Лисин - о "Магнитке" и разнице между НХЛ и КХЛ
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Артур Иванников

Лисин: что в КХЛ, что в НХЛ – одинаково

Нападающий магнитогорского "Металлурга" Энвер Лисин рассказал о каратэ, хоккее и о том, кто привёл его в хоккей.
28 октября 2012, воскресенье. 12:00. Хоккей
— Энвер, вы родом из Воскресенска. Там и начинали играть в хоккей?
— Да. В детскую школу привел отец, который и сам играл в хоккей. И там же я стал заниматься. Сначала выступал на первенство Москвы и Московской области. Потом переехали жить в Москву, и стал играть там.

— Как получилось, что оказались в Казани?
— После выпуска из динамовской школы поехал туда. Подписал контракт на год. Мне нравился "Ак Барс", и, когда предложили, поехал туда с настроем. Тренером был Вуйтек, хороших игроков много. Мне повезло, действовало правило, когда два молодых игрока обязательно должны были попадать в заявку. Так получилось, что я и Андрей Первышин часто из молодых играли.

— А как же "Динамо"? Все-таки вы известный выпускник, игрок молодежной сборной, чемпион мира среди юниоров. Разве такой перспективный игрок не нужен был бело-голубым?
— Раньше были не такие правила, как сейчас. Не было драфта, сохранения прав на молодых игроков. "Динамо" – отличный клуб, у меня о нем остались только хорошие воспоминания. С родителями приняли общее решение, и поехал туда.
— В "Динамо" не препятствовали отъезду, не пытались сохранить?
— От "Динамо" тоже поступало предложение. Сейчас точно не помню, как все на самом деле точно произошло. С другой стороны, в Казани хоккей на очень высоком уровне. Интересно было туда поехать и там играть.

— Известно, что вам ваше имя дала бабушка. Она вам помогала вырасти в хорошего хоккеиста?
— Нет, к сожалению. Когда я был маленький, она умерла. В основном меня водил в секцию отец. Мы с братом вместе занимались. Потом брат закончил играть в хоккей.

— Вы родились в один день с Лениным. Когда узнали об этом?
— Постоянно все об этом говорили (улыбается). Как себя помню, говорят постоянно. 22 апреля – мой день рождения и Ленина!
Энвер Лисин

Энвер Лисин


— Наверняка читали что-нибудь о нем.
— О Владимире Ильиче? Отец революции. В его личность не углублялся. Много людей вспоминают о нем с негативом и в то же время утверждают, что он был великим человеком. Многие великие люди вынуждены быть плохими.

— А вы удивлены тем, что главные улицы в нашем городе носят имена символов советской эпохи?
— Да нет. Правильно. Все-таки это наша история. Надо о них помнить. Только так мы сможем жить дальше. Это опыт. Даже если что-то было не так и кому-то что-то не нравилось, это было частью становления общества. Мы такие сейчас благодаря тому, что было.

— С Евгением Малкиным вы играли и на юниорском чемпионате мира, и на молодежном. Помните, когда впервые с ним познакомились?
— На одном из турниров на первенство регионов. Именно на таком турнире однажды увидел Малкина и Бирюкова. Собирались в городе, который проводил эти соревнования. Нас всех поселяли в каком-нибудь заброшенном пионерском лагере, где мы жили. Все ходили в одну столовую. Поэтому хорошо знали друг друга. Встречались так каждый год.

— Достаточное приличное количество российских хоккеистов 1986 года рождения играет в КХЛ на очень высоком уровне. Как считаете, почему?
— Да, хороший год был.

— Сильный?
— Да. И на международном уровне уверенно и здорово играли. Почти всегда выигрывали. Правда, не удавалось это сделать на молодежном чемпионате мира, где был полуразбавленный состав – выступали игроки 85-го и 87-го годов рождения. Радулов, Малкин, Широков, Бирюков, Кулемин, Шитиков, Худобин…

— У сборной вашего возраста была особая подготовка?
— Да, нет. Просто так получилось. У канадцев тоже был сильный 86-й и 85-й годы. Помню, когда играли на молодежном чемпионате мира, у нас были Малкин, Овечкин, Радулов. У них был тоже сумасшедший состав: Перри, Гетцлаф, Картер, Фанеф, Уэбер.

— И поражения в двух финалах подряд. Крупные, не по делу…
— Играли у них дома. Сейчас по-другому смотришь на хоккей. А тогда мы выходили, и они нас сразу ошарашивали. В первом периоде уже был крупный счет. И потом, зрительская поддержка была внушительной. Два раза проиграли. Обидно. Но у Канады, как я сказал, была тоже сильная команда.

— Старые связи с Малкиным быстро восстановили?
— Думаю, с ним любой может сыграть. Поставьте кого хотите, и Женя для любого сделает игру. Главное — не терять шайбу.
— В локаут 2004/05 годов вы играли в "Ак Барсе" и видели кучу "звезд". Наверное, у вас глаза разбегались. Кто тогда из "звезд", выступавших в казанском клубе, произвел на вас, как на молодого игрока, наиболее сильное впечатление?
— Впечатления? Ковальчук. Он очень хороший человек: позитивный, работоспособный, играющий. С душой отдается делу. Канадцы были неплохие. Тогда был суперсостав. Я ходил с открытым ртом. Еще год назад играл в Высшей лиге, а теперь вокруг были такие люди. Тогда существовала большая разница между НХЛ и Суперлигой. Поэтому мне было интересно.

— Нынешний локаут обязательно закончится. Вы могли бы дать прогноз: как, на ваш взгляд, будет развиваться после этого НХЛ? После предыдущего локаута в НХЛ пришло много молодежи.
— Почему бы и нет? Молодежи много играет, и хоккей стал быстрее, в том числе физически. Надо выполнять огромный объем работы. Раньше можно было на мастерстве сыграть, где-то за счет хитрости. Сейчас надо хорошо двигаться. Что в КХЛ, что в НХЛ – одинаково. Не знаю, что будет. Может, все вернется к старому. Никто не знает. Но что-то будет. Хоккей, как и все вокруг, развивается. Естественно, любые перемены отражаются на всем.

— Воскресенск настолько хоккейный город, что трудно представить, чтобы мальчишки увлекались какими-то другими видами спорта.
— Почему, увлекаются. В хоккей тяжело играть. Не каждая семья может позволить себе водить маленького ребенка на ранние тренировки. Если бы не мой отец, не знаю, кто меня водил бы. Вставал в такую рань. У кого не было возможности, ходили в другие секции. Однажды пришел в секцию тенниса, но меня не взяли на бесплатный набор. Отправили на платный, но родители решили, что это не мое.

— А бокс, каратэ?
— Я занимался каратэ. Маленьким был. Брат занимался, и я потом с ним стал ходить на тренировки.

— С хоккеем совмещали?
— Да. Но мой уровень познаний в области каратэ был минимальный. Тогда всю философию каратэ еще не понимал.
— В этом чемпионате вы выходили в одном звене с Малкиным и Кулеминым. Какие впечатления и ощущения от игры с ними?
— Отличные. Они — два профессионала. Как я говорил, важно не делать каких-то простых ошибок, а играть проще, делать свою работу, и все будет получаться.

— Как общаетесь с главным тренером: на английском или через Воробьева?
— На английском, потому что я играл в НХЛ около трех лет. Поэтому язык знаю, стараюсь с иностранцами говорить больше по-английски. Не хочется забывать этот язык, он же международный. Всегда пригодится.
Энвер Лисин

Энвер Лисин


— В некоторых случаях при атаке на ворота складывается впечатление, что вы "жадничаете" и отдаете партнерам шайбу только в том случае, если самостоятельно бросать по воротам просто невозможно. Это установка тренера или…?
— Когда принимаешь какое-то решение, думаешь, что так будет лучше. Когда отдаешь пас, надо точно быть уверенным, что он пройдет. А так, когда ты бросаешь, это уже момент. В следующую секунду может последовать добивание. Получается, может возникнуть второй голевой эпизод. А передачу может перехватить защитник. Все тренеры хотят, чтобы игроки больше бросали по воротам. Конечно, есть еще более выгодные позиции для броска, но тут нужно принимать решение за долю секунды. Кто-то считает, что лучше бросить. Когда бросаешь, можешь увереннее себя почувствовать, быстрее "войти" в игру.

— Когда выходите в одной тройке с Малкиным, что испытываете?
— Гордость за свою страну.

— Назовите идеальную пятерку игроков за всю историю хоккея.
— Я могу назвать столько хороших игроков, пятерки здесь явно будет недостаточно (улыбается).

— Что вы можете сказать о господине Постникове? Как он влиял на команду?
— Заслуженный человек, который сделал очень многое для развития хоккея. Как влиял? Естественно, все, кто тут работает, старается влиять самым лучшим образом. У всех одна цель, одно желание — сделать хорошее.

— Вопрос вдогонку: как получилось, что вы все-таки оказались в "Металлурге"?
— Переговоры шли, шли… Честно говоря, подробности сейчас не могу вспомнить. Решил, что поеду в Россию играть. Рад, что тут оказался. Это было осознанное решение. Летом велись переговоры, но хотелось попробовать остаться в НХЛ. Я пропустил сентябрь, предсезонку прошел за океаном и потом приехал сюда.

— Сразу вышел на лед в Нижнекамске и гол забил.
— Вообще, супер! Первый бросок в КХЛ – и гол. Лучшего дебюта не придумать. Сезон был хороший, команда очень долго шла первой с большим отрывом.

— Чем Морис отличается от других тренеров, с кем приходилось работать прежде? В чём его "фишка"?
— У каждого тренера есть своя "фишка". Думаю, мы хороший хоккей показываем. Пусть лучше соперники думают, в чем "фишка" Мориса. Зачем мы будем им раскрывать свои тайны (улыбается).

— Когда узнали, что Александр Сёмин будет играть в Высшей лиге за родной "Сокол", были удивлены?
— Нет, почему? Дома всегда здорово поиграть. Сейчас он перебрался в "Торпедо". А в "Соколе" он набирал форму. Да и с деньгами у него все в порядке. Поэтому он ничего не потеряет. Семин — состоявшийся мастер и знает что делает.

— На ваш взгляд, кто лучший хоккейный эксперт России? Смотрите вообще хоккей по телевизору?
— Конечно, смотрю. Топовые игры интересны. Например, Казань – Уфа. Особо в комментарии не вслушиваюсь. И, потом, у нас не такая большая школа, КХЛ-ТВ появилось всего два года назад. В принципе, комментаторы неплохо работают, людям нравится их слушать.

— Александр Хаванов – классный эксперт?
— Все бывшие игроки хорошо разбираются в хоккее. Человек, который отдал этому делу 15-20 лет жизни, естественно, будет в нем разбираться. Он это изнутри прочувствовал. Из тех, кто не играл, Леонид Вайсфельд хорошо разбирается в хоккее.

— Какие воспоминания остались от экскурсии по ММК?
— Уважение к людям, которые там работают. Тяжелая, ответственная, и опасная работа.

— В Воскресенске есть похожее предприятие?
— Химзавод — самый большой в Европе. Отец там работал. Я там был. Тоже огромный! Смотришь на объемы цехов и думаешь, как же все это построили? Впечатляет. По общему объему он меньше, чем ММК, но и там труб хватает.

— Летом в команде произошли большие изменения. Ребята успели сплотиться, притереться друг к другу?
— Не соглашусь с тем, что в команде произошли большие изменения. Многие игроки остались. Пришли иностранцы. Молодежь всегда тут была. Малкин, Кулемин, Гончар здесь играли раньше. Все ребята друг друга знают. Тем более, когда люди возвращаются в родной клуб, им не нужно время на притирку. Они здесь чувствуют себя как дома. Иностранцы хорошо влились в команду. Они чаще между собой общаются, но они действительно положительные, хорошие ребята. Работают со всеми.

— Весной вы одним из первых подписали с "Металлургом" новый контракт. В Магнитке всё устраивает, и других вариантов не рассматривали?
— Естественно, все нравится. Мне кажется, от добра добра не ищут. Новое руководство ставит большие задачи. Магнитка всегда была топ-клубом с большой историей, поэтому без вопросов подписал новый контракт.

— Один из болельщиков задал вопрос: "Почему команда мало бросает?". Мы его подкорректировали. Наверное, правильнее спросить, почему "Металлург" не всегда перебрасывает соперника?
— Значит, мы хорошо держим шайбу. Даже не хочется с ней расставаться (улыбается).

— Расскажите немного: как строится взаимодействие хоккеиста и агента?
— Так же как и во всем бизнесе. Агенты – это юристы. Поэтому, когда возникают вопросы, созваниваемся. Не будет же игрок сам ходить к руководству и договариваться о своем контракте. Думаю, это, конечно, можно, но так ни о чем хорошем не договоришься (смеется).
Энвер Лисин

Энвер Лисин


— Вы достаточно необычно обматываете гетры. Это какая-то примета?
— Нет, так просто удобно.

— Действительно, необычно?
— Естественно, у каждого игрока есть какие-то вещи за время карьеры, которые он привык делать. Если сделаешь по-другому, то кажется, что что-то не так. Как обматывал раньше, так и обматываю.

— Почему в раздевалке "Металлурга" на грушу надели сетку Эрика Линдроса? Чем он заслужил это?
— А какую надо было сетку надеть? (смеется). Не знаю, чем он это заслужил. Так делают иногда. Груше, наверное, было холодно.

— Как вам Магнитогорск как город и его болельщики? На Воскресенск чем-то похож?
— Да, такой же небольшой, но Воскресенск намного меньше. У нас таких больших улиц нет. Отличный город, в котором все есть. Никогда не опаздываешь. Болельщики хорошие, преданные. Может, не всегда они это показывают, но, думаю, в душе все за нас переживают.

— Как любите проводить свое свободное время? Есть ли любимые места в городе?
— За городом. Если есть время, выезжаем с семьей на Банное: поиграть, прогуляться.

— А на лыжах кататься, наверное, нельзя?
— Да. И потом, думаю, больше времени потратишь на сборы, приезд, чем на катание. Если можно прокатиться с горки, то на санках (улыбается).

— Какие тренировочные процессы ближе лично вам?
— Отвечу так: нашего тренера Пола Мориса. Мне ближе те процессы, которые приносят результат. Мы готовы терпеть любые нагрузки, самое главное, чтобы мы выигрывали. Хотелось бы, чтобы работа нам приносила радость, а мы, в свою очередь, радовали бы своих болельщиков победами.

— Минувшей весной вы так и не смогли помочь "Металлургу" в плей-офф. Реально могли выйти и сыграть…
— Я однажды попробовал: вышел и сыграл полпериода с "Барысом". Есть такие обстоятельства, когда ты ничего не может сделать, и для этого нужно время.
Энвер Лисин

Энвер Лисин

Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →