Все новости
Геннадий Величкин
Фото: Фотобанк КХЛ

Величкин: мы оптимисты, а не фаталисты

Вице-президент "Магнитки" Геннадий Величкин рассказал о поиске источников финансирования клуба и интеллигентности Пола Мориса.
Хоккей

— Насколько вы удовлетворены стартом сезона?
— Удовлетворён, за исключением пары игр. Неудовлетворение осталось от игр в Екатеринбурге и Новокузнецке. В Ханты-Мансийске был хороший матч, хороший соперник, возможно, сказался перерыв. Считаю, нашей команде не хватает сейчас шести очков, которые мы просто отдали. Вы их приплюсуйте к тем набранным очкам «Металлурга» и посмотрите, что могло бы быть.

— Почему вся прибыль от ТВ-трансляций идёт в КХЛ, а клубам не достаётся ничего? И почему именно клубы должны покупать дорогое оборудование, обеспечивая хорошую картинку?
— Частично мы отвечали на этот вопрос. И если говорить, почему мы не получаем, нас это больше интересует, чем того, кто задаёт вопрос. То есть у него просто интерес, а у нас жизненный интерес. Думаю, со следующего года что-то начнём зарабатывать.

— Когда появится трансляция HD качества?
— Если это будет товаром, мы будем этим заниматься, чтобы его окупить. А сегодня мы делаем хоккей для горожан. Мы понимаем, что чем больше наших болельщиков будет по России, тем лучше. А для этого нужна «картинка». Поэтому отстраняться от этого вопроса руководители клуба не будут.

— Что получил взамен «Металлург», когда Кирилла Лебедева обменяли в «Сибирь»?
— Кирилла Лебедева в «Сибирь» не меняли. Поскольку у нас в то время не было места для такого числа молодых игроков, а «Сибирь» просила Кирилла Лебедева, мы приняли решение отдать его с той договорённостью, что если вдруг Кирилл нам понадобится, то мы его вернём. По сути дела, это не нарушение регламента, не скрытая аренда, а нормальная работа менеджмента. Это джентльменское соглашение, которое применяется и в бизнесе, и в политике. Они посмотрели, Кирилл их чем-то не удовлетворил, и мы его вернули себе. Сейчас он работает достаточно успешно в «Южном Урале».

Геннадий Величкин

Геннадий Величкин

— Будет ли поднят под своды арены свитер воспитанника магнитогорского хоккея Геннадия Чурилова?
— Дело в том, что трагедия, произошедшая с Геннадием, не первая в «Металлурге». В своё время трагически погибли Алексей Степанов и Сергей Земченок. Они играли в команде мастеров «Металлург», но свитера под своды дворца не были подняты. Геннадий за команду мастеров не сыграл ни одного матча. В этом году провели первый турнир памяти Гены. Будем постоянно поддерживать мемориальный комплекс.

— Следите ли вы за ведущими игроками тех команд, которые не попадают в плей-офф?
— У нас «Автомобилист» только не попадает. Там следить не за кем. А за кем следить? За «Витязем»? Игроки этой команды нас не интересуют. Новокузнецк? Стрельнул сейчас Кагарлицкий. Но у нас он будет играть в четвёртом звене по восемь минут. Смысл нам брать Кагарлицкого, когда у нас своя молодёжь выстроилась в длинную очередь?

— Дворец имени И.Х. Ромазана вновь может стать хоккейным дворцом. Насколько это реально?
— Это было бы интересно, но это не клубная задача. У нас клуб, школа, детский дворец. И всё это лежит на плечах ММК и нашего президента Виктора Филипповича. А вот создать в городе вторую школу, а потом бы начать с Молодёжной хоккейной лиги… То есть создать городскую хоккейную команду, не принадлежавшую ММК. Это будет хорошее дело.

— Так называемые эксперты много и охотно критикуют «Металлург» и Пола Мориса. Как вы к этому относитесь? Что можете сказать в защиту главного тренера?
— Я знаю, что Мориса критикует один человек – это Плющев. Я просто не буду Плющева критиковать, вот и всё.

— Брат Кэла О'Райлли — Райан — сейчас находится в Канаде без контракта. Есть ли у вас желание объединить двух братьев в «Магнитке», тем самым закрыв пятую вакансию легионера?
— Вы знаете, мне как-то один друг говорил: у меня есть желание «Бентли» купить. Поэтому что значит желание? Мы же не дети. С Райаном О’Райлли мы работали, общались, встречались. Но он не хочет приходить в «Металлург» до конца сезона. Он хочет играть до окончания локаута. Мы не хотим включать этот пункт. Если бы Райан хотел подписать контракт на год-два без возвращения в НХЛ… Мы вели такие переговоры и были готовы его подписать. Но с его стороны шло полное отрицание. Он мечтает играть там и только там. И это несмотря на то что у него нет контракта. Поэтому нас это не устраивает.

— Что нового привнёс в команду Пол Морис помимо игры и тренировочного процесса?
— Форма одежды – никакой расхлябанности. Самодисциплина, прежде всего в питании. Каждый игрок отвечает за свой вес, за своё физическое состояние. В этот году у нас не было ни разу общего сбора, совместной ночёвки. Тот, кто хочет, может ехать на базу восстанавливаться. Много демократических начал он внёс. На сегодняшний день у нас не было ни одного дисциплинарного прокола. Достаточно удивительно. Думаю, ребята поверили и в нас, и в Мориса. В начале сезона это дело обговорили. Тьфу-тьфу-тьфу (стучит по столу), пока всё хорошо. Морис внёс ещё то, что наш молодой специалист по статистике Сергей Мельников идеально работает с игровыми программами, которые раскладывают каждый матч по маленьким эпизодам. Он начинает это делать во время игры и заканчивает глубокой ночью. Причём настолько скрупулёзно, что не уходит ни один момент: как хороший, так и плохой. И все трое — Морис, Баррассо и Воробьёв — берут свои части этой программы, складывают в нужные эпизоды, которые можно просмотреть. Сергей потом это дело снова монтирует, и отдает тренерам окончательный вариант, а они эти эпизоды доводят до каждого игрока. Раньше так мы никогда не работали.

— Есть мнение, что агенты — это главные враги российского спорта. Вы согласны?
— Я соглашусь только по двум фамилиям, а остальные нет (смеётся). Я думаю, что это не так. Игрок, по идее, не должен думать о деньгах, о зарплатах. Это правило игрока, он нанимает, грубо говоря, себе адвоката, который ведёт его хозяйство.

— Почему клуб организовывает выезды болельщиков только в ближайшие города: такие как Уфа и Челябинск? И почему клуб не сотрудничает в этом направлении с КБ ММг «Хоккейная Семья»?
— Клуб может и должен работать с болельщиками как организатор. Клуб работает для болельщиков и зарабатывает на этом. Болельщик содержит клуб. Он приносит деньги. Он покупает платный канал, ТВ. Но чтобы клуб отдавал деньги болельщикам – это нонсенс. Раньше клубы платили деньги телевидению, чтобы они транслировали матчи.

Геннадий Величкин

Геннадий Величкин

Клуб должен работать с болельщиками: организовать встречу с игроками, провести совместное мероприятие, организовать автобусы. Но болельщики должны платить за это. Вопрос непростой, но он актуальный. То, что мне нравится, что существует «Хоккейная семья» – совершенно однозначно, и пусть таких «семей» будет больше. В финансовом плане клуб минимально может помогать: дать майки, шарфы, бейсболки, то, что не требует огромных затрат. Если есть возможность на нашем автобусе возить, он может свозить, но кто будет платить за бензин, водителю? Никто ничего никому не должен. Клуб должен организовать хорошую команду, создать комфортные условия для болельщиков, которые приходят на стадион, сделать максимальное шоу для них. А болельщик должен прийти на стадион, поддерживать команду и платить за это деньги, потому что ничего бесплатного не бывает. Хоккей – дорогое удовольствие, и болеть за хоккей – тоже недёшево.

— Многие пытаются сравнивать Мориса и Кинга. В чём различия между этими тренерами?
— Кинг – это человек классической канадской формации, который в большей степени привык работать со сборными. В клубах практически не работал главным тренером. Он всегда импозантный, красавчик, шёл по верхушкам. Знания, конечно, были, но у него была завышенная самооценка. Был о себе высокого мнения. На второй год работы он прекратил с кем-либо советоваться. Ничего вокруг него не существовало. Было только King of Russia. Хотя это далеко не так. А Морис – человек новой формации. Он хочет всё узнать сам. Пол умышленно не стал читать книгу Кинга, чтобы не войти в эту формулу и не смотреть на здешний мир глазами Кинга. У него есть хороший тренерский штаб. Он доволен нашим составом докторов, техническим персоналом. Поражения команды Морис воспринимает правильней, чем Кинг. И он новый молодой человек.

— В СМИ появлялась информация, что «Металлург» ведёт переговоры с такими игроками, как Спецца и Таварес. Действительно их хотели пригласить?
— Нет. Это говорилось в СМИ вашим братом, а не мной. Я сказал, что есть такие игроки, и назвал эти фамилии. Но в тот период мы вели разговор только с О’Райлли. Потому что он был свободный от контракта, а Спеццу и Тавареса мы не могли взять, потому что они были четвёртыми из НХЛ.

— Планировали ли вы летом вернуть в команду Глеба Клименко? Какова вероятность его прихода в клуб в настоящее время? Ведь в СКА он не всегда даже в состав попадает.
— Да, в том числе и в течение этого сезона в результате обмена. Мы рассматривали этот вариант, но Санкт-Петербург не пошёл на это.

— В команде нет праворукого защитника, считаете ли вы это недостатком команды?
— Считаю, и, конечно хотелось бы иметь такого защитника, но, к сожалению, руки не меняются. На будущее вопрос такой стоит.

— Как думаете насчёт надписи в центре льда? Может, ММК сменить на «Металлург»?
— Никак не думаем. Это есть, было и будет всегда.

— В недавнем интервью вы как-то говорили про желание изменить текущее положение дел с разделением прибыли лиги, в том числе и то, что главные места на льду заняты лигой и все деньги получает именно она. Планируются ли изменения в этой области?
— Когда лига создавалась, вопрос с такой формулировкой позиционировался, он был основным. То есть четыре года давалось лиге на развитие, после этого клубы начинали получать прибыль. Тем более клубы, которые являются акционерами. А «Металлург» и ММК являются акционерами. Таких клубов – 10. Думаю, что в ближайший год начнётся тот приток, о котором мы говорили четыре года назад.

— Летом была информация о том, что Гелашвили переподписал контракт с клубом. Какие изменения были внесены в контракт?
— Переподписали контракт с новой суммой. Разница с прежним контрактом была только в ней.

— Большей или меньшей?
— Меньшей. На что Георгий имел право не согласиться и стать свободным агентом, но он согласился, и мы по обоюдному желанию подписали новый контракт.

Геннадий Величкин

Геннадий Величкин

— Реклама «Мегафона» на форме команд обязательна, выглядит она не очень красиво, может ли ситуация в будущем измениться? Ведь деньги от неё идут в лигу, а не в клубы.
— Дело в том, что клубы и лига сегодня – одно и то же. Лига – клубный пул. Это всё в тот же вопрос, относящийся к телевидению и рекламе. Когда клуб один и когда их много, разница в подписании контрактов сумасшедшая. Поэтому любой крупной компании выгодно подписывать заключения с пулом клубов. Поэтому лига подписывает контракты на более выгодных условиях. Другое дело, что количество этих денег растёт, и клубы видят, что этот проект сотрудничества успешный. Если раньше мы уговаривали спонсора и рекламодателя подписать с нами контракт, то с учетом нынешнего локаута, который добавил интерес к хоккею, думаю, в следующем году цены партнерских контрактов будут расти. Лига перекроит те затраты, которые сегодня имеет, и прибыль будет возвращаться в клубы.

— Как вы отнеслись к ситуации в ЦСКА в связи с решением убрать рекламу «Мегафона»?
— Я не хочу этот вопрос обсуждать. Там было очень много нюансов. Лучше на этот вопрос Сергей Фёдоров ответит. По-моему, даже он на него не стал отвечать.

— Почему получается такая ситуация? Игрок рижского «Динамо» за контакт с судьёй получил дисквалификацию. То же самое произошло с Денисом Платоновым. Почему же Александру Радулову ничего за это не было? А он ещё это сделал в круге для судей. Вы, как далеко не последний человек в лиге, как к этому относитесь?
Отношусь к этому отрицательно. Но есть один нюанс. Решение по поводу того, была или нет атака на судью, принимает тот арбитр, на кого было воздействие. Арбитр, на которого воздействовал Платонов, посчитал, что Денис на него воздействовал. А арбитр, на которого воздействовал Радулов, сказал, что ничего страшного не случилось. Это было дружеское похлопывание.

— Почему капитаном команды назначили Платонова, а не Мозякина?
— Это внутренняя «кухня» команды. Так решили мы, потому что любое мнение может быть субъективным. Мы же не проводим всенародное голосование. Такое решение приняли. Считаю, не ошиблись. Нас всё устраивает.

— Всем известно, что нынешнее материальное благополучие «Металлурга» связано с президентом клуба Виктором Рашниковым.
— «Металлург» — один из немногих российских клубов, чей бюджет не пополняется ни из региональных бюджетов, ни из госкорпораций.
Мы работаем над этим вопросом. И работаем со спонсорами вместе с Виктором Филипповичем. Пытаемся привлечь деньги региональные. Пытаемся сами зарабатывать. Как я уже говорил, есть вариант зарабатывать совместно с лигой. Конечно же, «Металлург» – это тяжелейшее бремя на плечах металлургического комбината. Перед менеджерами клуба, руководителями ММК, города и области стоит задача по постепенному снижению финансовой нагрузки. Совместная работа идёт. Поверьте, никто просто так, сложа руки не сидит. Наш хоккей постепенно движется вперёд. Если помните, когда раньше был локаут, ребята приезжали и даже не хотели тут остаться, потому что гостиницы, дворцы, раздевалки были не такими, как сейчас. А сейчас ребята начинают задумываться: почему бы не остаться здесь?

— И последний вопрос: почему Пол Морис не пришёл на пресс-конференцию в Ханты-Мансийске?
— А он пришёл на пресс-конференцию. В гостевую раздевалку пришла девушка, представительница «Югры», забрала его. Пол прождал пять минут, хозяев не было. Он извинился, встал, сказал: «Извините, мы улетаем, я не могу бесконечно ждать». Мало того, он попросил Илью Воробьёва остаться и ответить на вопросы. А через какое-то время пришёл Шепелев. Это ещё раз доказывает, какой Морис культурный человек.

Геннадий Величкин

Геннадий Величкин

Комментарии (0)
Партнерский контент