Новиков: сохранить желание хоккеистов играть...
Текст: Алёна Шилова

Новиков: сохранить желание хоккеистов играть...

Эксперт "Чемпионат.ру" тренер Юрий Новиков вынужденно, как он сам говорит, обратился к теме "Лады" и своей отставки из неё. Взгляд получился широким и даже выходящим за пределы Тольятти.
9 октября 2007, вторник. 23:05. Хоккей

Эксперт «Чемпионат.ру» тренер Юрий Новиков вынужденно, как он сам говорит, обратился к теме «Лады» и своей отставки из неё. Взгляд получился широким и даже выходящим за пределы Тольятти.

— Моя работа в «Ладе»- это один из самых интересных этапов в моей тренерской карьере. Мне по жизни, получается, достаются экстремальные ситуации, и я считаю, что справляюсь с ними. Кому-то нравится моя работа, а кто-то хочет рассказать, — но не доказать, естественно, потому что это невозможно, — что я что-то делаю не так…

Прочитав статью «В „Ладе“ правит республика ШКИД» в газете «Советский спорт», я порадовался за игроков, которых я честно и, как показало время, правильно готовил к сезону. Тренировал и, что немаловажно, воспитывал. Но некоторые вещи в этой статье не соответствуют действительности и, более того, – всё обстоит с точностью до наоборот. И я легко это сейчас докажу.

Моя работа в «Ладе» — это один из самых интересных этапов в моей тренерской карьере. Мне по жизни, получается, достаются экстремальные ситуации, и я считаю, что справляюсь с ними. Я ни разу не пожалел о том, что работал в «Ладе». А то, что моя работа принимается полярно и неоднозначно, говорит о том, что у меня есть свои особенности, которых некоторые не понимают или не хотят понимать. Кому-то нравится моя работа, а кто-то хочет рассказать, — но не доказать, естественно, потому что это невозможно, — что я что-то делаю не так.

Ситуация, с которой мы с Чеботарёвым столкнулись в начале сезона, была всем известна: «Лада» была на грани катастрофы – никто в команду не верил, игроки из команды бежали. Остались только те, кто или был не востребован, или находились на вторых, третьих номерах, не мечтая ни о каких лидерствах. Первое и единственное условие, которое я поставил перед Чеботарёвым – это то, что если я 26 июня, в день начала работы, не поставлю в строй 40 человек, смысла в моей работе не будет. В последствии число игроков в строю было доведено до 50 человек. Это связано с тем, что есть принципы, которые, на мой взгляд, неоспоримы – только конкуренция на начальном этапе подготовительного периода при становлении команды может заставить всех работать. А ещё — доведение своих тренерских идей, философии, взглядов на хоккей и на жизнь до игроков. И нужно, чтобы они обязательно эту философию приняли. И я глубоко убежден, что мне это удалось. Я видел, как ребята, которых я тренировал, относятся к этой работе. Поэтому я получил от этого огромное удовольствие. Ниже свои слова я подкреплю некоторыми цифрами.

Я сразу пообещал игрокам, что у них это будет лучший сезон, и сказал: «Самое страшное, если в конце сезона вы мне скажете: „Тренер, вот ты нас этому не учил“. Поэтому на каждой тренировке всё разбиралось до мельчайших подробностей. Объяснялось, зачем нужно то или иное упражнение на льду – что это даст самому игроку, а потом и команде. С первых же дней я сказал: „Думаю, что “Лада» это слышала до меня не часто, — что мы будем играть только в атакующий хоккей. И вот представьте психологию игрока, который был на вторых-третьих номерах, а ему говорят: «Ты будешь играть в атакующий хоккей, я в тебя верю, и ты будешь лучшим». Вот только на этом духовном понятии мы вообще и работали всю предсезонку, которая прошла как одна из самых лучших предсезонок в моей жизни. Ещё раз хочу выразить благодарность ребятам за то, что они выполняли все мои требования и разделили со мной эту философию.

С первых же тренировок, когда количество игроков было более 40 человек, и занятия при таком количестве проводить было очень сложно, я обратился к ребятам, сказав: «Без вашей помощи и организованности я ничего не смогу сделать, а если мы все будем дисциплинированными, то получим тот тренировочный процесс, который я хочу и который вам впоследствии принесет пользу». И с первых дней у нас не была провалена ни одна тренировка, не было отторжения тренерских идей и никаких капризных ситуаций со стороны игроков. Все игроки работали в предсезонку, как часы, за что я им благодарен.

Теперь по существу. Я благодарен Чеботарёву, который на подготовительном периоде выполнил все мои просьбы, касавшиеся только организации тренировок и турниров. Наш финский сбор навсегда останется для меня явлением. Я убедил Чеботарёва, чтобы туда мы взяли 41-го полевого игрока. Думаю, что любые тренеры, которые с таким количеством игроков сталкивались, понимают, что такое 40 человек и как надо организовать и провести тренировки, чтобы от этого сбора была максимальная польза. И могу сказать, что максимальную пользу от этого мы получили. Были дни, когда в холодном дворце в Финляндии я по шесть часов работал на льду. Думаю, это поймут даже те, кто стоят у конвейера. Но это была интересная работа и самое главное – творческая.

Никто не будет оспаривать фактов, которые имели место. Игроки приходили к руководству, или само руководство интересовалось у игроков, что это за Новиков такой, что он там делает и как команду тренирует. И если раньше «Лада» равнялась «работа» и это хорошо, то при Новикове «Лада» начала равняться понятию «интересная работа». Это понятие «интересная» в «Ладе» до этого не встречалось. И игроки приходили к руководству и говорили: «Нам с Новиковым интересно, его занятия на льду интересные». Мало того, один молодой игрок сказал однозначно: «С Новиковым я заиграю». Правда, сейчас он сидит в запасе.

Что касается частностей. Фраза про фигурное катание. Первое – нельзя оскорблять великий вид спорта. Великий – фигурное катание. Мужеству фигуристов и фигуристок мы, хоккеисты, сегодня можем только позавидовать и равняться на них. А что касается самой идеи «фигурного катания», то ею надо заниматься обязательно, потому что у нас в России, и в «Ладе» в том числе, игроки катаются очень слабо и даже просто не умеют, фактически, кататься. Поэтому — да, мы занимались, но только не фигурным катанием, а катанием на льду, и все упражнения были направлены на развитие технических качеств хоккеиста. Но самое главное, что я говорил своим игрокам: «Я не смогу сделать так, чтобы вы всех перебегали и перетолкали, мы должны передумать соперника. У нас больше должна работать голова и после игры и тренировки должны болеть не только ноги, а голова в первую очередь». И повторялась мысль о том, что мы должны играть в атаке, что наши нападающие будут сильнее любых защитников Суперлиги. Потому что защитники Суперлиги в общем-то средние, не выше.

Вернёмся к подготовительному периоду. У меня было два пути. Первый, может быть — он как раз в данной ситуации мог быть менее рискованным, то есть, я спокойно взял бы конспекты моих помощников и по ним мы бы провели предсезонную подготовку. Но я убежден, что для этой команды это был путь назад, и ей нужна совсем другая тренировка и философия. Поэтому я пошёл своим путём. Любой студент института физкультуры знает, что первые два месяца, — ну, я поскромничаю и скажу один месяц, — команда играет только за счёт резерва подготовительного периода. Только за счёт резерва! Это факт. Мне здесь могут возразить, и будут правы – а почему же команда начала так плохо, почему сразу стала проигрывать? Почему четыре поражения подряд? Во-первых, мы играли не с такими слабыми соперниками. А во-вторых, есть ещё один очень важный показатель, который вообще не оспаривается, который я проанализировал. Показатель этот называется — заброшенные шайбы. Ведь любому понятно, что в атаке команда тратит больше сил, чем в обороне, и забивать шайбы намного сложнее, чем пропускать.

Та прошлогодняя команда, укомплектованная, сытая и имевшая всё — за первые десять матчей набрала 13 очков. Команда, которую готовил Новиков, но не дотянул даже до 10 матчей, набрала 11 очков. И это — ослабленная «Лада», где собрались игроки вторых — третьих номеров. Я делаю однозначный вывод, что прошлогодняя предсезонная подготовка была неправильная, провальная и просто неграмотная. Идея там была только одна – «нагрузить» игрока и не развивать его качества…

Я провёл сравнительный анализ десяти первых матчей команды «Лада» прошлого сезона и этого. В прошлом сезоне команда была очень хорошо укомплектована и обеспечена финансово. Мне даже страшно называть сейчас порядок тех зарплат игроков. Но эти зарплаты были такие, что от игроков смело можно было требовать самых больших задач.

Тем временем, команда тогда тренировалась по накатанной колее, по тем самым «старым конспектам». Я здесь ни в коем случае не хочу затронуть Петра Ильича Воробьёва, потому что он уже не работает в «Ладе». Я говорю только о прошлогодней предсезонной подготовке, которую проводили всем известные тренеры. А эту предсезонку проводил тренер Новиков.

И теперь что я интересного отметил. Та прошлогодняя команда, укомплектованная, сытая и имевшая всё — за первые десять матчей набрала 13 очков. Команда, которую готовил Новиков, но не дотянул даже до 10 матчей, набрала 11 очков. И это — ослабленная «Лада», где собрались игроки вторых — третьих номеров. И она набрала всего на два очка меньше, чем та, намного более сильная, команда. Я делаю однозначный вывод, что прошлогодняя предсезонная подготовка была неправильная, провальная и просто неграмотная. Идея там была только одна – «нагрузить» игрока и не развивать его качества.

Есть ещё один очень важный показатель работы тренера, который, как правило, нигде не отмечается. Помимо роста мастерства игрока есть ещё один интересный момент. И опять я не поленился его проследить и сейчас вам расшифрую. Это касается заброшенных шайб. Я с первых дней говорил, что «Лада» будет играть только в атаке, другого хоккея у нас не будет, и мы будем забивать по три шайбы за игру минимум. Хочу сказать, что на последнем турнире в Мытищах наша команда установила рекорд – с одним из соперников мы бросили за игру 42 раза. Это мой личный рекорд, и я думаю, что рекорд «Лады» тоже, и выиграли мы тот третий период со счётом 3:1. Это был последний турнир перед чемпионатом и основной показатель правильности проведённой предсезонной подготовки и готовности команды к сезону.

Но я всегда говорил игрокам, что правильная работа и результат, к сожалению, могут и не вязаться. И что получилось в сравнительном анализе цифр по предсезонке прошлогодней, проведённой, как теперь утверждают, «правильно», и по «неправильной» предсезонке Новикова? Оказалось, что после 10 матчей команды, «Лада» та и «Лада» эта, забросили одинаковое количество шайб: 20 шайб прошлогодняя «Лада», где играли более сильные игроки и в защите, и в нападении, и 20 — ослабленная «Лада». Делайте вывод сами. По-моему, всё – на поверхности.

Самое интересное, и это вообще мистика какая-то — «Крылья Советов» в прошлом году под руководством Новикова, пройдя просто немыслимую предсезонку, когда у нас была вообще одна клюшка на двоих, и не было проведено ни одного сбора, забросила после 10 матчей… 20 шайб. Это ли не показатель атакующих — и, главное, действующих — принципов тренера Новикова?

Что ещё подтверждает правильность моего пути и нагрузок? Для того чтобы играть в атаке, надо не просто призывать бежать вперед. Надо объяснить и научить этому игрока. А самое главное – его надо подготовить физически, потому что для того, чтобы забросить шайбу, надо приложить больше усилий, надо вскрыть оборону и забить, а разрушать просто физически легче, чем забивать. Так вот, «Лада» уже забила в этом сезоне столько шайб только за счёт правильного подготовительного периода и в тактическом, и в физическом плане.

Вот у меня всегда стоял вопрос – да, можно провести тренировку с баллонами, жилетками и прочим. Но это могло пойти в ущерб моей технической программе, а мне было просто жалко терять на это время ледовой тренировки. Поэтому основное, — и это ещё, раз подтвердило правильность моего направления, — было построено на философии, на технике хоккея и на желании играть…

Поэтому эти сравнительные моменты оказались для меня очень интересны? Признаюсь, я к ним только сейчас обратился. Меня вынудили сделать это мои оппоненты. И я хочу обратиться к тем, кто спорит и хочет вернуть нас в старую колею: да, было много хорошего в нашей советской школе, и то, что мы отошли от неё в хоккее, именно в плане работы на льду, было самое серьёзным упущением. Но сегодня работа может строиться по-разному. Это уже доказали и шведы, и финны, и канадцы. И каждый должен идти своим путём. И не стоит говорить, что только одно может считаться правильным – может, всё-таки посмотреть, что делают другие, в каких условиях они работают. В таких условиях, в которых работал я, ещё не каждый тренер бы согласился.

Конечно, можно было усилить предсезонку... Вот у меня всегда стоял вопрос – да, можно провести тренировку с баллонами, жилетками и прочим. Но это могло пойти в ущерб моей технической программе, а мне было просто жалко терять на это время ледовой тренировки. Поэтому основное, — и это ещё, раз подтвердило правильность моего направления, — было построено на философии, на технике хоккея и на желании играть. И главное, что нам удалось сделать на основе этих интересных тренировок – сохранить желание хоккеистов играть. Они поверили в свои силы. Многие ребята раскрылись, и я уверен, что у них хорошее будущее. Поэтому я с чистой совестью вспоминаю свою работу в «Ладе».

А что касается моих принципов, то один специалист, с которым я часто спорю, Борис Александрович Майоров, сказал как-то, что мне не хватает жёсткости. Я думаю, что он очень сильно ошибается. Вся моя работа построена на жесточайших принципах, и игроки в команде это знали. Я бы не хотел приводить примеры моих поступков, связанных с борьбой за очищение команды. Поэтому с уважением ко всем, с благодарностью к тем, кто доверил мне эту работу, я говорю — я просто влюблен в этих игроков, и мне очень жалко, что их втягивают в грязные игры. За это мне обидно, потому что мы шли по другому пути. Но я уверен, что у этой команды есть перспектива. И первый камень фундамента закладывали я и Чеботарёв.

И последнее, что я хочу сказать. Это снимает все сомнения. При увольнении из «Лады» я получил на руки трудовой договор. Приступая к работе, мы с Чеботарёвым договорились, что я работаю год, а дальше мы посмотрим. Так вот, при увольнении мне вручили трудовой договор, подписанный без меня, и заключен он был на два года. И дата стояла — 20 августа, за две недели до старта чемпионата. То есть, для руководства и игроков команды было совершенно очевидно, что Новиков — это тот тренер, который нужен «Ладе».

Дальше всё может меняться, но игра в атаке, которую я поставил — её практически поменять нельзя. А оборона – она зависит едва ли не полностью от игры вратаря. Какие-то моменты могут быть дополнены, применены, но уже после того, когда команда прошла предсезонку и готова. Об этом нормальные люди даже не спорят. Когда тренер, который возглавил команду после меня, говорит, что ему нужен месяц, он говорит правильно, но тем самым он дает понять, что только после месяца работы он гарантирует то, что команда начнет выигрывать. Но команда-то начала выигрывать сразу! Через четыре дня после моего увольнения. Не через месяц, а через четыре дня. Вот вопрос, на который пусть каждый отвечает сам…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, станет обладателем Кубка Стэнли?
Архив →