Интервью с директором «Сарыарки»
Фото: Официальный сайт Федерации хоккея Казахстана
Текст: Федерация хоккея Казахстана

А. Нигматулин: Караганде была необходима команда

Аргын Нигматулин, руководитель карагандинской "Сарыарки", рассказал о себе и своей семье.
10 декабря 2012, понедельник. 22:00. Хоккей
— Для начала расскажите читателям о себе.
— Я являюсь коренным карагандинцем, окончил Политехнический институт, работал на шахте. Затем учился в аспирантуре, защитил диссертацию на соискание учёной степени, кандидат технических наук. Потом вернулся работать по специальности — на шахту. В 1995 году перешёл в исполнительную власть. С 1995 по 1997 год работал руководителем аппарата акима, затем меня пригласили в Центр по недвижимости, где работал до 2006 года. Ко мне уже тогда подходили многие хоккеисты, любители и говорили, что городу необходима своя команда. И когда в 2006-м Нурлана Зайруллаевича Нигматулина назначили акимом области, я убедил его создать хоккейный клуб. Так появилась "Сарыарка".

— А кто придумал название – "Сарыарка"?
— Это была идея главы области. Он сказал, что мы живём на территории, которую казахи много лет называли "Сарыарка", такое название и будет у команды.

— А как вы попали в хоккей?
— К моменту создания команды я несколько лет играл в хоккей на любительском уровне. Друзья пригласили на каток, и меня настолько это увлекло, что я решил научиться хорошо кататься.

— Так вот откуда у вас появилась любовь к хоккею?
— Да. И с тех пор я практически не пропускаю ни одного занятия по хоккею. Глядя на нас, было создано несколько групп любителей хоккея. Сегодня их в городе порядка десяти. Когда я вышел на пенсию на шахте по выслуге лет, тогда же мне предложили возглавить клуб. Конечно, период становления команды был очень трудный: не было достаточного уровня хоккеистов. Я сразу сделал ставку на то, чтобы у нас работали свои кадры. Так были приглашены в команду Дима Шалабанов, Павел Дума, Владимир Князев. Я и сейчас постоянно в поиске специалистов для клубной работы. Сейчас пытаемся вести работу по повышению уровня детско-юношеских школ в регионе. Но, к сожалению, на это не всегда достаточно времени, и не всегда наши инициативы находят понимание. Например, я хотел создать группу для малообеспеченных семей и детей из детских домов, поскольку у этой категории населения нет возможности и средств для приобретения спортивной формы. Мы хотим, чтобы они приходили на тренировки, им давали форму. Однако в хоккейной школе под разными предлогами отказываются от этой инициативы. Но мы всё равно будем продолжать эту работу. Идей очень много.

— Но ведь для этого нужна ещё и база?
— Этот вопрос мы тоже прорабатываем. Хотим класс создать в детско-юношеской школе олимпийского резерва.

— Многие знают вас именно как руководителя. Но вы же не 24 часа заняты работой? Расскажите, какой вы вне хоккея?
— Вообще, когда я шёл на эту работу, думал, что это будет небольшая нагрузка, а оказалось, что хоккей настолько увлекает, что получается, что думаю о нём круглыми сутками. Уже даже в семье смеются, говорят, как так, мы думали, у тебя здесь будет меньше работы, а ты целыми днями пропадаешь на хоккее.

— Жена не ревнует к хоккею?
— Ревнует уже, ревнует (смеётся).

— Так какой вы вне хоккея?
— Вне хоккея я постоянно говорю и думаю о хоккее. Поэтому интервью может быть и должно было быть без хоккея, но не получается…. А вообще, вне работы я общаюсь с семьёй, а она у меня очень спортивная. Все катаются на горных лыжах, играем в большой теннис, устраиваем семейный турниры. Кроме того, каждый сам по себе старается развиваться. Дочка, например, читает книги своего уровня, супруга своё, я – тоже читаю. Но в целом мы вечером часто садимся и вместе обсуждаем увиденное и прочитанное. Любим на домашнем кинотеатре просматривать фильмы.

— Что смотрите?
— Обычно мы вместе идём в магазин, долго спорим, какой диск купить. После этого уже садимся дома, смотрим. Смотрим разные жанры. Последний фильм, который посмотрели, "Миллионер поневоле". Вроде бы кинокомедия, но она с таким познавательным смыслом, что не деньги самое главное. Поскольку дочка учится в Алматы, часто туда езжу. В Алматы мы очень много ходим по горам, занимаемся фитнесом, посещаем концерты. В последний раз мы посетили американский рок-балет, и я был просто поражён: как без слов, с помощью пластики передать столько смысловой нагрузки. Также всей семьёй ходим на дискотеки, любим потанцевать. Причём все: и большие дети, и маленькая дочка.

— Сколько лет вашей дочке? Расскажите о ней.
— Ей уже 14. Уже на каблуках ходит. Уже какие-то переживания личные: волновалась вот, пригласит ли парень на день рождения, потом — уф… пригласил (смеётся). А вообще, она у меня занималась фигурным катанием, неплохо выступала. На неофициальном чемпионате мира в Будапеште заняла 12-е место среди 37 представителей. Была призёром зимней спартакиады Республики Казахстан.

— А чему стараетесь научить дочь?
— Скорее, детей и внуков…. У меня три внучки и один внук. Самой старшей внучке 15 лет, а младшей 2 года. И мы свою жизнь посвящаем, так же, как и наши родители, становлению личности детей и внуков. Дети уже выросли, и мы их учим основным жизненным принципам, которым нас научили родители. Мы говорим им о том, что каждый из нас должен быть патриотом и полезен своему обществу. Как это
Сейчас пытаемся вести работу по повышению уровня детско-юношеских школ в регионе. Но, к сожалению, на это не всегда достаточно времени, и не всегда наши инициативы находят понимание. Например, я хотел создать группу для малообеспеченных семей и детей из детских домов, поскольку у этой категории населения нет возможности и средств для приобретения спортивной формы. Мы хотим, чтобы они приходили на тренировки, им давали форму. Однако в хоккейной школе под разными предлогами отказываются от этой инициативы.
получается – это покажет жизнь. Но в целом, нам кажется, что они воспринимают всё правильно, что они развиваются.

— Ваше жизненное кредо – не останавливаться на достигнутом?
— Да. Мне 57 лет, и я стараюсь быть в хорошей спортивной форме, стараюсь быть в курсе всех политических и спортивных событий. Люблю красиво одеваться. Это, наверное, потому, что раньше не было такой возможности. На шахте была спецодежда, и на государственной службе тоже приходилось соблюдать этику.

— А похулиганить или поэкспериментировать в одежде можете?
— Рваные джинсы я не надеваю. Но одеться красиво, манипулируя, экспериментируя с цветовыми гаммами, учитывая современные веяния моды — это я могу. И одеваю. Иногда это, конечно, вызывает у домашних критику, но, по мнению окружающих, у меня получается.

— Какие цвета любите?
— Цвета люблю красный, голубой, черный, редко – серый.

— Вы любите читать. Что читаете?
— Люблю читать разноплановую литературу, но читаю под настроение. Допустим, последнее, что прочитал, — "Шантарам" — роман австралийского писателя Грегори Дэвида Робертса. Когда бываю один, тогда пытаюсь читать и Коран, и Библию. Но это крайне редко, потому что, оказывается, чтение этих книг требует определённого состояния души. Я пробовал их читать в самолёте – абсолютно не воспринимается. А когда один закрываешься и определённый настрой…

— Какое у вас любимое произведение?
— Не могу сказать. Если бы я собрал свой сборник произведений, то получился бы такой "салат", что многие бы не поняли. Там были бы стихи Константина Симонова, который писал о войне, мне очень нравится Сергей Довлатов. Нельзя сказать, что я приверженец одного автора или произведения. Очень нравится живопись. Я её воспринимаю так: сначала посмотрю что-то, потом начинаю читать о ней, сравнивать свои ощущения, с мнениями сильных мира искусства. Радуюсь, когда нахожу хорошие стихи каких-то неизвестных писателей. Например, есть такой Алексей Головатый. "Только брюхом блага жизни меряя, равнодушно смотрят небеса. Может, потому они и звери, что совсем не верят в чудеса". В жизни всегда надо верить в чудеса. Особенно в хоккее (смеётся). Ещё очень люблю общаться с людьми, отстаивать их интересы. Я с детства часто попадал в жизненные ситуации, когда защищал людей на улице. И сейчас если где-то вижу несправедливость, всегда помогаю, не остаюсь равнодушным.

— Как можете отреагировать на несправедливость?
— Очень остро. До сих пор, несмотря на зрелый возраст, я очень остро переживаю, когда к людям несправедливы, когда их пытаются обмануть.

— А в драку можете полезть?
— Нет, не было такой ситуации. Но если надо, то я в хорошей физической форме.

— А есть какая-то мечта, которая ещё не сбылась?
— Да много о чём…. Но они ещё реализуемы. Я бы с удовольствием научился играть на пианино. Мечтаю научиться водить самолёт. Недавно получил права на судовождение, могу водить яхты. Это тоже очень интересно – это целое искусство. Сбудутся – не сбудутся – это другое. В юности, когда тренировался, мечтал стать чемпионом СССР по боксу.

— Что помешало?
— Таланты! Думаешь, они не мечтают на Олимпиаде выступить (показывает на команду)? Но надо объективно смотреть. Просто были люди, у которых это получалось гораздо лучше, чем у меня. Поэтому я стал чемпионом Казахской ССР, а они — Советского Союза.

— А есть такие моменты в вашей жизни, которые бы вы хотели вернуть и изменить или прожить заново?
— Я часто над этим задумываюсь. Я бы ничего в жизни не менял, кроме одного, и призываю к этому всех молодых людей и все семейные пары. Сейчас есть все возможности, голод никому не грозит. И если бы можно было прожить жизнь заново, у меня было бы больше детей, чем есть сегодня.

— Сколько у вас детей? Какого возраста?
— У меня трое детей — две дочки и один сын. Взрослой самой 33 года, младшей – 14 лет. Сыну 26. Да, и три внучки и один внук. Старшей внучке 15 лет, а младшей – 2 года.

— А внукам много времени уделяете?
— Нет. Я считаю, что внуками должны заниматься родители. Я не отношусь к той категории дедушек, которые целыми днями проводят с внуками. Мы с ними, если выезжаем в отпуск, много проводим времени. А в целом мы ждём, когда они подрастут, чтобы с ними можно было путешествовать. Младшие пока больше к маме с папой тянутся, а старшие уже с нами проводят отпуск. Мы с ними можем на дискотеки сходить, в караоке петь.

— Вы ещё и поёте?
— Нет, мы поём на любительском уровне, но так, чтобы провести вместе семейный вечер.

— Какие у вас есть увлечения?
— Я в хоккей играю, вожу яхту, хочу научиться управлять самолётом или вертолётом. А ещё я очень люблю собак. У меня несколько собак породы алабай – это среднеазиатская овчарка. Я их развожу в совхозе, дома держу. И хотел бы внести какую-то лепту в развитие этой национальной породы.

— А почему именно собаки?
— Собаки… мне нравится за ними наблюдать. Стая — это своеобразная мини-модель человеческого общества. У них иерархия есть, порядок, подчинение. Кто неправильно ведёт, их наказывают, как и в обществе. Всё, что в человеческом обществе есть. И потом они очень преданные. С ними очень интересно, я их понимаю. Очень хорошо с ними разговаривать, потому что они не возражают.

— У вас свой дом. На земле возитесь? Грядочки…
— Нет… В огороде возиться я, честно, не очень люблю. Потому что не понимаю этого. Да и вообще образ у меня получается мастер на все руки – тракторист широкого профиля, механизатор. По дому возиться люблю. Нас с детства научили, что порядок должен быть во всём.

— У вас дома всё должно быть по полочкам?
— Да. Я считаю, что порядок должен быть. Как говорится, дисциплина бьёт класс. Это относится и к хоккею.

— С недавнего времени вы стали ещё и депутатом областного маслихата.
— Да, но это во второй раз.

— Чем вас привлекает политика?
— Нельзя сказать, что это большая политика. В депутаты я пошёл потому, что там представлены все категории общества, но практически нет представителей от спорта. Не все знают, как поднимать проблемы спорта. И я на всех заседаниях поднимаю спортивные вопросы, а как это получается, пусть оценивают окружающие.
Семья Аргына Нигматулина

Семья Аргына Нигматулина

Источник: Федерация хоккея Казахстана
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →