Редактор КХЛ-ТВ Роман Чернявский – о своём канале
Фото: Из личного архива Романа Чернявского
Текст: Фарид Бектемиров

За кулисами. "Трибуна". Часть 2

Роман Чернявский – о пиетете перед Гимаевым, нежелании клонировать "Первую пятёрку", фишках "Трибуны" и связи "КХЛ Style" и розовых шарфов.
12 декабря 2012, среда. 09:00. Хоккей

Ссылка на предыдущие части проекта «За кулисами»

– Как вы стали редактором КХЛ-ТВ?
– Редактором я стал с нынешнего сезона, до этого я работал на «НТВ-Плюс», в программе «Игровой вечер». Делал сюжеты в том числе и для КХЛ-ТВ. С начала этого сезона я стал работать непосредственно в «КХЛ-Маркетинг». В тележурналистике я работаю с 2005 года, то есть уже семь… в феврале будет восемь лет. Я всегда занимался именно спортивной журналистикой – сначала на региональном канале, потом переехал в Москву.

– Сейчас вы ведёте передачу «Трибуна»… Почему, собственно, такое название? Оно было бы логично, если бы каждый мог в ней высказываться, но у вас ограниченный круг экспертов.
– С «Трибуной» получилась интересная история. Она замышлялась именно в том ключе, что каждый, кто имеет желание, может прийти и высказать свою точку зрения. С начала сезона она выходила раз в две недели, однако вскоре мы посчитали, что этого мало. Стало понятно, что нужно увеличивать, скажем так, «разговорную» часть канала, чтобы действительно приходили люди и высказывались по животрепещущим вопросам, поднимали свежие инфоповоды. Поэтому мы сделали программу ежедневной. Каждый день по будням она выходит.
В итоге она и получается «трибуной» в том смысле, что вы имеете в виду. Просто не каждый день есть новые люди, имеющие какую-то интересную точку зрения по злободневным вопросам. На прошлой неделе к нам приходил Юрис Савицкис из рижского «Динамо» (председатель совета «Динамо» и глава компании «Итера Латвия», спонсора клуба. – Прим. «Чемпионат.com»). Он сам позвонил, попросил о встрече, потому что хотел объяснить, что сейчас происходит в рижской команде.
А эксперты, журналисты, комментаторы – это люди, которым всегда есть что сказать, что обсудить. К тому же им легче прийти, потому что они работают и живут здесь постоянно, у них, в отличие от хоккеистов, нет тренировок в первой половине дня. Это важно,

Роман Чернявский

Роман Чернявский

потому что по факту программа выходит в полупрямом эфире, назовём это так. Она пишется и сразу отправляется в эфир – практически без монтажа.

– Через какое время её уже показывают?
– В течение часа. При монтаже, по сути, клеится только первая и финальная заставки и титры. Всё пишется одним куском. Бывает, что мы перебираем по хронометражу, заговариваемся с гостем. Приходится какие-то части вырезать, но это очень редко случается. Сегодня вот с Димой Фёдоровым три секунды перебрали, пару слов вырежем, но это не принципиально.

– На КХЛ-ТВ довольно много передач, похожих по формату. Приглашается какой-то медийный человек – эксперт, комментатор, хоккеист – и что-то интересное рассказывает. У «Трибуны» есть какая-то фишка, отличающая её от других?
– Есть такая. «Трибуна» – неформальная программа. В ней позволительна дружеская беседа, с шутками, с прибаутками. Во всяком случае, мы стараемся её такой делать. Получается не всегда. Точнее, не со всеми. С Сергеем Наильевичем Гимаевым, например, не пошутишь…

– А мне казалось, что у Сергея Наильевича как раз отличное чувство юмора…
– Да, он, конечно, любит пошутить, но тут сказывается моё личное отношение к нему. Я к Сергею Наильевичу отношусь с большим пиететом. Не получается у меня с ним юморить. С другими, к счастью, получается. Хочется, чтобы помимо аналитической программы, которая сейчас есть на канале и которую мы пытаемся привести в достойный вид, было и неформальное общение.
«Трибуна» идёт в противовес каким-то другим программам. У той же «Переклички», скажем, свой формат. Там ведущая Маша Титова показывает хоккей не с профессиональной стороны, а приглашает людей и спрашивает то, что ей самой интересно. Человек, который не очень погружён во всю эту хоккейную круговерть, который не очень в теме, может получить много информации, которая раньше была ему недоступна.

– На КХЛ-ТВ нет перебора с программами, где развлекательная часть, возможно, даже преобладает над профессиональной? Тут и «Проброс», и «Перекличка», и «КХЛ Style», и ряд других…
– Да, эти программы есть. Но нужно понимать, что аудитория КХЛ-ТВ – это не только люди, знающие хоккей от и до…

– То есть вы стараетесь привлечь не чисто хоккейную аудиторию?
– Эта аудитория маленькая. Людей, разбирающихся в хоккее и интересующихся хоккеем, очень немного. Достаточно сравнить количество комментариев к футбольным и хоккейным статьям. Разница огромная. Поэтому такие программы и существуют – чтобы привлекать к хоккею другую аудиторию.

– С «Деталями» не переборщили в этом направлении?
– Когда эта программа шла, я ещё не работал на КХЛ-ТВ. Сейчас её сняли. Вот, собственно, и ответ на ваш вопрос.

Роман Чернявский

Роман Чернявский

– Тогда расскажите, что появилось уже при вашем участии?
– Появилась «Трибуна», появилась «Лига P.S.». Я занимаюсь в основном этими передачами. Ещё в разработке есть новый проект по евротурам. Канал КХЛ-ТВ сейчас старается по максимуму показывать весь хоккей, который есть. После первого этапа вышел фильм «Евротур по-фински», сейчас мы будем снимать по Кубку Первого канала. Отдельный фильм будет по молодёжной сборной.
И в программы мы стараемся приглашать гостей, связанных не только с лигой, клубами, но и со сборной. В «Перекличку» к Маше Титовой недавно, перед суперсерией, приходил генеральный менеджер «молодёжки», и игроки молодёжной сборной приходят. После победы в серии у неё в гостях был Андрей Миронов.
Ещё у нас есть программы о городах, о внутренней жизни клубов, чтобы зритель мог погрузиться в хоккейную атмосферу. Для женской аудитории есть «КХЛ Style»…

– По-вашему, реально привлечь женщин такими проектами?
– Ну, продаются же розовые фанатские шарфы. С одной стороны, болельщицкая «роза». С другой – женский аксессуар.

– Вы освещаете и следж-хоккей…
– Да, никто о нём особо не знает, а у российской сборной, между прочим, стоит задача выиграть Паралимпиаду. И занимаются этим спортом люди не менее, а может, даже и более героические, чем обычные хоккеисты. У нас же всё-таки не Канада, где есть все условия. У нас путь до арены для следж-хоккеистов – целый подвиг.

– Перед Играми следж-хоккей стал развиваться…
– Сейчас этот спорт развивается, но всё равно он у нас пока на зачаточном уровне. Один человек только встал на лёд и уже через три дня был вызван в сборную. Представляете, насколько людей не хватает? И какие задачи при этом ставятся.

– Расскажите о «Лиге P.S.». Сюда всегда приходят три гостя…
– Не всегда. Бывает, кто-то задерживается, кто-то стоит в пробке. Но чаще всего – да, в гостях у Юртаева один эксперт, один тренер (или игрок) и журналист. Сейчас вот выходит программа с Каменским, Мышкиным и Шевченко. Такой подбор делается, чтобы дать зрителю возможность посмотреть на ту или иную проблему с разных сторон. Чтобы он получил весь спектр мнений.

– Не было мысли пригласить на программу сразу нескольких журналистов, по примеру «Первой пятёрки»? Всё же Шевченко против тренеров – это неравный бой…
– Зачем же делать клон «Первой пятёрки»? К тому же у игроков и тренеров зачастую другой взгляд на

Роман Чернявский

Роман Чернявский

вещи, отличающийся от взглядов Федотова или Шевченко.

– Плюс вы стали больше освещать ВХЛ и МХЛ…
– Да, у ВХЛ появилась своя программа, рассказывающая о жизни клубов, у обеих лиг появились трансляции. Канал старается расширяться, рассказывать не только о том, что происходит в Континентальной лиге… Это хоккейный канал. Наверное, неправильно было не рассказывать, что происходит в хоккее. КХЛ – это часть большого сообщества. В конце концов, игроки, выступающие в клубах, играют и за сборные.

КХЛ – это вершина айсберга. А в низших лигах – РХЛ или МХЛ-Б – порой происходят страшные вещи. В Тамбове избили хоккеиста, в «Рысях» избили… Эта сторона хоккея канал интересует?
– Мы всё это освещаем в формате новостей. Дважды в день у нас выходят новостные выпуски, и туда такие новости попадают. Почему не организовать расследование? Ну, во-первых, у нас недостаточно человеческих ресурсов, чтобы отправлять корреспондентов по таким поводам. А во-вторых, сама тема здесь всё-таки не совсем хоккейная. Скорее – криминальная. У нас сюжеты о криминале выглядели бы так же странно, как сюжеты о хоккее в журнале Cosmopolitan.

– На телеканале работает много журналистов, не имевших ранее большого опыта на телевидении. Это такая политика – приглашать свежих людей?
– По поводу политики я, наверное, не смогу ответить. Но телевизионных хоккейных людей ведь и так достаточно мало. Их можно пересчитать по пальцам. Это одна из главных проблем нашей хоккейной журналистики – компетентных кадров не хватает. А телевидение – это очень специфическая область, в которой помимо умения писать нужно ещё очень много всего уметь. Если говорить о больших хоккейных специалистах, можно назвать разве что Александра Хаванова и Сергея Гимаева.

– Если уж переходить на личности, не могу не спросить о том знаменитом случае, когда вы перепутали Андерссона с Левандовским.
– Случай был очень курьёзный (смеётся). В моей практике такого никогда не случалось. Я просто не понимал, что мне делать. Мы стоим в подтрибунном помещении, в микст-зоне, ждём хоккеистов. Первыми выходят тренеры, и у Владимира Чебатуркина начинается конфликт с помощником тренера «Северстали», причём конфликт серьёзный. Они чуть ли не драться начинают, а игроки их разнимают. Я одним глазом смотрю на оператора, другим – на выходящих игроков. Точнее, даже не на них, а на номера, потому что помню, что мне нужен 11-й номер – Эдуард Левандовский.
Почему смотрю на оператора? Просто игроки не любят стоять на «точке», когда оператора ещё нет. Они начинают нервничать, пытаться уходить.
Так вот, я вижу – идёт человек, у него на руке «единичка». Я его хватаю, не глядя, хватаю оператора, представляюсь, поворачиваюсь и понимаю, что всё… В лицо я его, конечно, узнал (смеётся). В этот момент у меня русские слова, шведские, английские – всё в голове смешалось. Понимаю, что это идёт в прямом эфире… Ну, получилось так, как получилось.

– На самом деле, вы очень здорово выкрутились. Далеко не каждый смог бы так сориентироваться, не «зависнуть»…
– Просто на английском языке нужно выучить несколько вопросов, чтобы они автоматом всплывали в голове на случай таких ситуаций. К сожалению, вопрос был нетипичный, и с Левандовским я совсем о другом хотел поговорить. Да и английского мне хватает для разговоров с игроками или за границей… На хорошем английском я не говорю. Кстати, с Юнасом мы встретились на следующем матче, посмеялись. Я ему объяснил, как всё получилось, мы пожали руки и разошлись.

P.S. Некоторые волнующие болельщиков темы, касающиеся составления сетки трансляций или чёрных полос по бокам, оказались вне компетенции Романа. Но об этих проблемах мы поговорили с главой департамента телепроектов КХЛ Натальей Чайковской. И результаты этой беседы опубликуем уже вне проекта «За кулисами», в ближайших обзорах или превью игрового дня КХЛ.

Роман Чернявский

Роман Чернявский

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →