Антон Худобин
Фото: Фотобанк КХЛ, Getty Images
Текст: Александр Рожков

Худобин: в "танчики" играл, с тарзанки прыгал

Голкипер "Атланта" Антон Худобин – о своём детстве, родителях, "Бостоне" и жизни за хоккейной площадкой.
24 октября 2012, среда. 14:00. Хоккей
"СЫГРАЛ БЫ СЕЙЧАС В ТАНЧИКИ"

— Помните, как пришли в хоккей?
— Мне тогда было шесть лет. Родители привели меня в хоккейную секцию. Я сразу полюбил эту игру. Эти чувства по отношению к ней сохраняются у меня и по сей день. Начинал я, кстати, не как вратарь. Три года играл на позиции защитника и только потом перешёл в ворота.

— Раньше с формой были проблемы, а уж с вратарской тем более...
— Это точно. Мне папа сам шил форму. Брал щитки с конским волосом и переделывал их. Ловушка еле закрывалась, коричневая такая. Все их знают.

— На каждой тренировке по синяку получали?
— Да они и сейчас есть. Вот после тренировки только от доктора вышел – ребро починили. Сейчас форма стала более удобной, защита, конечно, улучшилась. Но это не всегда спасает. Бывает, "прилетает" и очень больно.

— Это сейчас у детей есть компьютеры, приставки, а вы как проводили своё детство?
— Я человек энергичный, поэтому всегда играл во дворе. Футбол, хоккей – летом и зимой. С папой и друзьями постоянно играли в настольный теннис. Всем спортом, которым только можно было заниматься на улице, я занимался. Дома у нас тогда тоже приставки были. В "Денди" рубились.

— "Марио", "Танчики"?
— Само собой. Вот недавно как раз вспоминали про это. С удовольствием сыграл бы сейчас в "танчики".

— Во дворе дрались часто?
— Нет. Только если во время игр. Но это спортивный азарт, а не настоящая драка.

— Многие, повзрослев, затем рассказывали, что, будучи подростками, садились за руль без прав.
— У меня тоже такое было. Однажды даже попал в маленькую аварию. Грубо говоря, "поцеловал" другую машину. Выехал в город, наверное, думал, что уже могу ездить. Когда ты молодой, у тебя много амбиций, думаешь, что всё можешь, а на самом деле ты ещё многого не знаешь и не умеешь.

— Сколько вам лет тогда было?
— 17 лет. Ехал один. Можно сказать, запаниковал на перекрёстке – тронулся раньше времени. Но ничего серьёзного не было. У меня тогда русская машина была – "двенадцатая".

— От родителей часто доставалось?
— Они у меня вообще строгие были. Мама спрашивала с меня по учёбе, а папа по хоккею. Когда уже мне было 16-17 лет, мама немного ослабила хватку, понимала, что я не могу одновременно учиться и играть в хоккей на профессиональном уровне. Но она не была против моих занятий хоккеем, наоборот, всегда поддерживала меня в моих увлечениях. А так, думаю, каждый родитель старается уберечь своего ребёнка от каких-то ненужных увлечений.
Антон Худобин

Антон Худобин

Если я что-то делал неправильно, родители всегда со мной разговаривали, объясняли, что так не надо делать, и в большинстве случаев им удавалось до меня достучаться.

— Вы с правильной дороги в детстве сворачивали?
— Были, конечно, какие-то дурные ситуации. Но я всегда знал, чего хочу по жизни, и понимал, что, если буду делать неправильные вещи, мне это на пользу не пойдёт.

"ЗАРАБОТАННЫЕ ДЕНЬГИ ОТДАВАЛ РОДИТЕЛЯМ"

— Родителям помогали как могли?
— Я нигде не подрабатывал, просто всегда знал, что родители в меня вложили. А вложили они в меня всё, что могли и даже больше. Только благодаря им я достиг того, что сейчас имею. Когда уже начал потихоньку зарабатывать, я приносил деньги в дом. Бог дал, я помог им купить квартиру. Чем могу и не могу – всегда буду им помогать.

— В Магнитогорск вы во сколько лет переехали?
— В 13 лет. Сначала я приехал туда без родителей. Нас было 12 ребят, тренер и няня, которая за нами следила. Родители немного позже приехали. Сначала мама, а затем уже папа все свои дела в Казахстане доделал и приехал к нам.

— Первые заработанные деньги на что потратили?
— Первый раз я заработал 500 рублей. Мы что-то выиграли, был какой-то праздник, и нас так поощрили. По тем временам это были неплохие деньги. Я принёс их в дом. Как сейчас помню: ехал домой и держал их за грудью, чтобы у меня их никто не отнял. Уже дома родители спросили: "Как всё прошло?" — Я ответил: "Всё было нормально, вот ещё получил первую зарплату, которую отдам вам". Мама обрадовались тому, что я уже начал зарабатывать какие-то деньги, а папа сказал: "Молодец. Теперь ты знаешь, что нужно делать для того, чтобы идти дальше по карьерной лестнице".

— А себе на свои деньги что впервые купили?
— Был такой момент: как-то мы с мамой пошли в магазин. Мне тогда было лет 15, и я как раз накануне получил зарплату. Говорю ей: мам, мне нужны кроссовки. А она ответила: "Вот у тебя деньги есть, хочешь — иди покупай. Я же не буду с тобой постоянно ходить по магазинам. Главное, чтобы эта вещь была нужной".

— По дому вы были хорошим помощником?
— Помню ещё, когда мы жили в Казахстане, мама попросила меня помыть полы. Я их помыл, но после этого она мне сказала, что больше не будет давать мне такие задания (смеётся). Наверное, я не слишком сильно старался. Вот пылесосил я часто, но в целом мама меня сильно в бытовом плане не нагружала.

— Лето где проводили?
— У бабушки в Казахстане. Ещё с родителями на дачу ездили. Там с папой ходили на котлованы, купались на озере, катались на велосипедах. За раз проезжали километров по 15-20. Разумеется, ездил в спортивные лагеря. Пусть мы и тренировались по три раза в день, но мне там нравилось.

— На огороде орудовали?
— Конечно, но бабушка всегда старалась оградить меня от этого. Вот ягоды я собирал, кукурузу тоже. Костры ещё разводил. Если взрослые сажали картошку, то я играл в баскетбол (смеётся). Они выкапывали ямки, а я забрасывал туда картофелины.

— А по чужим огородам лазили?
— Все мы лазили. У бабушки в огороде было всё, что хочешь: помидоры, огурцы, клубника и даже виноград, поэтому к чужим лазили просто ради интереса. Это было не основное моё занятие в деревне (смеётся). Мы с ребятами больше в футбол играли, по горам лазили.

— Родители у вас по профессии кто?
— Мама в Казахстане долгое время работала в продовольственном магазине, а папа на заводе. Сейчас он трудится в Магнитогорске в молодёжной команде "Стальные Лисы". Вообще он по образованию дипломированный сварщик и практически всю свою жизнь проработал на заводах. Но по возможности он ещё был моим тренером. Смотрел ночами игры НХЛ или российского чемпионата, записывал их, а потом показывал мне. Объяснял, в каком эпизоде и как нужно играть. Мама же сейчас вот уже шесть лет как не работает. Мы с папой, как два мужика, сказали ей, что хватит. Будь лучше дома и балуй нас всевозможными вкусностями, а работать будем мы.

— Перед каким маминым блюдом не можете устоять?
— Ой, она может приготовить всё, что хочешь. Постоянно удивляет нас новыми блюдами. Больше всего я люблю отбивные из печени. Когда играли в Магнитогорске, я ночевал дома и наутро меня ждали блины с молоком. Что касается кухни: всё, что я ни закажу, мама сделает.

— Школьные годы часто вспоминаете?
— Бывает, конечно. До восьмого класса у меня не было ни одной тройки. Потом уже пошли сборы, тренировки и учёба отошла на второй план. Но по алгебре у меня всегда были четвёрки. Нравилась ещё и литература. Выучить стих было для меня не проблемой. Правда, "Войну и мир" не читал.

— С поведением проблем не было?
— Как их не может быть у молодого энергичного парня? Замечания мне делали постоянно. За косы девочек дёргал, крутился-вертелся. На месте никогда не сидел. За "неуды" я дома, кстати, прилично получал. Помню, в один день у меня их было два. Пришлось вырывать страницу из дневника (смеётся). Столько лет прошло, и буквально недавно я рассказал об этом маме. Посмеялись, вспомнили моё детство.
Антон Худобин

Антон Худобин


— Вы говорили, что с вами, 12 ребятами, в Магнитогорск приехала няня. Тяжело ей пришлось?
— Конечно. Ведь мы были ещё в таком возрасте, когда постоянно хочется приключений. Но сильно мы не хулиганили. Во-первых, у нас был очень строгий тренер, который постоянно интересовался тем, как мы себя ведём за пределами льда. Во-вторых, мы понимали, что няня одна и мы должны уважать её и помогать ей. Потому что она очень многое для нас делала.

"КАК-ТО ЗА НАМИ ШЛА ТОЛПА ЧЁРНЫХ ПАРНЕЙ"

— Когда уезжали в Северную Америку, язык знали?
— Нет, языка я вообще не знал. Мне сильно помогала семья, у которой я жил. Они были русскими, но жили в Канаде. Потом уже потихоньку начал учить язык.

— Когда только переехали за океан, вы были в команде единственным русским.
— Я вообще за шесть лет, что играю в Северной Америке, ни с одним русским в одном клубе не играл. Конечно, мне было бы легче, если бы в команде играли мои соотечественники. Но зато так я быстрее выучил английский. Поначалу, конечно, было немного непривычно: новая страна, в которой многое совсем не так, как в России. Но и сейчас, переехав в Бостон, я многое узнаю.

— К местной кухне долго привыкали?
— Было такое. Вообще в Америке полно ресторанов с самой разнообразной кухней. В этом никаких проблем нет. Я спокойно могу съесть стейк или какой-нибудь сэндвич, но я россиянин и люблю борщ, оливье и пельмени. А там всё-таки еда от нашей отличается. Супов мало, вкус блюд совсем другой, но ничего страшного в этом нет. Привыкаешь.

— Можете назвать два-три места в Америке, от которых у вас остались самые яркие впечатления?
— Их много. Например, в этом году я был в Голливуде. Побывал в студии "Юниверсал". От похода туда у меня остались незабываемые впечатления. Было очень интересно. Ещё летали в Лас-Вегас. Я сразу понял, что такое "Мальчишник в Вегасе".

— В казино заходили?
— Нет, я не любитель азартных игр. Могу только с ребятами поиграть в покер. К казино я равнодушен.

— К чему сейчас не можете привыкнуть в России после Америки?
— Бывает, что иду, слышу русскую речь и оборачиваюсь. То есть мыслями иногда продолжаю находиться в Америке.

— В Америке часто доводилось слышать чудные вопросы о России?
— Да, некоторые там до сих пор имеют своё представление о России. Спрашивают, безопасно ли у нас, можно ли спокойно ходить по улицам. Я говорю: "Ребят, всё так же, как в Америке. У вас тоже есть криминальные районы, зайдя куда, ты можешь нарваться на неприятности".

— Вы в такие районы в Америке захаживали?
— Был такой случай. В первый мой год в Хьюстоне мы с ребятами гуляли и немного заблудились. Потом оборачиваемся и видим, что за нами идёт толпа чёрных парней. Не знали, чего от них ждать, но хорошо поблизости оказалась гостиница, и мы смогли там скрыться от них.

"ВИДЕЛ ЯО МИНА И ХОДИЛ НА РОДЕО"

— В АХЛ приходилось драться?
— Вратарям там запрещено драться. Единственный раз я скидывал перчатки в Швейцарии. А так, мог кому-то врезать по шлему блином или ловушкой, но не более того.

— В АХЛ у многих команд автобус второй дом.
— Только не у нас. В Провиденсе, где я провёл последний сезон, за весь год мы ездили только в Сент-Джонс и в гости к фарм-клубам "Филадельфии", "Вашингтона", "Питтсбурга" и "Тампы". Это были единственные наши дальние поездки. В основном же мы спокойно проводим раскатку дома, кушаем, бывает даже спим, а потом едем на игру. Час-полтора — и мы уже на месте. Поэтому Провиденс — это лучшее место для игры в хоккей в АХЛ.

— Когда вы ещё играли в Хьюстоне, на другие виды спорта выбирались? Там же играют "Рокетс", "Астрос" и "Тексанс".
— Конечно. Ходил на баскетбол, бейсбол, американский футбол и даже на NASCAR. На родео тоже был. Там это очень популярно. Видел Яо Мина и Трэйси Макгрейди так же, как вижу сейчас вас. Мы с ними на одной арене играли. Яо Мин, конечно, очень большой человек, смотрит на тебя, как с потолка.

— В правилах бейсбола разобрались?
— Я в них до сих пор не разбираюсь (улыбается). Пытался вникать, но так ничего и не понял. Вообще если не брать в расчёт хоккей, то больше всего люблю смотреть баскетбол. А вот американский футбол показался мне достаточно скучным из-за постоянных тайм-аутов, во время которых идёт много рекламы. А так атмосфера там просто шикарная. Приезжаешь, начинаешь делать барбекю, играешь в мяч. И всё это происходит на парковке возле стадиона.

— На концерты выбирались?
— А они все проходят в "Тойота-Центр". То есть тогда, когда мы играем на выезде. Но вообще у меня не было особого желания ходить на концерты.

— Вас можно встретить в театре или музее?
— Для меня это сейчас самая большая дилемма. Я очень хочу сходить со своей девушкой в театр. Ни разу там не был, поэтому сейчас поставил себе такую задачу. Надеюсь, в скором времени заполню этот пробел.

— В кино часто выбираетесь?
— В кино, конечно, часто ходим. Это самое простое, что можно сделать. Я люблю более реалистичные фильмы. Сюжеты, снятые по какой-то книге. Против комедий не имею ничего против. Их можно посмотреть после тяжёлого дня, расслабится. А вот фантастику и ужасы не люблю.
Антон Худобин

Антон Худобин


"ЭКСТРИМ МНЕ ПО ДУШЕ"

— Скорость любите?
— Люблю. Максимум разгонялся до 290. Это в России было. Где не скажу, а то вы тоже захотите (улыбается).

— Значит, экстрим вам по душе?
— В принципе, да, но всё в меру. Были как-то мысли прыгнуть с парашютом, но сейчас я пытаюсь обходить такие вещи стороной. Вдруг, получу какую-то травму. Это сразу отразится на карьере хоккеиста. Правда, был случай: прыгнул с тарзанки.

— Высота большая была?
— Около 78 метров.

— Сердце в пятки ушло?
— Можно и так сказать. Свободное падение идёт 2-3 секунды, но страшновато, конечно. Особенно, когда стоишь над пропастью и тебе говорят, что нужно прыгать. Я внутренне к этому был ещё не готов, но сказал себе: зачем ты сюда вообще тогда залез? Сделал шаг и полетел. Ощущения неописуемые.

— Какое у вас любимое место для отдыха?
— Я люблю проводить время с друзьями. Без разницы где. Главное, чтобы на природе и с компанией. Жарим мясо, общаемся у костра. Я их почти целый год не вижу, поэтому нам всегда есть что рассказать друг другу.

"ПИВО ПОСЛЕ ИГРЫ В НХЛ – ЭТО НОРМАЛЬНО"

— Когда ваш партнёр по "Бостону" Тим Томас отказался поехать на приём к Бараку Обаме, в команде это восприняли с удивлением?
— У него свои патриотические мысли в голове. Он поступил так, как считал нужным. Мы выиграли, нас пригласил к себе президент, поэтому в команде это восприняли с удивлением. Говорили ему, мол, ты едешь туда не обсуждать политические вопросы, а просто на приём к президенту.

— Он же ещё публично поддержал кампанию, которая выступала против однополых браков.
— На самом деле Тим обычный нормальный человек. Мы много с ним общались, и от него всегда исходил позитив. Просто у каждого есть какие-то червяки в голове. Я не вижу в нём никаких странностей.

— Бросок у Хары действительно убийственный?
— Это точно.

— На тренировках вратарей не щадит?
— Нет, также бросает в полную силу.

— Недавно вы играли против "Северстали", за которую выступает Александр Рязанцев.
— А я не смог почувствовать его бросок на себе. Однажды он забил рикошетом от своего партнёра, а в других эпизодах шайба не доходила до меня.

— Ковальчук говорил, что в НХЛ после матчей игроки спокойно могут себе позволить стакан пива.
— Без проблем. На ужине ты можешь себе позволить стакан пива или бокал вина. Ты же не идёшь на какую-то вечеринку и не устраиваешь пьянки-гулянки. В России, как я понял, к этому другое отношение.

— Перстни за победу в Кубке Стэнли у игроков, выходивших на лёд, и запасных отличаются?
— Нет, они одинаковые. Только размер разный. Кто не играл, у того поменьше.

— Подарок, которому вы больше всего были рады?
— В детстве я мечтал, чтобы родители подарили мне коллекционные машины "КАМАЗ". Был там модельный ряд. Я хотел машину либо с длинным прицепом, либо молоковоз. Молоковоза родители не нашли, поэтому купили с длинным прицепом. Для меня это был самый запоминающийся подарок. Я тогда маленьким был и ещё верил в Деда Мороза, письма ему писал (улыбается).

— То есть к машинам вы были не равнодушны ещё с детства?
— Да. Можно сказать, сейчас это моё хобби. Тюнинг сделать или ещё что-то переделать. Когда закончу карьеру, наверное, буду покупать машины и переделывать их под себя.
Антон Худобин

Антон Худобин

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →