить меня, а я отвечал тем же.
Фил Эспозито

Фил Эспозито


– А как вы относились к советским хоккеистам?
– Раньше я ненавидел Михайлова. В вашей сборной никто так не раздражал. Он на пятаке постоянно незаметно тыкал клюшкой в незащищенные места. У нас в НХЛ полно было таких тыкачей, как Михайлов, например, Бобби Кларк. В феврале мы встретились с Михайловым во время празднования юбилея Суперсерии: "Знаешь, Борис, почему ты мне не нравился? Ты всё время бил клюшкой мне между ног, а я никогда тебе на это не отвечал! – "Нет, ты ответил. Ты засадил мне клюшкой под колено так, что мне пришлось делать операцию!". – "Ну раз так, тогда мы в расчёте!". Мы пожали руки. Вне льда Борис – отличный парень. Мы с ним пару раз выпили и теперь не разлей вода.

– Кого из советских игроков опасались больше всего?
– Для меня Якушев – самый великий русский хоккеист. Малкин, Овечкин – хороши, но Якушев – лучший! Вспомните, он играл во времена коммунизма и не мог заработать кучу денег. Он не мог поехать в НХЛ. А стал бы там настоящей звездой. Мой брат Тони говорил, что у Якушева бросок сильнее, чем у Бобби Халла. А когда наши игроки врезались в Якушева, он оставался на ногах. У других это получалось далеко не всегда. Ещё мне нравился Мальцев. Он никогда не участвовал в стычках, просто играл в хоккей. Позднее таким же стал Игорь Ларионов.

– На льду общались с игроками сборной СССР?
– Забавно общались с Петровым. Почти в каждой смене я играл против него. Он всё время меня преследовал. Мне всё это надоело, и я пригрозил, что ударю его.

Он замахал руками: "Фил, no-no!" – "Yes! Если подойдёшь ближе, получишь!" – "Тренер сказал не отпускать тебя!" – "Не отпускать меня? Отойти отсюда вообще!". Это было забавно. Мы понимали, что русские лишь делали свою работу, они просто играли.

– Что вас больше всего удивило в Москве?
– Вспомню такой случай, у нас лежали сломанные клюшки на улице, и один мальчик хотел их забрать. И тут солдат схватил парня за плечи, оттащил и затолкал в милицейскую машину. Я не смог помешать и понять, что произошло, хотя попытался вмешаться. В 1996 году этот парень, став уже взрослым мужчиной, нашёл меня в Тампе. Мы с ним пообедали. Он рассказал, что после той истории провёл ночь в тюрьме. А ещё помню, когда ваша сборная уезжала из Канады, каждому игроку вручили пакет от канадского правительства с джинсами и "сникерсами". Так ваши игроки рассказали недавно, что правительство всё конфисковало.
Фил Эспозито и Борис Михайлов

Фил Эспозито и Борис Михайлов

"ПРЕЗИДЕНТ РЕЙГАН ОКАЗАЛСЯ НАСТОЯЩИМ ФАНАТОМ ХОККЕЯ"

– Вы одержали победу в Суперсерии. Но как сборная Канады умудрились проиграть сборной СССР на чемпионате мира в Вене в 1977 году со счётом 1:11?
– Мы играли отвратительно. Команда состояла из ребят, не попавших в плей-офф НХЛ. Я впервые не попал в плей-офф и вообще не хотел ехать ни в какую Вену. На что мне сдался этот турнир в 35 лет? Но правительство уговорило. Хотя никому из нас не хотелось быть там. Нам было просто всё равно!

– К Олимпиаде у вас такое же отношение?
– Нет, но нам, профессионалам, всё равно не разрешали принимать в них участие. Я мечтал только о Кубке Стэнли. Наверное, неплохо было бы получить и олимпийское золото, но тогда нам не было до этого никакого дела. Теперь я рад, что все лучшие игроки могут играть на Олимпиаде. Я обязательно поеду в Сочи, мы уже договорились об этом с Александром Медведевым. Я вообще никогда не был на Олимпиадах. Все говорят, что это незабываемые впечатления. Так что жду 2014 года.

– Это правда, что вы заявили канадской прессе о том, что готовы поехать на празднование Суперсерии только за 100 тысяч долларов?
– История была такой. Мне позвонили по телефону: то ли канадская журналистка, то ли представительница какой-то организации. "Поедете на Суперсерию?". Это было поздно вечером, у нас была вечеринка, и я был немного нетрезв. "Да вы что, сумасшедшая? Я даже в Канаду не хочу ехать! Какого чёрта мне там делать?
Уэйн Гретцки и Фил Эспозито

Уэйн Гретцки и Фил Эспозито

Я живу в США, во Флориде! Что я забыл в Канаде, где холодина, уж тем более в России?"

В ответ девушка заявила мне: "А что мы можем сделать, чтобы вы захотели поехать?". Я и ответил в шутку: "Дайте 100 тысяч долларов". Она сказала: "Этого мы не можем". – "Ну, тогда я не поеду". На этом разговор окончился. Через пару дней мне позвонили друзья и объяснили, что это будут юбилейные торжества в Москве. Я согласился, выдвинув лишь одно условие – билет в бизнес-классе. Почему я должен летать в эконом-классе, если могу себе позволить бизнес?

– Перед встречей с Владимиром Путины не нервничали?
– Нет. Он такой же человек, ещё и большой поклонник хоккея. Мы приехали к нему на приём большой компанией, хорошо провели время, я с Путиным сфотографировался. Сейчас снимок дома на стене. Кстати, встреча с президентом проходила за четыре дня до выборов. Это был умный ход Путина. Потом бизнесмен Сергей Егоров на вечеринке в честь своего дня рождения подарил мне золотой медальон, который я ношу на шее. Сергей хочет развивать женский хоккей в России. А я был первым человеком в НХЛ, кто доверил девочке место в воротах. Я был генеральным менеджером "Тампы" и в выставочной игре с "Сент-Луисом" отправил на лёд Манон Риом – она отыграла превосходно. Её проблема в том, что она слишком женственная, стройная, красивая. Она не смогла бы набрать нужный вес для игры в воротах. Запомните, если в НХЛ когда-нибудь будут играть женщины, то в первую очередь это будут вратари. Вообще, сейчас идёт тенденция, что все игроки становятся более габаритными, высокими. А женщины могут справляться со всеми бросками. Только они хотят собственную раздевалку. Я считаю, что это несправедливо (смеётся). Шучу.

– А с американскими президентами вы встречались?
– Я встречался с Рональдом Рейганом, Джеральдом Фордом, Биллом Клинтоном. Все они – отличные парни и обычные люди. Просто им повезло с профессией, образованием и деньгами.

– Кто из них был самым большим поклонником хоккея?
– Определённо Рейган – главный фанат хоккея. Он хорошо разбирался в спорте. Я был поражён: он пожимал мне руку и сказал: "Фил Эспозито, ты же начинал играть в "Чикаго". Я подумал: "Вау!". Тогда уже я был игроком "Рейнджерс", прошло много лет с момента моего дебюта в "Чикаго", а он помнил.
Фил Эспозито и Владислав Третьяк

Фил Эспозито и Владислав Третьяк

"МНЕ КАЖЕТСЯ, НХЛ БОИТСЯ КХЛ"

– А как вам Москва спустя 40 лет?
– Москва изменилась до неузнаваемости. В первую очередь изменились люди. Они стали совсем другими. И скажу вам, более прекрасных девушек, чем в России, я не видел нигде. Поверьте мне, в 1972 они были страшными: плохо одеты, неухожены. Хотя, сказать по правде, мы тогда и людей особо не видели, только в гостинице. Нам запретили общаться, выходить на улицу. Жили у Красной площади, но не имели права туда ходить. Солдаты тормозили любого из нас при попытке выйти из гостиницы. Мы чувствовали себя в тюрьме. В декабре я прилетел в Москву и не узнал её. А вот мой брат Тони отказался ехать. Он до сих пор уверен, что с 60-х годов ничего не изменилось, а возвращаться к этому он не хочет. Я ему сказал, что в Москве так же, как и Чикаго. Хотя цены у вас очень высокие. Сколько у вас стоит бензин?

– Доллар за литр.
– А во Флориде 4 доллара за галлон (4,5 литра). За три года до Обамы и вовсе за два доллара покупали.

– Чем сейчас занимается ваш брат Тони Эспозито?
– Работает в "Чикаго", а я консультирую в "Тампе". Моя дочь была замужем за русским нападающим Александром Селивановым. К сожалению, она недавно умерла… Александр сейчас тренирует в Голландии. Их старший сын Дэлон живёт со мной, ходит в колледж. Младшие – 14-летний Нико и 10-летний Рокко – с бабушкой в Германии. Все играют в хоккей. Дэлон, честно говоря, играет не очень хорошо. А вот Нико с Рокко в полном порядке. Нико скоро поступает в колледж Миннеаполиса, который закончили Кросби и Лекавалье.
Фил Эспозито

Фил Эспозито

Туда даже Гретцки отправил своих детей. У Мартина Бродо трое пацанов там занимаются, и все три – вратари. В Миннеаполисе мальчишки и играют, и учатся: не сдашь экзамены – не пустят на лёд. Для Нико отличное место. Думаю, будет играть в НХЛ. У него природный дар: видение площади и голевое чутье. Вы можете научить ребенка кататься, бросать, но мастерство снайпера – это умение найти нужное пространство на льду, открыться и бросить. Это чутье, и у Гретцки его было больше, чем у кого бы то ни было еще.

– Могли ли вы когда-нибудь представить, что у вас будут русские внуки?
– Нет. Мы задрафтовали Алекса. Я в "Тампе" ввёл правило: если кто-либо из женщин-сотрудниц заводил роман с игроком, я её сразу увольнял. И в один прекрасный день приходит дочь с заявлением об уходе. Она работала в "Тампе" исполнительным директором и заявила, что встречается с Селивановым. Их браку я не препятствовал. В результате дочь вышла замуж и родила трёх внуков, ездила с Алексом в Магнитогорск и Санкт-Петербург, где он выступал, потом они поехали в Германию. Мои внуки лучше говорят по-русски и по-немецки, чем по-английски. Дэлон учит меня русскому языку. И кое-что я понимаю на уровне догадок, но ничего сказать не в силах. Ещё пару поездок в Россию, заговорю по-русски. Когда я нахожусь в России, то смотрю телевизор и стараюсь угадать, о чём говорят актёры.

– Уровень КХЛ можете оценить?
– КХЛ – замечательная лига. Как мне кажется, НХЛ боится вас. Я не думаю, что в ближайшие годы будут матчи между клубами двух лиг. НХЛ просто боится проиграть и будет оттягивать момент очной встречи клубов. Я уже говорил Александру Медведеву: вам надо двигаться шаг за шагом. Сначала товарищеские матчи, потом встречи обладателя Кубка Стэнли против обладателя Кубка Гагарина. Или взять по две лучшие команды из обеих лиг и разыграть мировой Кубок, как в бейсболе суперматч победителей Американской и Национальной лиг. Это собирает огромный зрительский интерес! Я бы посмотрел на это. Но нужно время. Хотя зная Медведева, он бы организовал это хоть завтра.

– В чём-то КХЛ отстаёт от заокеанского хоккея?
– Маленькие арены у вас. Надо строить тысяч на 15-20. В Северной Америке нет нефтяных и газовых спонсоров, и государство никому не помогает. У вас всё это есть. Так вкладывайте эти деньги! Знаете, сколько стоит билет на матч в Торонто? 700 долларов за билет, чтобы посмотреть на команду, которая никогда ничего не выигрывает!
Фил Эспозито

Фил Эспозито

Я бы никогда не заплатил такие деньги! Однако люди ходят. Вот так это работает. Вдумайтесь, как можно зарабатывать деньги на хоккее: билеты, развлечения на арене, телевидение и реклама, конечно.

– Каких бы игроков вы включили в символическую сборную мира?
– Уэйн Гретцки, Александр Якушев, Бобби Халл, Бобби Орр, Лари Робинсон и Марио Лемье. Молодым игрокам надо подождать. Малкин уже очень близко. А вот Овечкин что-то потерял в своём сердце. Думаю, слишком много тусуется на вечеринках. Он не похож на того Овечкина, который играл несколько лет назад. Сёмину пойдёт на пользу играть вдали от Овечкина. У Сёмина огромный талант. Овечкин – большой и сильный, с резким броском, Сёмин техничнее. У Малкина есть всё, поэтому он лучший русский. Малкин – сильный, как Якушев, может играть в центре и с краю.

– Нынешнее поколение хоккеистов отличается от вашего?
– С годами игра изменилась. Парни играют по 20 минут, а я в своё время проводил на льду по 47. Сейчас никто столько не играет. Но изменился и мир. Тогда у нас не было огромных денег. Не существовало ноутбуков, мобильных телефонов. Сейчас это есть у каждого, но в то время никого этого не волновало. Мы просто радовались жизни.

– Возможно ли повторение Суперсерии?
– В предыдущем формате? Тогда возвращайтесь назад в коммунистический строй. Никогда уже такое не повторится, потому что мир стал равным. История не повторяется. Игроки уже не служат в армии, их не могут призвать, они не будут играть бесплатно.
Фил Эспозито (в центре)

Фил Эспозито (в центре)

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 32
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →